Определение СК по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 04 декабря 2019 г. по делу N 8Г-1030/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Давыдовой Т.И, судей Грудновой А.В, Галимовой Р.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N2-4221/2018 по иску Ковалишиной Елены Вячеславовны к Государственному учреждению - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Сургуте Ханты-Мансийского автономного округа - Югры (межрайонное) о признании незаконным решения об отказе в назначении досрочной страховой пенсии по старости, включении периодов работы в специальный стаж, возложении обязанности назначить досрочную страховую пенсию по старости, по кассационной жалобе Ковалишиной Елены Вячеславовны на решение Сургутского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 06 августа 2018 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 11 апреля 2019 года.

Заслушав доклад судьи Седьмого кассационного суда общей юрисдикции Грудновой А.В, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

УСТАНОВИЛА:

Ковалишина Е.В. обратилась в суд с иском к Государственному учреждению - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Сургуте Ханты-Мансийского автономного округа Югры (межрайонное) (далее по тексту ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ в г. Сургуте) о признании незаконным решения N6210 от 19 октября 2017 года об отказе в назначении досрочной страховой пенсии по старости, включении периодов работы в специальный и страховой стаж, возложении обязанности назначить досрочную страховую пенсию по старости с 21 июля 2017 года.

В обоснование требований указала, что 21 июля 2017 года обратилась в ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ в г. Сургуте с заявлением о назначении страховой пенсии по старости в соответствии с пунктом 19 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ "О страховых пенсиях" (далее - Федеральный закон от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ). Решением N 6210 от 19 октября 2017 года ей отказано в назначении досрочной страховой пенсии по старости в связи с отсутствием требуемой продолжительности стажа педагогической деятельности. Указывает, что ответчик необоснованно исключил из ее педагогического стажа период обучения в Сургутском педагогическом училище с 06 сентября 1987 года по 30 июня 1989 года; периоды работы с 11 апреля 1996 года по 08 июля 1996 года "данные изъяты"; со 02 сентября 1996 года по 29 августа 1997 года "данные изъяты""; с 01 сентября 1997 года по 29 декабря 1998 года "данные изъяты" с 30 декабря 1998 года по 10 марта 2003 года "данные изъяты"". Также ответчик без законных оснований не учел в страховой стаж период работы с 01 января 1999 года по 30 августа 1999 года "данные изъяты" Непосредственно после завершения обучения в педагогическом училище она осуществляла "данные изъяты", необходимая педагогическая нагрузка имелась. Характер работы подтверждается записями в трудовой книжке и справками работодателей. Не смотря на переименование Сургутской высшей гимназии - лаборатория Салахова, профиль деятельности образовательного учреждения с момента образования с 1990 года не менялся. Таким образом, ответчиком необоснованно исключено из ее педагогического стажа 08 лет 06 месяцев 29 дней. В то время как, она имеет необходимый стаж для досрочного назначения пенсии на основании пункта 19 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ.

Просила признать решение об отказе в назначении досрочной страховой пенсии по старости незаконным. Обязать ответчика включить в страховой и специальный стаж указанные периоды, признать право на назначение досрочной страховой пенсии с даты обращения 21 июля 2017 года и взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 15 000 рублей.

Решением Сургутского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 06 августа 2018 года исковые требования Ковалишиной Е.В. удовлетворены частично. Признано незаконным решение ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ в г. Сургуте от 19 октября 2017 года в части исключения из страхового и специального стажа периодов работы. На ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ в г. Сургуте возложена обязанность включить в страховой стаж Ковалишиной Е.В. период работы с 01 января 1999 года по 30 августа 1999 года в Муниципальном образовательном учреждении "Сургутская высшая гимназия - лаборатория Салахова" в должности "данные изъяты", в педагогический стаж период обучения в Сургутском педагогическом училище с 06 сентября 1987 года по 30 июня 1989 года, периоды работы с 11 апреля 1996 года по 08 июля 1996 года "данные изъяты", со 02 сентября 1996 года по 29 августа 1997 года учителем "данные изъяты"", с 01 сентября 1997 года по 18 июля 1999 года "данные изъяты". В удовлетворении остальной части требований истцу отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 11 апреля 2019 года решение Сургутского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 06 августа 2018 года отменено в части возложения на ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ в г. Сургуте обязанности включить в педагогический стаж период обучения Ковалишиной Е.В. в Сургутском педагогическом училище с 06 сентября 1987 года по 30 июня 1989 года. В отмененной части принято новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Ковалишина Е.В. ставит вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных актов в части как незаконных.

Лица, участвующие в деле, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, извещены надлежаще, о причинах своего отсутствия суд не уведомили, не просили об отложении рассмотрения дела. Судебная коллегия в соответствии с частью 3 статьи 167, частью 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации находит возможным рассмотреть дело в отсутствие лиц, участвующих в деле.

Обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы гражданского дела, судебная коллегия находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии с частью 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Судебная коллегия приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций были допущены такого рода нарушения, и они выразились в следующем.

Основания возникновения и порядок реализации права граждан Российской Федерации на страховые пенсии установлены Федеральным законом от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ "О страховых пенсиях", вступившим в силу с 1 января 2015 года.

Согласно части 1 статьи 4 названного закона право на страховую пенсию имеют граждане Российской Федерации, застрахованные в соответствии с Федеральным законом от 15 декабря 2001 года N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", при соблюдении ими условий, предусмотренных этим федеральным законом.

По общему правилу право на страховую пенсию по старости имеют мужчины, достигшие возраста 60 лет, и женщины, достигшие возраста 55 лет (часть 1 статьи 8 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ в редакции, действовавшей на момент обращения).

Порядок и условия сохранения права на досрочное назначение страховой пенсии определены статьей 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ.

В соответствии со статьей 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ основанием для досрочного назначения страховой пенсии по старости лицам, имеющим право на такую пенсию, является работа определенной продолжительности в опасных, вредных, тяжелых и иных неблагоприятных условиях труда.

Согласно данной норме закона одним из условий установления страховой пенсии по старости ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста является наличие стажа, дающего право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, установленной законом продолжительности.

В соответствии с пунктом 19 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ страховая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 8 этого закона, при наличии величины индивидуального пенсионного коэффициента в размере не менее 30 лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, независимо от их возраста.

Частью 2 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ установлено, что списки соответствующих работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается страховая пенсия по старости в соответствии с частью 1 данной статьи, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством Российской Федерации.

Периоды работы (деятельности), имевшие место до дня вступления в силу этого федерального закона, засчитываются в стаж на соответствующих видах работ, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, при условии признания указанных периодов в соответствии с законодательством, действовавшим в период выполнения данной работы (деятельности), дающей право на досрочное назначение пенсии (часть 3 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ).

Периоды работы (деятельности), имевшие место до дня вступления в силу названного федерального закона, могут исчисляться с применением правил, предусмотренных законодательством, действовавшим при назначении пенсии в период выполнения данной работы (деятельности) (часть 4 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ).

В целях реализации положений статей 30 и 31 Федерального закона от 29 декабря 2013 года N 400-ФЗ Правительством Российской Федерации принято постановление от 16 июля 2014 года N 665 "О списках работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых досрочно назначается страховая пенсия по старости, и правилах исчисления периодов работы (деятельности), дающей право на досрочное пенсионное обеспечение" (далее - постановление Правительства Российской Федерации от 16 июля 2014 года N 665).

Подпунктом "м" пункта 1 названного постановления предусмотрено, что при досрочном назначении страховой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, применяются:

- Список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, в соответствии с подпунктом 19 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года N 781 "О списках работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости в соответствии со статьей 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (далее - Список N 781), и об утверждении правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьей 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (далее - Правила N 781);

- Список должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 года N 1067 "Об утверждении Списка должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей (далее - Список N 1067), и Правил исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей", с применением положений абзаца третьего пункта 3 указанного постановления - для учета соответствующей деятельности, имевшей место в период с 1 ноября 1999 года по 31 декабря 2001 года включительно;

- Список профессий и должностей работников народного образования, педагогическая деятельность которых в школах и других учреждениях для детей дает право на пенсию за выслугу лет по правилам статьи 80 Закона РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР", утвержденный постановлением Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 года N 463 "Об утверждении Списка профессий и должностей работников образования, педагогическая деятельность которых в школах и других учреждениях для детей дает право на пенсию за выслугу лет" (далее - Список N 463), с применением положений пункта 2 указанного постановления - для учета соответствующей деятельности, имевшей место в период с 1 января 1992 года по 31 октября 1999 года включительно;

- Перечень учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет (приложение к постановлению Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года N 1397 "О пенсиях за выслугу лет работникам просвещения, здравоохранения и сельского хозяйства"), - для учета периодов педагогической деятельности, имевшей место до 1 января 1992 года.

Из приведенных нормативных положений следует, что, устанавливая правовые основания и условия назначения пенсий и предусматривая для отдельных категорий граждан, занятых определенной профессиональной деятельностью, возможность досрочного назначения страховой пенсии по старости, законодатель связывает право на назначение пенсии ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста не с любой работой в определенной сфере профессиональной деятельности, а лишь с такой, выполнение которой сопряжено с неблагоприятным воздействием различного рода факторов, повышенными психофизиологическими нагрузками, обусловленными спецификой и характером труда, в данном случае о педагогической деятельности в учреждениях для детей. При этом также учитываются различия в характере работы и функциональных обязанностях работающих лиц. Так, право на досрочное назначение страховой пенсии по старости имеют лица, непосредственно осуществлявшие не менее 25 лет педагогическую деятельность в определенных должностях и в определенных учреждениях для детей, предусмотренных соответствующими списками учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на досрочное назначение страховой пенсии по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности.

Статьями 11 и 12 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ определены периоды работы и (или) иной деятельности, включаемые в страховой стаж, а также иные периоды, засчитываемые в страховой стаж.

При подсчете страхового стажа периоды, которые предусмотрены статьями 11 и 12 названного федерального закона, до регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом от 1 апреля 1996 года N 27-ФЗ "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" подтверждаются на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учета за указанный период и (или) документов, выдаваемых работодателями или соответствующими государственными (муниципальными) органами в порядке, установленном законодательством Российской Федерации (часть 1 статьи 14 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ).

При подсчете страхового стажа периоды, которые предусмотрены статьями 11 и 12 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ, после регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом от 1 апреля 1996 года N 27-ФЗ "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" подтверждаются на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учета (часть 2 статьи 14 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ).

Согласно статье 1 Федерального закона от 1 апреля 1996 г. N 27-ФЗ "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" индивидуальный (персонифицированный) учет - это организация и ведение учета сведений о каждом застрахованном лице для реализации пенсионных прав в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В силу пунктов 1, 2 статьи 11 Федерального закона от 1 апреля 1996 года N 27-ФЗ "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" страхователи представляют в органы Пенсионного фонда Российской Федерации по месту их регистрации сведения об уплачиваемых страховых взносах на основании данных бухгалтерского учета, а сведения о страховом стаже - на основании приказов и других документов по учету кадров. Страхователь представляет о каждом работающем у него застрахованном лице сведения, в том числе о периодах деятельности, включаемых в стаж на соответствующих видах работ.

Пенсионный фонд Российской Федерации осуществляет прием и учет сведений о застрахованных лицах в системе индивидуального (персонифицированного) учета, а также внесение указанных сведений в индивидуальные лицевые счета застрахованных лиц в порядке и сроки, которые определяются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти (статья 8.1 Федерального закона от 1 апреля 1996 года N 27-ФЗ "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования").

В соответствии со статьей 28 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ работодатели несут ответственность за достоверность сведений, представляемых для ведения индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования. Перед сдачей отчетности предприятия, имеющие льготные профессии, представляют в орган Пенсионного фонда Российской Федерации документы, подтверждающие льготу, персонально по каждому работающему у него по льготной профессии человеку.

По смыслу приведенных нормативных положений, индивидуальный (персонифицированный) учет используется в целях назначения страховой и накопительной пенсий в соответствии с результатами труда каждого застрахованного лица на основе страхового стажа конкретного застрахованного лица и его страховых взносов. Страхователь (работодатель) представляет в Пенсионный фонд Российской Федерации о каждом работающем у него застрахованном лице сведения, в том числе о периодах деятельности, включаемых в стаж на соответствующих видах работ, после получения которых Пенсионный фонд Российской Федерации вносит эти сведения в индивидуальный лицевой счет застрахованного лица. При этом страхователи (работодатели) несут ответственность за достоверность сведений, представляемых ими для ведения индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования.

Судами установлено, что Ковалишина Е.В. "данные изъяты" года рождения в соответствии с Федеральным законом от 01 апреля 1996 года N 27-ФЗ "Об индивидуальном (персонифицированном) учете" была зарегистрирована в системе государственного пенсионного страхования 18 июля 1999 года. 21 июля 2017 года обратилась в ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ в г. Сургуте с заявлением о назначении досрочно страховой пенсии по старости в соответствии с пунктом 19 части 1 статьи 30 Закона "О страховых пенсиях".

Решением ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ в г. Сургуте от 19 октября 2017 года N 6210 в удовлетворении заявления истцу было отказано в связи с отсутствием требуемой продолжительности стажа педагогической деятельности. Для назначения пенсии по указанному основанию необходимо иметь стаж педагогической деятельности 25 лет, тогда как, по мнению пенсионного органа, педагогический стаж истца составил 17 лет 01 месяц 05 дней.

Судами, исходя из записей в трудовой книжке установлено, что Ковалишина Е.В. с 06 сентября 1987 года по 30 июня 1989 года проходила обучение в Сургутском педагогическом училище; с 01 сентября 1989 года по 07 октября 1993 года работала "данные изъяты"; с 11 апреля 1996 года по 15 июля 1996 года работала "данные изъяты"; со 02 сентября 1996 года по 29 августа 1997 года "данные изъяты" с 01 сентября 1997 года работала "данные изъяты""; 01 декабря 1998 года переведена на должность "данные изъяты"; 01 сентября 2006 года переведена на должность "данные изъяты"; 01 сентября 2011 года переведена на должность заместителя "данные изъяты".

При рассмотрении спора, судами на основании записей в трудовой книжке и справок работодателей, уточняющих характер работы, принято решение о включении периодов работы в образовательных учреждениях для детей с 11 апреля 1996 года по 18 июля 1999 года в специальный стаж Ковалишиной Е.В. для целей назначения досрочной страховой пенсии по старости.

Отказывая в удовлетворении требований в части включения периода работы с 19 июля 1999 года по 10 марта 2003 года, суды, как и ранее ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ в г. Сургуте, исходили из даты регистрации истца в системе индивидуального (персонифицированного) учета и из отражения в ней педагогической деятельности без кода особых условий труда. При этом справка N15 от 10 июля 2017 года, выданная работодателем Муниципальным бюджетным образовательным учреждением Гимназия "Лаборатория Салахова" (до переименования муниципальное образовательное учреждение "Сургутская высшая гимназия-лаборатория Салахова"), уточняющая ее занятость на соответствующих должностях за периоды работы, которые засчитываются в специальный стаж, дающий право на досрочную страховую пенсию по старости в связи с педагогической деятельностью по подпункту 19 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N400-ФЗ, какой либо юридической оценки в оспариваемых судебных актах не нашла.

Также судами оставлено без внимания и то обстоятельство, что период работы с 01 сентября 1997 года по 18 июля 1999 года в должностях "данные изъяты" включены в специальный стаж истца, а период работы с 11 марта 2003 года в той же должности "данные изъяты" отражен работодателем в системе индивидуального (персонифицированного) учета с указанием кода особых условий труда - педагогическая деятельность.

Исходя из изложенных обстоятельств суд первой инстанции не выяснил, по какой причине работодатель при предоставлении в пенсионный орган сведений для индивидуального (персонифицированного) учета в отношении Ковалишиной Е.В. документально не подтвердил ее право на досрочное назначение страховой пенсии, тем самым не устранил противоречия между имеющимися в материалах дела данными индивидуального (персонифицированного) учета и представленными в судебное заседание документами работодателя о льготном характере работы истца, дающей ей право на досрочное назначение страховой пенсии по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности. Суд апелляционной инстанции в силу положений статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации нарушения, допущенные судом первой инстанции, не устранил, ограничившись формальным рассмотрением доводов апелляционной жалобы.

Между тем устранение противоречий между представленными сторонами спора и имеющимися в деле доказательствами являлось в соответствии со статьей 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обязанностью суда, неисполнение которой повлекло за собой вынесения судебных актов, не отвечающих требованиям статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Судами при вынесении оспариваемых судебных актов не учтено, что в случае возникновении спора о периодах работы, подлежащих включению в страховой стаж, в том числе в страховой стаж для досрочного назначения страховой пенсии по старости, порядке исчисления этого стажа, сведения о наличии такого стажа (в данном случае факт осуществления педагогической деятельности в образовательных учреждениях для детей) могут быть подтверждены в судебном порядке с представлением доказательств, отвечающих требованиям статей 59, 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. При этом бремя доказывания этих юридически значимых обстоятельств в силу статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является обязанностью лица, претендующего на досрочное назначение страховой пенсии по старости.

В силу части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, и корреспондирующих ей положений международно-правовых актов, в частности статьи 8 Всеобщей декларации прав человека, пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также пункта 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, государство обязано обеспечить осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной, полной и эффективной.

Заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов (часть 1 статьи 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судами, отказавшими Ковалишиной Е.В. в удовлетворении иска в указанной части, не учтено, что истец, реализуя гарантированное ей право на судебную защиту, обратился в суд за разрешением спора, поставив перед судом вопрос о правомерности отказа пенсионного органа во включении в стаж для досрочного назначения страховой пенсии по старости периода ее работы и в связи с этим о наличии у нее права на досрочное назначение страховой пенсии по старости. Данные обстоятельства должны являться предметом судебной проверки. Однако, приведенные истцом доводы в обоснование заявленных требований, в полном объеме судами проверены не были, представленным истцом доказательствам юридическая оценка не дана.

С учетом изложенного состоявшиеся судебные акты в полной мере нельзя признать законными и обоснованными, в связи с чем апелляционное определение в части, которой решением суда первой инстанции Ковалишиной Е.В. отказано в удовлетворении исковых требований о включении в специальный трудовой стаж периода работы с 19 июля 1999 года по 10 марта 2003 года, подлежит отмене, поскольку оно принято с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без устранения этих нарушений невозможны восстановление и защита прав и законных интересов заявителя.

Поскольку судами при рассмотрении настоящего дела не установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, а именно наличие у Ковалишиной Е.В. специального стажа для назначения досрочной страховой пенсии по старости по пункту 19 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ в связи с осуществлением педагогической деятельности в учреждениях для детей независимо от их возраста, противоречия в представленных сторонами доказательствах не устранены, дело в отмененной части подлежит направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное, применить к спорным отношениям нормы права, их регулирующие, и разрешить спор в соответствии с установленными обстоятельствами и требованиями закона.

Что касается доводов кассационной жалобы о необоснованном исключении из специального стажа периода обучения Ковалишиной Е.В. в Сургутском педагогическом училище с 06 сентября 1987 года по 30 июня 1989 года, то судебная коллегия соглашается с выводами судов об отсутствии оснований для включения названного периода в педагогический стаж.

В силу части 8 статьи 13 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ при исчислении страхового стажа в целях определения права на страховую пенсию периоды работы и (или) иной деятельности, которые имели место до дня вступления в силу настоящего Федерального закона и засчитывались в трудовой стаж при назначении пенсии в соответствии с законодательством, действовавшим в период выполнения работы (деятельности), могут включаться в указанный стаж с применением правил подсчета соответствующего стажа, предусмотренных указанным законодательством (в том числе с учетом льготного порядка исчисления стажа), по выбору застрахованного лица.

В период учебы истца в педагогическом училище действовало постановление Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года N1397 "О пенсиях за выслугу лет работникам просвещения, здравоохранения и сельского хозяйства", которым было утверждено Положение о порядке исчисления стажа для назначения пенсий за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения.

В соответствии с абзацем 5 пункта 2, абзацем 1 пункта 4 данного Положения в стаж работы учителей и других работников просвещения, кроме работы, казанной в пункте 1 настоящего Положения, засчитывалось время обучения в педагогических учебных заведениях и университетах, если ему непосредственно предшествовала и непосредственно за ним следовала педагогическая деятельность, при условии, если не менее 2/3 стажа, требуемого для назначения пенсии в соответствии с настоящим Постановлением, приходится на работу в учреждениях, организациях и должностях, работа в которых дает право на эту пенсию.

Из приведенных норм следует, что время обучения подлежит включению в педагогический стаж при одновременном соблюдении следующих условий: если педагогическая деятельность непосредственно предшествовала времени обучения и следовала за ним.

Как верно указано судом апелляционной инстанции, из трудовой книжки истца следует, что до поступления в Сургутское педагогическое училище она педагогической деятельностью не занималась, работала "данные изъяты" Поскольку, предусмотренные вышеназванным Положением требования, не были истцом соблюдены, период обучения не подлежал включению в ее специальный стаж, как верно установилсуд апелляционной инстанции.

Довод кассационной жалобы об осуществлении педагогической деятельности непосредственно после окончания обучения в училище, при том, что перед поступлением в образовательное учреждение она педагогической деятельностью не занималась, основан на неверном толковании выше названных норм права и подлежит отклонению.

Руководствуясь статьями 379.5, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 11 апреля 2019 года в части, которой решением Сургутского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 06 августа 2018 года Ковалишиной Елене Вячеславовне отказано в удовлетворении исковых требований к Государственному учреждению - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Сургуте Ханты-Мансийского автономного округа - Югры (межрайонное) о включении в специальный трудовой стаж периода работы с 19 июля 1999 года по 10 марта 2003 года отменить и направить дело в отмененной части на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.