Определение СК по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 04 декабря 2019 г. по делу N 8Г-914/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего судьи Асатиани Д.В, судей Князькова М.А. и Гольман С.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Капыша "данные изъяты" к Федоровой "данные изъяты" об устранении препятствий в пользовании земельным участком, обязании перенести забор, по встречному иску Федоровой "данные изъяты" к Капышу "данные изъяты" об исключении сведений из Единого государственного реестра недвижимости, установлении границ земельных участков

по кассационной жалобе представителя Капыша "данные изъяты" - Романичевой "данные изъяты" на решение Одинцовского городского суда Московской области от 18 января 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 17 апреля 2019 г.

Заслушав доклад судьи Князькова М.А, выслушав представителя Капыша В.П. - Ступину О.Д, поддержавшую доводы кассационной жалобы, представителя Федоровой И.Е. - Хаустова Д.Н, возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, судебная коллегия

установила:

Капыш В.П. обратился в суд с указанным выше иском, ссылаясь на то, что находящиеся у него на праве собственности земельные участки общей площадью 3 329 кв.м, расположенные по "адрес" имеют общую границу с земельным участком ответчика площадью 2 743 кв.м с кадастровым номером "данные изъяты", расположенного по "адрес" Границы земельных участков сторон в соответствии с земельным законодательством. Фактическое местоположение смежной границы земельных участков истца и ответчика в виде установленного ответчиком в пределах участка истца забора не соответствует ее местоположению. Координаты границ земельного участка, установленных документально и по границе забора, так же не совпадают. Ответчик воздвиг забор не по установленной юридической границе между земельными участками истца и земельным участком ответчика, осуществив самозахват части земельных участках истца, что является непреодолимым препятствием в осуществлении всех правомочий, предусмотренных содержанием права собственности на земельные участки, в частности лишает истца возможности пользоваться частью земельных участков истца.

В целях восстановление нарушенного права просил суд устранить препятствия в осуществлении права пользования земельными участками, возложить обязанность на ответчика перенести забор, установив его по юридической границе между смежными земельными участками сторон.

В свою очередь Федорова И.Е. обратилась в суд с встречным иском к Капышу В.П, в котором просила признать недействительными и исключить из Единого государственного реестра недвижимости (далее - ЕГРН) сведения об описании местоположения границ и поворотных точек земельного участка с кадастровым номером "данные изъяты", площадью 2 743 кв.м, расположенного "адрес" признать недействительными и исключить из ЕГРН сведения об описании местоположения границ и поворотных точек земельных участков: кадастровый номер "данные изъяты" площадью 1 200 кв.м, кадастровый номер "данные изъяты" площадью 122 кв.м, кадастровый номер "данные изъяты" площадью 2 007 кв.м, расположенных по "адрес" установить границы земельного участка с кадастровым номером "данные изъяты" площадью 2 763 кв.м по фактическому пользованию в соответствующих координатах; установить границы земельных участков: кадастровый номер "данные изъяты" площадью 1 200 кв.м, кадастровый номер "данные изъяты" площадью 122 кв. м, кадастровый номер "данные изъяты" площадью 2 007 кв.м, расположенных по "адрес" по фактическому пользованию в соответствующих координатах.

В обосновании встречных исковых требований Федорова И.Е. ссылается на то, что она является собственником двух земельных участков с кадастровыми номерами "данные изъяты" и "данные изъяты". Указанные участки ограждены забором и представляют собой единый земельный массив фактической площадью 3 891 кв. м. Участок существует в фактических границах с начала 90-х г.г. До предоставления земельного участка в собственность он был огражден сеткой-рабица. В конце 90-х г.г. Федорова И.Е. совместно с ФИО12 (предыдущий правообладатель земельных участков ответчика) установили деревянный забор на месте старого, местоположение границы между участками при этом не изменилась. Деревянный забор сохранился до настоящего времени, и именно его ответчик просит перенести. В результате проведенных кадастровых работ, выполненных в целях проверки доводов истца, кадастровым инженером выявлено наложение на уточняемый земельный участок земельных участков с кадастровыми номерами "данные изъяты" и "данные изъяты" (от точки н1 до точки н4 чертежа, площадь наложения - 8 кв.м), а также выявлено наложение уточняемого земельного участка на земельные с кадастровыми номерами "данные изъяты" и "данные изъяты" (от точки н4 до точки н15, площадь наложения - 34 кв.м). Поскольку забор установлен задолго до внесения сведений в ЕГРН относительно местоположения границ земельных участков сторон, то имеются основания полагать, что процедура межевания проведена с нарушениями. Федорова И.Е. полагает, что в момент подготовки документов, на основании которых вносились сведения в ЕГРН, кадастровые инженеры допустили ошибку, которая подлежит исправлению в судебном порядке.

Решением Одинцовского городского суда Московской области от 18 января 2019 г. в удовлетворении исковых требований отказано. Встречный иск удовлетворен. Суд признал недействительными и исключил из ЕГРН сведения об описании местоположения границ и поворотных точек земельных участков: кадастровый номер "данные изъяты" площадью 2743 кв.м, кадастровый номер "данные изъяты" площадью 1 200 кв.м, кадастровый номер "данные изъяты" площадью 122 кв.м, кадастровый номер "данные изъяты" площадью 2 007 кв.м.

Установлены границы земельного участка, кадастровый номер "данные изъяты" площадью 2 763 кв.м, по фактическому пользованию в определенных координатах. Установлены границы земельных участков: кадастровый номер "данные изъяты" площадью 1 200 кв.м, кадастровый номер "данные изъяты" площадью 122 кв.м, кадастровый номер "данные изъяты" площадью 2 007 кв.м, по фактическому пользованию в определенных координатах.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 17 апреля 2019 г. решение Одинцовского городского суда Московской области от 18 января 2019 г. оставлено без изменения.

В кассационной жалобе представитель Капыша В.П. - Романичева О.Е. ставит вопрос об отмене судебных постановлений, как принятых с нарушением норм материального и процессуального права.

В соответствии со статьей 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции проверяет законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного постановления, в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

Таких нарушений при рассмотрении настоящего дела судом кассационной инстанции не установлено.

Кассационная жалоба доводов в части несоответствия выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушения либо неправильного применения норм процессуального права не содержит.

Как установлено судами, Капышу В.П. на праве собственности принадлежат земельные участки общей площадью 3 329 кв.м, расположенные по "адрес" земельный участок площадью 2 007 кв.м, кадастровый номер "данные изъяты"; земельный участок площадью 1 200 кв.м, кадастровый номер "данные изъяты"; земельный участок площадью 122 кв.м, кадастровый номер "данные изъяты".

Федоровой И.Е. принадлежат земельные участки: кадастровый номер "данные изъяты" площадью 2 743 кв.м; кадастровый номер "данные изъяты" площадью 1 200 кв.м, расположенные по "адрес". На земельном участке с кадастровым номером "данные изъяты" площадью 1 200 кв.м расположен жилой дом площадью 241 кв.м, принадлежащий Федоровой И.Е. на праве собственности.

Земельные участки сторон поставлены на кадастровый учет с установлением границ в соответствии с действующим законодательством. Между земельными участками установлен забор, местоположение которого оспаривается.

В целях проверки доводов сторон, определением суда первой инстанции от 5 декабря 2018 г. была назначена судебная землеустроительная экспертиза, проведение которой поручено экспертам ООО "НИИ Судебных экспертиз".

Согласно заключению экспертов N 207/18 земельные участки с кадастровыми номерами "данные изъяты" "данные изъяты" фактически представляет собой единое землепользование, расположенное по адресу "адрес" Земельные участки с кадастровыми номерами "данные изъяты", "данные изъяты", "данные изъяты" также фактически представляют собой единое землепользование, расположенное по "адрес"

На фактически объединенных земельных участках находятся жилые дома.

Площадь земельного участка, включающего земельные участки с кадастровыми номерами "данные изъяты" и "данные изъяты", составляет 3 902 кв.м.

Площадь земельного участка, включающего земельные участки с кадастровыми номерами "данные изъяты", "данные изъяты", "данные изъяты", составляет 3 246 кв.м.

"адрес" земельного участка (3 902 кв.м) меньше суммы площадей земельных участков с кадастровыми номерами "данные изъяты", "данные изъяты" по правоустанавливающим документам (3 943 кв.м) на 41 кв.м. Разность площадей (41 кв.м) превышает величину допустимого расхождения (22 кв.м). Таким образом, фактическая площадь общего земельного участка не соответствует общей площади земельных участков с кадастровыми номерами "данные изъяты", "данные изъяты" по правоустанавливающим документам в пределах допустимого расхождения.

"адрес" общего земельного участка (3 246 кв.м) меньше суммы площадей земельных участков с кадастровыми номерами "данные изъяты", "данные изъяты", "данные изъяты" по правоустанавливающим документам (3 329 кв.м) на 83 кв.м. Разность площадей (83 кв.м) превышает величину допустимого расхождения (20 кв. м.). Таким образом, фактическая площадь общего земельного участка не соответствует общей площади земельных участков с кадастровыми номерами "данные изъяты", "данные изъяты", "данные изъяты" по правоустанавливающим документам в пределах допустимого расхождения.

Местоположение фактических границ земельных участков сторон и кадастровых границ земельных участков с кадастровыми номерами "данные изъяты", "данные изъяты", "данные изъяты", "данные изъяты", "данные изъяты" по сведениям ЕГРН представлено на чертеже приложения 3.

Местоположение фактических границ общего земельного участка д.1 а, принадлежащего Федоровой И.Е, в целом не соответствует местоположению кадастровых границ земельных участков с кадастровыми номерами "данные изъяты", "данные изъяты" в пределах допустимого расхождения.

Местоположение фактических границ общего земельного участка д.3, принадлежащего Капышу В.П, в целом не соответствует местоположению кадастровых границ земельных участков с кадастровыми номерами "данные изъяты", "данные изъяты", "данные изъяты" в пределах допустимого расхождения.

Сопоставление фактических и кадастровых границ участков Федоровой И.Е. (кадастровые номера: "данные изъяты", "данные изъяты") с отсканированным изображением плана земельного участка д.1а, изготовленного БТИ по состоянию на 17 ноября 1994 г, представлено в приложении 5. Исследование соответствия длин линий границ участков, выполнено в пункте 2.2.

Сопоставление фактических и кадастровых границ участков Федоровой И.Е. (с кадастровыми номерами: "данные изъяты", "данные изъяты") с отсканированным изображением плана земельного участка д.1а, согласованного Главой Успенского сельского округа 3 июня 2004 г, представлено в приложении 6. Исследование соответствия длин линий границ участков, выполнено в пункте 2.2.

Сопоставление фактических и кадастровых границ участков Федоровой И.Е. (с кадастровыми номерами "данные изъяты", "данные изъяты") с отсканированным изображением плана земельного участка д.1а, утвержденного Главой Успенского сельского округа, представлено в приложении 7. Исследование соответствия длин линий границ участков, выполнено в п. 2.2.

Эксперты отметили, что часть смежной кадастровой границы между земельными участками Капыша В.П. с кадастровым номером "данные изъяты" и Федоровой И.Е. с кадастровым номером "данные изъяты" расположена внутри здания гаража лит.Г.

По результатам проведенных исследований, экспертами сделан вывод, что в ходе проведения работ по межеванию земельного участка д.1а в 2004 г. граница указанного участка была изменена относительно фактических границ (заборов), указанных на плане БТИ по состоянию на 17 ноября 1994 г, на плане, согласованном Главой Успенского сельского округа 3 июня 2004 г, и на плане, утвержденном Главой Успенского сельского округа. На основании подготовленного землеустроительного дела ошибочные сведения о границе участка были внесены в Государственный кадастр недвижимости.

Таким образом, причиной несоответствия фактических границ земельного участка д. 1а и кадастровых границ земельных участков с кадастровыми номерами "данные изъяты", "данные изъяты", а также смежных кадастровых границ земельных участков с кадастровыми номерами "данные изъяты", "данные изъяты", "данные изъяты", могла являться реестровая ошибка.

Разрешая заявленный спор, суд первой инстанции исходил из того, что установленная реестровая ошибка, подлежит исправлению. Устанавливая границы земельных участков сторон принял во внимание предложенный экспертами вариант, при котором площадь земельных участков истца и ответчика соответствует правоустанавливающим документам и сведениям ЕГРН. Отказывая в удовлетворении первоначального иска Капыша В.П, суд исходил из того, что размер гаража, расположенного на участке истца изменился в сторону увеличения и за счет данного увеличения фактически стал примыкать к смежному забору, в свою очередь доказательств переноса спорного ограждения Капыш В.П. не представил.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда согласилась с выводами нижестоящего суда.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции находит выводы судов законными, а доводы кассационной жалобы не обоснованными по следующим основаниям.

Согласно статье 304 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

В силу пункта 3 статьи 61 Федерального закона от 13 июля 2015 г. N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости" Воспроизведенная в Едином государственном реестре недвижимости ошибка, содержащаяся в межевом плане, техническом плане, карте-плане территории или акте обследования, возникшая вследствие ошибки, допущенной лицом, выполнившим кадастровые работы, или ошибка, содержащаяся в документах, направленных или представленных в орган регистрации прав иными лицами и (или) органами в порядке информационного взаимодействия, а также в ином порядке, установленном настоящим Федеральным законом (далее - реестровая ошибка), подлежит исправлению по решению государственного регистратора прав в течение пяти рабочих дней со дня получения документов, в том числе в порядке информационного взаимодействия, свидетельствующих о наличии реестровых ошибок и содержащих необходимые для их исправления сведения, либо на основании вступившего в законную силу решения суда об исправлении реестровой ошибки. Исправление реестровой ошибки осуществляется в случае, если такое исправление не влечет за собой прекращение, возникновение, переход зарегистрированного права на объект недвижимости.

В силу пункта 1 статьи 64 Земельного кодекса Российской Федерации земельные споры рассматриваются в судебном порядке. В частности, к таким спорам относятся споры смежных правообладателей о границах земельного участка.

Устанавливая границу земельных участков, суд первой инстанции разрешилспор, не нарушая прав сторон на право пользоваться земельными участками той площади, которая соответствует правоустанавливающим документам с точным соблюдением норм материального и процессуального права.

С учетом изложенного несогласие с выводами суда, а равно доводы кассационной жалобы представителя истца, которые фактически сводятся к иной оценке установленных судом обстоятельств и представленных в материалы дела доказательств, не могут служить основанием для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке, поскольку в соответствии с частью 3 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и определять, какое судебное постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела. Дополнительные доказательства судом кассационной инстанции не принимаются.

С учетом изложенного судебная коллегия суда кассационной инстанции не находит оснований для отмены или изменения обжалуемых судебных актов по приведенным в жалобе доводам. Нарушения процессуальных норм, влекущие отмену судебных постановлений (часть 4 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), не установлены.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Одинцовского городского суда Московской области от 18 января 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 17 апреля 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу представителя Капыша "данные изъяты" - Романичевой "данные изъяты" - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.