Определение СК по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 19 декабря 2019 г. по делу N 8Г-4528/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Изоткиной И.В, судей Козлова А.М, Петровой Н.А, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-1727/2019 по иску Скобелевой Ирины Никиточны к Скобелеву Андрею Владимировичу, Скобелевой Елене Владимировны о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки, разделе совместно нажитого имущества, по кассационным жалобам Скобелева Андрея Владимировича, Скобелевой Елены Владимировны на решение Королевского городского суда Московской области от 29 мая 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 7 октября 2019 г, заслушав доклад судьи Козлова А.М, выслушав объяснения Скобелева А.В, действующего в своих интересах и как представитель Скобелевой Е.В, поддержавшего доводы кассационной жалобы, установила:

Скобелева И.Н. обратилась в суд с иском к Скобелеву А.В, Скобелевой Е.В. о признании недействительным договора дарения квартиры, расположенной по адресу: "адрес" заключенного 31 марта 2017 г. между ответчиками, применении последствий недействительности сделки и признании за истцом права собственности на 1/2 долю спорного жилого помещения.

Исковые требования мотивированы тем, что в период брака, заключенного между Скобелевой И.Н. и Скобелевым А.В, приобретена указанная квартира, право собственности на которую было зарегистрировано за последним. После расторжения брака 18 мая 2016 г, истец выдала Скобелеву А.В. согласие на продажу квартиры для последующего раздела денежных средств между бывшими супругами. После обращения 10 декабря 2018 г. в Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Московской области она узнала, что собственником спорной квартиры является Скобелева Е.В. на основании договора дарения от 10 апреля 2017 г. Поскольку согласия на совершение данной сделки она не давала, считает её недействительной.

Решением Королевского городского суда Московской области от 29 мая 2019 г, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 7 октября 2019 г. исковые требования удовлетворены.

Договор дарения квартиры, расположенной по адресу: "адрес", заключенный 31 марта 2017 г. между Скобелевым А.В. и Скобелевой Е.В. признан недействительным.

Спорная квартира возвращена в собственность Скобелева А.В.

Из Единого государственного реестра прав недвижимости исключена запись о регистрации права собственности на указанную квартиру за Скобелевой Е.В.

Данная квартира признана совместно нажитым имуществом Скобелевой И.Н. и Скобелева А.В. и произведен её раздел, путем признания права собственности по 1/2 доли за Скобелевым А.В. и Скобелевой И.Н.

Со Скобелева А.В. и Скобелевой Е.В. в равных долях взысканы в пользу Скобелевой И.Н. расходы по оплате услуг представителя в размере 20 000 руб, расходы на проезд в размере 22 497, 12 руб, расходы на проживание в размере 4 000 руб, расходы по уплате государственной пошлины в сумме 37 800 руб.

В кассационных жалобах Скобелев А.В. и Скобелева Е.В. ставят вопрос об отмене обжалуемых судебных постановлений как незаконных.

При рассмотрении дела судебная коллегия руководствуется частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), согласно которой обжалуемые акты подлежат проверке в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобах.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия приходит к следующему.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Скобелев А.В. и Скобелева И.Н. состояли в зарегистрированном браке с 21 июля 1984 г. по 11 марта 2016 г.

В период брака на основании договора уступки права требования N 029 от 20 декабря 2005 г. ими приобретена квартира, расположенная по адресу: "адрес", право собственности на которую зарегистрировано за Скобелевым А.В.

18 мая 2016 г. Скобелева И.Н. оформила согласие Скобелеву А.В. на продажу указанного жилого помещения.

31 марта 2017 г. между Скобелевым А.В. и Скобелевой Е.В. заключен договор дарения спорной квартиры.

Разрешая спор и удовлетворяя требования, суд первой инстанции, с которым согласился суд апелляционной инстанции, руководствуясь положениями пункта 3 статьи 35, пункта 1 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации, статей 153, 166, 167, 253, 572 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходил из того, что на спорное имущество распространяется режим совместной собственности супругов, в силу чего правоотношения по распоряжению данным имуществом регулируются нормами семейного законодательства. Поскольку нотариально удостоверенное согласие Скобелевой И.Н. на отчуждение бывшим супругом по договору дарения квартиры отсутствовало, суд признал указанный договор недействительным, применил последствия недействительной сделки и произвел раздел совместно нажитого имущества.

Изучив изложенные в жалобе доводы и принятые по делу судебные акты, судебная коллегия приходит к выводу о наличии оснований, предусмотренных частью 1 статьи 379.7 ГПК РФ, для отмены обжалуемых судебных постановлений исходя из следующего.

В соответствии со статьей 2 Семейного кодекса Российской Федерации семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

Таким образом, предметом регулирования семейного законодательства являются, в частности, имущественные отношения между членами семьи - супругами, другими родственниками и иными лицами. Семейное законодательство не регулирует отношения, возникающие между участниками гражданского оборота, не относящимися к членам семьи.

Как установлено судом, брак между Скобелевой И.Н. и Скобелевым А.В. прекращен 11 марта 2016 г.

Оспариваемый истцом договор дарения спорной квартиры заключен 31 марта 2017 г, то есть тогда, когда Скобелев А.В. и Скобелева И.Н. перестали быть супругами, владение, пользование и распоряжение общим имуществом которых определялось положениями статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, и приобрели статус участников совместной собственности, регламентация которой осуществляется положениями Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 2 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом.

В соответствии с пунктом 3 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

Исходя из положений вышеприведенных правовых норм суду при разрешении спора о признании недействительной сделки по распоряжению общим имуществом, совершенной одним из участников совместной собственности, следовало установить наличие или отсутствие полномочий у участника совместной собственности на совершение сделки по распоряжению общим имуществом, которые возникают у этого участника в случае согласия остальных участников совместной собственности на совершение такой сделки.

Также суд должен был установить наличие или отсутствие осведомленности другой стороны по сделке об отсутствии у участника совместной собственности полномочий на совершение сделки по распоряжению общим имуществом и обстоятельства, с учетом которых другая сторона по сделке должна была знать о неправомерности действий участника совместной собственности.

Следовательно, для правильного рассмотрения настоящего дела суду необходимо было установить, имелись ли у Скобелева А.В. полномочия на отчуждение спорной квартиры Скобелевой Е.В. по договору дарения. В случае несогласия Скобелевой И.Н. на распоряжение Скобелевым А.В. квартирой суду следовало установить, знала или должна ли была знать об этом Скобелева Е.В.

Приведенные обстоятельства являются юридически значимыми и подлежащими установлению для правильного разрешения дела.

Между тем суд первой инстанции указанные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, оставил без исследования и правовой оценки.

Данные нарушения не были устранены и судом апелляционной инстанции.

Вывод нижестоящих судов о недействительности оспариваемой сделки по мотиву отсутствия нотариально удостоверенного согласия бывшей супруги на совершение сделки не основан на законе.

Положения статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации в отношении получения нотариально удостоверенного согласия одного из супругов при совершении сделки по распоряжению недвижимостью другим супругом распространяются на правоотношения, возникшие между супругами, и не регулируют отношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота, к которым относятся бывшие супруги.

В данном случае на момент заключения оспариваемой сделки брак между Скобелевой И.Н. и Скобелевым А.В. был прекращен и, соответственно, получение нотариального согласия Скобелевой И.Н. на отчуждение бывшим супругом квартиру не требовалось.

Требование о признании такой сделки недействительной может быть удовлетворено только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об отсутствии полномочий у участника совместной собственности на совершение сделки.

С учетом того, что истец оспаривает совершенную бывшим супругом Скобелевым А.В. сделку по распоряжению спорной квартирой, то именно истец должен доказать недобросовестность поведения ответчика Скобелевой Е.В. на предмет её осведомленности об отсутствии у Скобелева А.В. полномочий распоряжаться квартирой.

Это судом апелляционной инстанции учтено не было.

С учетом изложенного судебная коллегия находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителей, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 7 октября 2019 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 397.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 7 октября 2019 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

 

Председательствующий И.В. Изоткина

 

Судьи А.М. Козлов

Н.А. Петрова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.