Определение СК по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 04 декабря 2019 г. по делу N 8Г-1001/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Давыдовой Т.И, судей Грудновой А.В, Галимовой Р.М, с участием прокурора Тепловой М.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-2520/2019 по иску Шакирова Рината Мадарисовича к Акционерному обществу "МАКФА" о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, по кассационной жалобе Шакирова Рината Мадарисовича на решение Курчатовского районного суда г. Челябинска от 13 мая 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 29 июля 2019 года.

Заслушав доклад судьи Седьмого кассационного суда общей юрисдикции Грудновой А.В, возражения представителя акционерного общества "МАКФА" Брусковой М.Б, действующей на основании доверенности, заключение прокурора Тепловой М.Н, полагавшей жалобу не подлежащей удовлетворению, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

УСТАНОВИЛА:

Шакиров Р.М. обратился в суд с иском к акционерному обществу "МАКФА" (далее - АО "МАКФА") о признании незаконным приказа от 13 марта 2019 года N50у, восстановлении на работе "данные изъяты", взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула за период с 13 марта 2019 года по день вынесения судом решения, компенсации морального вреда в размере 30 000 руб, расходов на оплату услуг представителя в размере 20 000 руб.

В обоснование иска указал, что работал с 14 июня 2013 года в АО "МАКФА" "данные изъяты". Уволен 13 марта 2019 года по подпункту "б" пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей - появление на работе в состоянии алкогольного опьянения. Считает, что увольнение произведено незаконно, поскольку он не находился на работе в состоянии алкогольного опьянения, страдает "данные изъяты", употребление алкоголя ему противопоказано. Считает процедуру увольнения нарушенной, т.к. с приказом об увольнении его не ознакомили. Полагает, что подлежит восстановлению на работе с выплатой среднего заработка за время вынужденного прогула. Поскольку действиями ответчика ему причинен моральный вред, он подлежит компенсации.

Решением Курчатовского районного суда г. Челябинска от 13 мая 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 29 июля 2019 года, Шакирову Р.М. в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе Шакиров Р.М. ставит вопрос об отмене судебных постановлений как незаконных.

В соответствии с частью 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы гражданского дела, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения судебных постановлений.

В соответствии с частями 1, 3, 5 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: 1) замечание, 2) выговор, 3) увольнение по соответствующим основаниям. К дисциплинарным взысканиям, в частности, относится увольнение работника по основаниям, предусмотренным подпунктом "б" пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации. При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

Согласно подпункту "б" пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей, в частности за появление на работе в состоянии алкогольного опьянения.

В силу статьи 193 Трудового кодекса Российской Федерации до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников. За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание. Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

Как установлено судом, Шакиров Р.М. 14 июня 2013 года принят на работу в АО "МАКФА" в энергетическую службу энерогоцеха "данные изъяты". Истец осуществлял трудовую деятельность по скользящему графику с 8 часов до 20 часов с 30-минутным перерывом в соответствии с графиками сменности.

В рабочий день по графику 10 марта 2019 года в 18 часов 30 минут при входе на территорию через КПП "Южная проходная" АО "МАКФА" Шакиров Р.М. был остановлен охраной в связи с явным запахом алкоголя. Вызванным фельдшером ФИО1 проведено его освидетельствование с применением алкотестера.

По результатам освидетельствования был составлен акт о появлении работника на работе с признаками опьянения. Документ подписан фельдшером ФИО2, начальником смены охраны ФИО3, охранником ФИО4. выявлены признаки опьянения: сильный запах алкоголя, выраженные нарушения координации движений, шатающаяся походка, возбужденное, агрессивное состояние, показания алкотестера (содержание паров алкоголя в выдыхаемом воздухе) - 0, 41 гр/л. От подписания акта Шакиров А.М. отказался.

В связи с несогласием с обстоятельствами, указанными в акте, Шакирову А.М. было предложено пройти медицинское освидетельствование, однако, от получения направления он отказался, о чем также составлен соответствующий акт.

Давая 11 марта 2019 года письменные объяснения по факту случившегося Шакиров Р.М. указал на отсутствие у него состояния опьянения, ссылаясь на заболевания, препятствующие употреблению алкоголя.

Приказом от 13 марта 2019 года N50у трудовой договор с Шакировым Р.М. прекращен по подпункту "б" пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с однократным грубым нарушением работником трудовых обязанностей - появлением на работе в состоянии алкогольного опьянения. С приказом истец ознакомлен под роспись 14 марта 2019 года.

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций, исходя из доказанности факта нахождения истца на работе в состоянии алкогольного опьянения, при соблюдении работодателем порядка привлечения истца к дисциплинарной ответственности, пришли к выводу об отсутствии оснований для признания его увольнения незаконным.

Судебная коллегия соглашается с данными выводами судов, поскольку они соответствуют обстоятельствам дела и нормам трудового законодательства.

В соответствии со статьёй 189 Трудового кодекса Российской Федерации дисциплина труда - обязательное для всех работников подчинение правилам поведения, определенным в соответствии с данным кодексом, иными федеральными законами, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

Согласно пунктам 2.2.1, 2.2.2, 2.2.3 трудового договора N 158 от 14 июня 2013 года, заключенного с Шакировым Р.М, работник обязан добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, предусмотренные трудовым договором, должностной инструкцией, локальными и распорядительными актами работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, соблюдать трудовую дисциплину.

Как следует из разъяснений, данных в пункте 42 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при разрешении споров, связанных с расторжением трудового договора по подпункту "б" пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (появление на работе в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения), суды должны иметь в виду, что по этому основанию могут быть уволены работники, находившиеся в рабочее время в месте выполнения трудовых обязанностей в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения. При этом не имеет значения, отстранялся ли работник от работы в связи с указанным состоянием. Необходимо также учитывать, что увольнение по этому основанию может последовать и тогда, когда работник в рабочее время находился в таком состоянии не на своем рабочем месте, но на территории данной организации либо он находился на территории объекта, где по поручению работодателя должен был выполнять трудовую функцию. Состояние алкогольного либо наркотического или иного токсического опьянения может быть подтверждено как медицинским заключением, так и другими видами доказательств, которые должны быть соответственно оценены судом.

Вопреки доводам кассационной жалобы о недоказанности работодателем нахождения истца на работе в состоянии алкогольного опьянения, суды первой и апелляционной инстанций на основании полной, всесторонней и объективной оценки всех представленных сторонами доказательств по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пришли к обоснованному выводу о нахождении Шакирова Р.М. во время рабочей смены 10 марта 2019 года на территории работодателя в состоянии алкогольного опьянения, что является основанием для применения к нему дисциплинарного взыскания в виде увольнения по подпункту "б" пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Доводы кассационной жалобы о том, что процедура освидетельствования истца на месте работы была проведена с нарушениями приказа Минздрава России от 18 декабря 2015 года N 933 "О порядке проведения медицинского освидетельствования", показания алкотестера, указанные в акте как 0, 41 гр/л являются неверными, фельдшер ФИО5 является медицинской сестрой и не прошла соответствующую подготовку, не могут являться основанием для отмены состоявшихся судебных постановлений, поскольку, как верно указали суды, трудовое законодательство не возлагает на работодателя обязанность соблюдать процедуру медицинского освидетельствования, установленную вышеуказанным приказом, и составлять акт по установленной в нем форме. Как уже указывалось выше, состояние опьянения может быть подтверждено доказательствами, предусмотренными статьей 55 Гражданского процессуального законодательства, отвечающими требованиям статей 59, 60 названного кодекса.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при разрешении споров, связанных с расторжением трудового договора по подпункту "б" пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации не имеет значения, отстранялся ли работник от работы в связи с указанным состоянием. В связи с чем довод кассационной жалобы об неотстранении его от трудовых обязанностей 10 марта 2019 года, что, по мнению истца, свидетельствует об отсутствии у него алкогольного опьянения, не опровергает выводов судебных инстанций.

Судами верно указано, что для применения дисциплинарного наказания в виде увольнения по подпункту "б" пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации юридически значимым обстоятельством является факт нахождения работника на работе в состоянии алкогольного опьянения, который в данном случае установлен на основании надлежащей оценки всех представленных в дело доказательств.

Довод истца об опровержении факта нахождения его в состоянии опьянения актом медицинского освидетельствования, составленного ГБУЗ "Челябинская областная клиническая наркологическая больница" 11 марта 2019 года N88, которым состояние алкогольного опьянения у истца не обнаружено, был предметом судебной оценки. Необоснованность данного довода отражена в апелляционном определении. Оснований не соглашаться с выводами суда апелляционной инстанции у судебной коллеги не имеется.

Судами проверена процедура увольнения Шакирова Р.М, нарушений требований трудового законодательства Российской Федерации в указанной части не установлено. До принятия решения об увольнении у истца затребовано письменное объяснение, месячный срок применения к истцу дисциплинарного взыскания с момента, когда работодателю стало известно о проступке, не пропущен.

Ссылка в кассационной жалобе на неознакомление истца с оспариваемым приказом была проверена судом апелляционной инстанции и им отклонена. Судебная коллегия с данным выводом соглашается. В соответствии с частью 6 статьи 193 Трудового кодекса Российской Федерации приказ работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Данный срок ознакомления истца с приказом работодателем не нарушен. С приказом истец ознакомлен под роспись 14 марта 2019 года.

В кассационной жалобе не приведено доводов и доказательств, опровергающих установленные судами обстоятельства и их выводов, как и не приведено оснований, которые в соответствии со статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации могли бы явиться безусловным основанием для отмены судебных постановлений.

Все изложенные в кассационной жалобе доводы уже являлись предметом исследования и оценки судебных инстанций и сводятся к выражению несогласия с произведенной судами оценкой обстоятельств дела и представленных доказательств, при том, что в силу положений главы 40 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции не наделен полномочиями по непосредственному исследованию вопросов факта и переоценке доказательств.

Состоявшиеся по делу судебные постановления соответствуют собранным по делу доказательствам и требованиям закона. При рассмотрении дела судами не допущено неправильного применения норм материального или нарушения норм процессуального права, повлекших вынесение незаконных решений, оснований для отмены или изменения оспариваемых судебных актов по доводам кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 379.5, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Курчатовского районного суда г. Челябинска от 13 мая 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 29 июля 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу Шакирова Рината Мадарисовича - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.