Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 24 января 2020 г. по делу N 8Г-5127/2019

 

N 88-659/2020

N 8-14/2019

г. Саратов 24 января 2020 года

Первый кассационный суд общей юрисдикции в составе судьи Тришкиной М.А, рассмотрев без проведения судебного заседания материал по заявлению общества с ограниченной ответственностью Миркофинансовая компания "Конга" о вынесении судебного приказа о взыскании с Пьянзиной Е.Ю. задолженности по договору займа

по кассационной жалобе общества с ограниченной ответственностью Микрофинансовая компания "Конга" на определение мирового судьи судебного участка N 3 Рузаевского района Республики Мордовия от 15 марта 2019 года и апелляционное определение Рузаевского районного суда Республики Мордовия от 15 июля 2019 года, установил:

общество с ограниченной ответственностью Миркофинансовая компания "Конга" (далее - ООО МФК "Конга") обратилось к мировому судье с заявлением о вынесении судебного приказа о взыскании с Пьянзиной Е.Ю. задолженности по договору займа.

Определением мирового судьи судебного участка N 3 Рузаевского района Республики Мордовия от 15 марта 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением Рузаевского районного суда Республики Мордовия от 15 июля 2019 года, заявление ООО МФК "Конга" о вынесении судебного приказа было возвращено заявителю.

В кассационной жалобе заявитель оспаривает законность и обоснованность указанных судебных актов, просит их отменить, указывая на неправильное применение норм права.

Кассационная жалоба в силу части 10 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации рассмотрена судьей единолично без проведения судебного заседания.

Проверив законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций, в пределах доводов, содержащихся в кассационной жалобе, суд не находит оснований для их отмены.

Согласно статье 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких нарушений при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций не допущено.

Как установлено судами и следует из представленных материалов, "дата" ООО МФК "Конга" обратилось к мировому судье с заявлением о вынесении судебного приказа о взыскании с Пьянзиной Е.Ю. задолженности по договору займа.

Указанное заявление от имени ООО МФК "Конга" подписано представителем ФИО7, действующим на основании доверенности от "дата".

Данная доверенность, выданная генеральным директором общества, заверена посредством факсимильного воспроизведения подписи директора с помощью средств механического копирования.

Разрешая вопрос о принятии заявления о вынесении судебного приказа к производству, суд первой инстанции исходил из положений статей 1, 48, 53, 71, 124, 125, 132, 135 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а также статей 185 и 185.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о наличии предусмотренных законом оснований для возвращения заявления ООО МФК "Конга" о вынесении судебного приказа в связи с отсутствием надлежащего документа, подтверждающего полномочия представителя заявителя на подписание и подачу заявления.

С указанными выводами согласился суд апелляционной инстанции.

В дальнейшем автором жалобы, при оспаривании судебных актов, была представлена доверенность надлежащим образом удостоверенная (л.д. 50), срок действия которой не истек и на момент подачи кассационной жалобы.

В силу пункта 3 части 1 статьи 125 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд возвращает заявление о вынесении судебного приказа, если не соблюдены требования к его форме и содержанию, установленные статьей 124 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно части 3 статьи 124 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заявление о выдаче судебного приказа подписывается взыскателем или имеющим соответствующие полномочия его представителем. К заявлению, поданному представителем, должен быть приложен документ, удостоверяющий его полномочия.

Таким образом, интересы юридического лица представляют его органы через представителей, полномочия которых должны быть подтверждены.

Поскольку в процессуальном законодательстве содержатся специальные требования к удостоверению доверенности на представление интересов в суде, то судам при проверке доверенности, удостоверяющей полномочия лица, участвующего в деле, следует руководствоваться положениями статьи 53 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в соответствии с частью 1 которой, полномочия представителя должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом.

Доверенность от имени организации выдается за подписью ее руководителя или иного уполномоченного на это ее учредительными документами лица, скрепленной печатью этой организации (при наличии печати) (часть 3 статьи 53 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Действующее гражданско-процессуальное законодательство не исключает возможность подтверждения представителем своих полномочий помимо подлинника доверенности его копией, но в таком случае она должна быть заверена надлежащим образом.

Копия доверенности может быть удостоверена нотариусом или засвидетельствована руководителем организации, от которой исходит этот документ, либо иным должностным лицом, наделенным полномочием на удостоверение верности копий документов.

Доводы кассационной жалобы о том, что законодательством не установлен исчерпывающий перечень способа подписания доверенности, следовательно, она может быть подписана при помощи штампа-факсимиле, наряду с доводом о том, что выдача доверенности не является сделкой, признаются судом несостоятельными, поскольку основаны на неправильном толковании норм действующего законодательства.

Факсимиле - штамп, обеспечивающий воспроизведение собственноручной росписи лица факсимильным способом.

Закон устанавливает для ряда сделок обязательное соблюдение письменной формы (статья 160 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также предусматривает общие последствия несоблюдения такой формы (статья 162 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). По обычаям делового оборота письменная форма сделки представляет собой документ на бумажном носителе с проставлением под изложенными условиями сделки собственноручной подписи каждой из сторон (либо представителя стороны). Именно собственноручная подпись служит на документе идентификатором личности подписавшего.

Пункт 2 статьи 160 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации допускает использование при совершении сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронной подписи либо иного аналога собственноручной подписи лишь в случаях и в порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

Таким образом, закон позволяет использование в сделках факсимильных подписей, но только в тех случаях, когда данная возможность и порядок прямо предусмотрены законом, иными правовыми актами или соглашением сторон сделки. Из указанного следует вывод о том, что доверенность от юридического лица, подписанная (а также заверенная) с помощью факсимиле, не будет являться действительной. Законодательством прямо не установлена возможность использования факсимиле при выдаче доверенности, а соглашением сторон использование факсимиле в данном случае не может быть предусмотрено, так как выдача доверенности является односторонней сделкой.

Учитывая, что на момент подачи заявления отсутствовала надлежащим образом удостоверенная копия или подлинник доверенности от имени ООО МФК "Конга" на имя ФИО7, следует признать правильным вывод судов о наличии оснований для возвращения заявления о вынесении судебного приказа.

Кроме того, согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, отсутствие надлежащим образом заверенной доверенности, наделяющей представителя правом на подписание искового заявления, не позволяет суду считать такое заявление соответствующим волеизъявлению лица, обратившегося за защитой своих прав, свобод и законных интересов, и, следовательно, исключает возможность возбуждения гражданского дела, а потому положение пункта 4 части 1 статьи 135 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, наделяющее суд полномочием по возврату искового заявления, поданного лицом, не имеющим полномочий на его подписание и предъявление в суд, не предполагает произвольного его применения судами, направлено на исключение принятия судом к рассмотрению заявлений, поданных ненадлежащим образом, - притом что истец, если им будет устранено допущенное нарушение, имеет возможность повторно обратиться в суд с иском к тому же ответчику, о том же предмете и по тем же основаниям - и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя.

Данная позиция согласуется и с пунктом 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2016 года N 62 "О некоторых вопросах применения судами положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о приказном производстве", согласно которому при рассмотрении заявления о выдаче судебного приказа мировой судья, арбитражный суд выносит одно из следующих судебных постановлений (судебных актов): судебный приказ, определение о возвращении заявления о выдаче судебного приказа, определение об отказе в принятии заявления о выдаче судебного приказа.

Заявление о выдаче судебного приказа не подлежит оставлению без движения, оставлению без рассмотрения, приказное производство не может быть прекращено (часть четвертая статьи 1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). По заявлению о выдаче судебного приказа не может быть вынесено определение об отказе в выдаче судебного приказа.

Поскольку полномочия представителя ООО МФК "Конга" надлежащим образом не были подтверждены, то судом первой инстанции обоснованно было вынесено определение о возврате поданного заявления о вынесении судебного приказа.

Иные доводы кассационной жалобы сводятся к несогласию с оценкой представленных доказательств и не могут быть приняты во внимание, поскольку в соответствии с частью 3 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

При таких обстоятельствах предусмотренных законом оснований для отмены обжалуемых судебных постановлений не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 379.6, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

определил:

определение мирового судьи судебного участка N 3 Рузаевского района Республики Мордовия от 15 марта 2019 года и апелляционное определение Рузаевского районного суда Республики Мордовия от 15 июля 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью Микрофинансовая компания "Конга" - без удовлетворения.

 

Судья

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.