Кассационное определение СК по административным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 10 декабря 2019 г. по делу N 8а-1958/2019

 

Судебная коллегия по административным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего судьи Степанова П.В, судей Ермолаевой Л.П, Зариповой Ю.С, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационные жалобы Федеральной службы исполнения наказаний, Главного управления Федеральной службы исполнений наказания по Челябинской области, Федерального казенного учреждения "Исправительная колония N25 ГУФСИН России по Челябинской области" на решение Златоустовского городского суда Челябинской области от 14 мая 2019 года и апелляционное определение Судебной коллегии по административным делам Челябинского областного суда от 30 июля 2019 года, принятые по административному делу N 2а-539/2019 по административному иску Бузы Павла Геннадьевича, Гладкова Романа Владимировича о признании действий незаконными, заслушав доклад судьи Ермолаевой Л.П. об обстоятельствах дела, доводах кассационных жалоб

УСТАНОВИЛА:

Буза П.Г. и Гладков Р.В. обратились в суд с административными исковыми заявлениями к Федеральному казенному учреждению "Исправительная колония N 25 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Челябинской области" (далее - ФКУ ИК-25) о признании действий по содержанию в ненадлежащих условиях незаконными.

В обоснование своих исковых требований указали, что они с 28 января по 04 октября 2018 года содержались в ФКУ ИК -25, где грубо нарушались их права, поскольку на протяжении длительного времени они находились в нечеловеческих условиях содержания. В обоснование своих заявлений указывали, что кухня и комната для хранения продуктов питания и приема пищи находились в одном помещении, помещения "постирочной" и "комнаты быта" отсутствовали. В помещении общежития отряда N 3 в нарушение ст. 80 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации вместе со здоровыми осужденными содержались осужденные, больные разными инфекционными заболеваниями. С осужденными, лишенными свободы в первый раз, в учреждении содержались осужденные неоднократно судимые, тем самым прививая тюремную субкультуру. В помещении общежития отряда N3 в нарушение ст. 99 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации в спальном расположении N1 на одного осужденного приходилось 1, 5 кв.м, вместо положенных 2 кв.м. В нарушение действующего законодательства предусматривающего наличие 1 умывальника на 10 осужденных, помещении отряда N3 на осужденных численностью 133 человека было 9 умывальников.

Административные дела объединены в одно производство для совместного рассмотрения.

К участию в деле в качестве заинтересованных лиц привлечены Министерство финансов РФ, Главное управление Федеральной службы исполнения наказания по Челябинской области (далее - ГУФСИН России по Челябинской области), Федеральная служба исполнения наказаний (далее - ФСИН России).

Решением Златоустовского городского суда Челябинской области от 14 мая 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегией по административным делам Челябинского областного суда от 30 июля 2019 года, заявленные требования Бузы П.Г, Гладкова Р.В. удовлетворены частично. Признаны незаконными действия ФКУ ИК-25 ГУФСИН России по Челябинской области по содержанию осужденных Бузы П.Г. и Гладкова Р.В. в учреждении с нарушением нормы жилой площади в расчете на одного осужденного, предусмотренной п.1 ст. 99 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации; с нарушением требований п.2 ст. 80 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации о раздельном содержании лиц, впервые осужденных к лишению свободы, и осужденных, ранее отбывавших лишение свободы; в связи с отсутствием в расположении 3 отряда учреждения комнаты быта. В удовлетворении остальной части административных исковых требований Бузе П.Г, Гладкову Р.В. отказано.

Не согласившись с принятыми судебными актами, Главное управление Федеральной службы исполнения наказаний по Челябинской области, Федеральная служба исполнения наказаний, Федеральное казенное учреждение "Исправительная колония N25 ГУФСИН России по Челябинской области" обратились в Седьмой кассационный суд общей юрисдикции с кассационными жалобами, в которых просят отменить решение суда первой инстанции и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам и принять новый судебный акт, которым отказать в удовлетворении заявленных требований.

Федеральное казенное учреждение "Исправительная колония N25 ГУФСИН России по Челябинской области" полагает, что при принятии судебного акта допущено неправильное применение норм материального права, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела. В обоснование своей правовой позиции, указывает на то, что нарушения прав Бузы П.Г. и Гладкова Р.В. не имеется, нормы жилой площади в расчете на одного осужденного были соблюдены. Обращает внимание, что ФКУ ИК-25 является колонией строго режима для осужденных, бывших работников судов и правоохранительных органов, и законодательством не предусмотрено деление колонии для лиц, впервые отбывавших наказание и уже отбывавших наказание в виде лишения свободы, равно как и создание на их территории изолированных участков содержания. Выводы судов о том, что в расположении 3 отряда учреждения отсутствует комната быта, является неправомерным, поскольку в колонии имеется "комната быта" общей площадью 21, 5 кв.м. оснащённая всей необходимой мебелью.

В своей кассационной жалобе ГУФСИН России по Челябинской области и ФСИН России указывают на то, что решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции являются необоснованными и незаконными. Кассаторы также полагают, что нарушение прав, свобод и законных интересов административных истцов не допущено. В связи с тем, что действующим законодательством не предусмотрена ежедневная документальная фиксация количества спецконтингента в каждом отряде учреждения, из представленных ответчиком ФКУ ИК-25 журналов учета занятий по социально-правовым занятиям с осужденными следует, что в отряде N 3 в исследуемый период содержалось от 98 до 102 человек. Площадь общежития отряда согласно акту обмера составляла 208, 75 кв.м. Таким образом, нарушений нормы жилой площади в отряде N3, где содержались административные истцы в указанные в административном иске периоды в расчете на одного осужденного, не допускалось. Кроме того, действующее правовое регулирование не предполагает произвольного определения места отбывания осужденным наказания. Осужденные, направленные в указанные учреждения, содержатся в условиях, установленных законом для колонии того вида, который назначен судом. Здание общежития отряда N 3 ФКУ ИК-25 ГУФСИН России по Челябинской области, введено в эксплуатацию до издания Министерством юстиции Российской Федерации инструкции СП 17-02 от 02.06.2003, соответственно, наличие комнаты быта для данного учреждения не является обязательным.

В суде кассационной инстанции представитель Федеральной службы исполнения наказаний и ГУФСИН России по Челябинской области ФИО1, представитель ИФКУ ИК N-25 ГУФСИН России по Челябинской области ФИО2 на удовлетворении кассационных жалоб настаивали по приведенным в жалобах основаниям.

Иные лица, участвующие в деле в судебное заседание не явились, извещены надлежащим образом.

Судебная коллегия на основании части 2 статьи 326 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в отсутствии указанных выше лиц, извещенных надлежащим образом и не явившихся в судебное заседание.

В силу части 2 статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов, изложенных в обжалованном судебном акте, обстоятельствам административного дела, неправильное применение норм материального права, нарушение или неправильное применение норм процессуального права, если оно привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта.

Судебный акт подлежит безусловной отмене кассационным судом общей юрисдикции в случаях, указанных в части 1 статьи 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (часть 3 статьи 328 Кодекса).

Согласно части 2 статьи 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при рассмотрении административного дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими административное дело, в пределах доводов кассационных жалобы, представления.

Из содержания судебных актов и материалов дела следует, что осужденные Буза П.Г. и Гладков Р.В. содержались в ФКУ ИК N 25 ГУФСИН России по Челябинской области.

С 23 января по 04 октября 2018 года они находился в отряде N3 в обычных условиях содержания, площадью 208, 75 кв.м.

С января по декабрь 2018 года в ФКУ ИКN25 фиксировалось превышение лимита численности осужденных (в январе-761, в феврале - 768, в марте - 782, в апреле - 766, в мае - 758, в июне -752, в июле -771, в августе -767, в сентябре - 777, в октябре - 762, в ноябре -762, в ноябре - 747, в декабре - 743), при лимите наполнения 689 человека, включая участок колонии - поселения на 35 мест.

Полагая, что на протяжении длительного времени осужденные Буза П.Г. и Гладков Р.В. находились в ненадлежащих условиях содержания, административные истцы обратились в суд с настоящими исковыми заявлениями.

Разрешая настоящий спор по существу, суды первой и апелляционной инстанций, пришли к выводу об удовлетворении заявленных требований в части, указав, что административные истцы содержались в ненадлежащих условиях содержания в ФКУ ИК N 25 ГУФСИН России по Челябинской области: в нарушение пункта 1 статьи 99 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации имели место нарушения в отряде N 3 ФКУ ИК N 25 ГУФСИН России по Челябинской области норм жилой площади в расчете на одного осужденного; совместно содержались лица, впервые осужденные к лишению свободы и ранее отбывавшие лишение свободы; в расположении общежития 3 отряда ФКУ ИК N 25 ГУФСИН России по Челябинской области отсутствовала комната быта.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, Судебная коллегия по административным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции не находит кассационные жалобы подлежащих удовлетворению в силу следующего.

Положения части 1 статьи 218 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации предоставляют гражданину право обратиться в суд с требованиями об оспаривании действий (бездействия) органа государственной власти, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностного лица, если он полагает, что нарушены его права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению прав, свобод и реализации законных интересов.

Исходя из п. 1 ч. 2 ст. 227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации необходимым условием признания решений, действий (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, является наличие совокупности двух условий: несоответствие оспариваемых решений, действий (бездействия) нормативным правовым актам и нарушение прав, свобод и законных интересов административного истца.

В силу частей 2 и 3 статьи 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации обязанность доказывания соблюдения надлежащих условий содержания лишенных свободы лиц возлагается на административного ответчика - соответствующие орган или учреждение, должностное лицо, которым следует подтверждать факты, обосновывающие их возражения.

Согласно статье 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и требованиями, содержащимися в Постановлениях Европейского Суда по правам человека, условия содержания обвиняемых под стражей должны быть совместимы с уважением к человеческому достоинству. При этом лицу не должны причиняться лишения и страдания в более высокой степени, чем тот уровень страданий, который неизбежен при лишении свободы, а здоровье и благополучие лица должны быть гарантированы с учетом практических требований режима содержания.

Материально-бытовое обеспечение осужденных регламентировано законом и иными нормативными правовыми актами в целях создания необходимых условий для содержания осужденных и удовлетворения их основных потребностей в жилище, одежде, питании. В частности, части 1 статьи 99 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (далее - УИК РФ) определено, что минимальная норма жилой площади в расчете на одного осужденного к лишению свободы в исправительных колониях не может быть менее двух квадратных метров, в тюрьмах - двух с половиной квадратных метров, в колониях, предназначенных для отбывания наказания осужденными женщинами, - трех квадратных метров, в воспитательных колониях - трех с половиной квадратных метров, в лечебных исправительных учреждениях - трех квадратных метров, в лечебно-профилактических учреждениях уголовно-исполнительной системы - пяти квадратных метров.

Эти нормы составлены с учетом реальных возможностей уголовно-исполнительной системы и жилой площади колоний и тюрем.

При рассмотрении дела судами установлено, что согласно приказа Министерства юстиции Российской Федерации N 36 от 17.03. 2017 года "О внесении изменений в приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 12.02.2015 "Об изменении вида режима и установлении лимита наполнения исправительных учреждений Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Челябинской области, ФКУ ИК N 25 строгого режима для осужденных, бывших работников судов и правоохранительных органов (г. Златоуст)" был установлен лимит 689 мест, включая изолированный участок, функционирующий как колонии - поселения на 35 мест.

Вместе с тем, фактически на 23.01.2018 в учреждении содержалось на строгом режиме - 724 человека, на 04.10.2018 - 786 человек (т. 1, л.д. 32).

В связи с имевшим место быть перелимитом содержания осужденных в учреждении, при лимите наполнения 689 человека, были установлены несоответствия нормы площади на одного осужденного, что фиксировалось Челябинской прокуратурой по надзору за соблюдением законов в ИУ, проводившая регулярно проверку в силу своих должностных обязанностей в ФКУ ИК-25.

Ссылки административных ответчиков на справку ФКУ ИКN25, акт обмера помещений отрядов в ФКУ ИК N 25 согласно которым площадь общежития отряда N 3 составляет 208, 75 кв.м, количество мест - 104. (том 1, л.д.119, 120) при отсутствии объективных сведений о конкретной численности осужденных в спорный период в отряде N 3 ФКУ ИК N 25 ГУФСИН России по Челябинской области, судами с учетом положений статьи 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации обоснованно отвергнуты.

Учитывая, что норма жилой площади на одного человека, установленная частью 1 статьи 99 УИК РФ в размере 2 кв.м, не была соблюдена, суды правильно пришли к выводу, что содержание Бузы П.Г. и Гладкова Р.В. в помещении общежития отряда N3 ФКУ ИК N 25 ГУФСИН России по Челябинской области в период с 28.01.2018 по 04.10.2018 не соответствовало требованиям закона.

Согласно части 2 статьи 80 УИК РФ лица, впервые осужденные к лишению свободы, содержатся отдельно от осужденных, ранее отбывавших лишение свободы.

Указанная норма связывает обязанность по содержанию лиц, впервые осужденных к лишению свободы, отдельно от лиц, ранее отбывавших лишение свободы, с наличием самого факта отбывания наказания в виде лишения свободы.

Между тем, указанные требования ФКУ ИК-25 ГУФСИН России по Челябинской области не соблюдены.

Факт совместного содержания в ФКУ ИК N 25 лица, впервые осужденного к лишению свободы, и осужденного, ранее отбывавшего лишение свободы, административным ответчиком и заинтересованными лицами не оспаривался.

Суд кассационной инстанции также полагает необходимым отметить, что положения части второй статьи 80 УИК РФ предусматривающие дифференциацию раздельного содержания осужденных к лишению свободы в исправительных учреждениях по различным основаниям, направлены на индивидуализацию отбывания наказания, выбор и применение индивидуальных мер воздействия на осужденных, снижение влияния уголовных традиций на процесс исправления, обеспечение безопасности осужденных, т.е. преследуют конституционно значимые цели и обеспечивают достижение целей уголовно-исполнительного законодательства, в частности исправление осужденного (статьи 1 и 9 УИК Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 9.11 Инструкции по проектированию исправительных и специализированных учреждений УИС Министерства юстиции Российской Федерации (СП 17-02 Минюста России), утвержденной приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 02.06.2003 состав и площади помещений для размещения отряда осужденных в общежитиях с различными условиями содержания осужденных следует принимать в соответствии с таблицей N 13.

В соответствии с пунктом 25 таблицы 13 в общежитиях с обычными и облегченными условиями содержания в исправительных колониях площадь комнаты быта на одного человека должна составлять 0, 16 кв.м, на одного осужденного, но не менее 8 кв. м.

Судом первой инстанции установлено и подтверждается сторонами отсутствие в отряде общежития отдельной комнаты быта, учитывая, что последняя совмещена с комнатой для хранения вещей, что следует из справки начальника ОКБИ и ХО ФКУ ИК-25 ГУФСИН России по Челябинской области (т. 1, л.д. 188).

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что совмещение бытовой комнаты с комнатой для хранения вещей ограничивает права осужденных, на использование бытовой комнаты по ее назначению в соответствии с нормативной площадью.

Объединение указанных помещений противоречит функциональному назначению этих комнат, в связи с чем, судебная коллегия отмечает, что возможность совмещения комнаты быта с иными помещениями, не предусмотрена действующими нормативными актами.

Вопреки доводам жалобы ГУФСИН России по Челябинской области и ФСИН России, неприменение Инструкции фактически ставит в неравное положение осужденных, отбывающих наказание в исправительных учреждениях, построенных до принятия Инструкции, с теми, кто находится в зданиях пенитенциарной системы, введенных в эксплуатацию после 2003 года, что свидетельствует о нарушении прав осужденных.

Кроме того, установив в этой Инструкции требования к оборудованию помещений исправительных учреждений, Министерство юстиции Российской Федерации фактически описало надлежащие условия содержания осужденных. Именно требованиями этой Инструкции суды первой и апелляционной инстанций правильно руководствовались, давая оценку условиям содержания административных истцов.

Выводы судов, изложенные в обжалованных судебных актах, соответствуют обстоятельствам административного дела. Существенного нарушения норм материального права, а также требований процессуального законодательства, повлиявших на исход судебного разбирательства, судами не допущено.

При таких обстоятельствах, решение суда первой инстанции и апелляционное определение судебной коллегии, подлежат оставлению без изменения, так как предусмотренные статьей 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основания для их отмены или изменения в кассационном порядке отсутствуют.

Руководствуясь статьями 329, 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Златоустовского городского суда Челябинской области от 14 мая 2019 года и апелляционное определение Судебной коллегии по административным делам Челябинского областного суда от 30 июля 2019 года оставить без изменения, кассационные жалобы Федеральной службы исполнения наказаний, Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Челябинской области, Федерального казенного учреждения "Исправительная колония N25 ГУФСИН России по Челябинской области" - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.