Определение СК по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 03 декабря 2019 г. по делу N 8Г-1127/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Горлача Б.Н.

судей Гончаренко Ю.Ю, Роговой Е.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-2941/2019 по иску Кожевниковой Натальи Ивановны к Блиновой Наталье Игоревне, Маслаковой Татьяне Михайловне, Лимарову Петру Михайловичу, администрации города Екатеринбурга об исключении имущества из состава наследства, признании права собственности, по кассационной жалобе Кожевниковой Натальи Ивановны на решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 22 апреля 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 18 сентября 2019 года.

Заслушав доклад судьи Седьмого кассационного суда общей юрисдикции Гончаренко Ю.Ю. об обстоятельствах дела и доводах кассационной жалобы, объяснения представителя истца Кожевниковой Н.И. - Канкалова Д.О, поддержавшего доводы кассационной жалобы, ответчика Блиновой Н.И. и третьего лица Лимарова П.М, возражавших против доводов жалобы, судебная коллегия

установила:

Кожевникова Н.И. обратилась в суд с иском к Блиновой Н.И. об исключении из состава наследства, открывшегося в связи со смертью ФИО1, ? доли в праве собственности на квартиру, расположенную по адресу: г. Екатеринбург, "данные изъяты"; признании за истцом права собственности на ? долю в праве на данное жилое помещение.

В обоснование заявленных требований указано на то, что в период с 05 октября 1990 года по 05 июля 1999 года истец состояла в браке с ФИО2, в период которого за счет общих доходов супругов приобретена квартира, расположенная по адресу: г. Екатеринбург, "данные изъяты". После расторжения брака раздел имущества супругами не производился, ФИО3. остался проживать в указанной квартире, в новый брак не вступал. 03 января 2018 года ФИО4 умер. Его наследником по завещанию является двоюродная сестра Блинова Н.И. Истец считает, что спорная квартира является совместной собственностью, а потому ? доля в праве собственности на данное имущество принадлежит ей и не подлежит включению в состав наследства.

В ходе судебного разбирательства к участию в деле в качестве соответчиков привлечены администрация г. Екатеринбурга и Лимаров М.Е. (отец наследодателя). В связи со смертью Лимарова М.Е. 22 сентября 2018 года произведена замена ответчика на его правопреемников - Лимарова П.М. и Маслакову Т.М. (т. 1 л.д. 131-133, 203, т. 2 л.д. 26-27).

Решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 22 апреля 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 18 сентября 2019 года, в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе Кожевникова Н.И. просит об отмене вынесенных по делу судебных постановлений, ссылаясь на несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемых судебных постановлениях, фактическим обстоятельствам дела, неправильное применение норм материального и процессуального права. Не согласна с выводом суда о пропуске истцом срока исковой давности для предъявления требований о разделе совместно нажитого имущества. Считает, что срок исковой давности следует исчислять со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. В данном случае, началом течения срока исковой давности является дата смерти бывшего супруга истца ФИО5, поскольку именно с этого дня истец узнала об открытии наследства и о наличии завещания в пользу Блиновой Н.И, т.е. о выбытии квартиры из владения наследодателя. Соответственно, обратившись в суд с настоящим иском, срок исковой давности истцом не пропущен.

Заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы гражданского дела, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу части 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права

Таких нарушений судами первой и апелляционной инстанций не допущено, а доводы жалобы не могут повлечь отмену или изменение обжалуемых постановлений в кассационном порядке.

При рассмотрении спора судами установлено, что с 05 октября 1990 года по 05 июля 1999 года Кожевникова (ранее - Лимарова) Н.И. состояла в зарегистрированном браке с ФИО6. (т. 1 л.д. 48, 50, 70).

В период брака 24 апреля 1997 года Лимаров Г.М. приобрел в собственность квартиру, расположенную по адресу: г. Екатеринбург, "данные изъяты" (далее - спорная квартира) (т. 1 л.д. 68-69, 148-149).

03 января 2018 года ФИО7 умер (т. 1 л.д. 44, 74).

После его смерти открылось наследство, состоящее, в том числе, из спорной квартиры. Наследником к имуществу умершего ФИО8 является Блинова Н.И. на основании завещания, составленного наследодателем 15 июня 2015 года (т. 1 л.д. 146).

В квартире по адресу: г. Екатеринбург, "данные изъяты" ФИО9 был зарегистрирован с 29 июля 1997 года по день смерти. Вместе с ним на день смерти в указанной квартире никто зарегистрированным не значится (т. 1 л.д. 147).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении требований Кожевниковой Н.И, суд первой инстанции исходил из того, что истцом пропущен срок исковой давности для предъявления требований о разделе совместно нажитого имущества, о применении которого заявили ответчики, что в силу пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации является самостоятельным основанием к отказу в удовлетворении исковых требований.

При этом суд, принимая во внимание разъяснения, данные в пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 ноября 1998 года N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака", обоснованно указал, что срок исковой давности по требованиям о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, исчисляется с момента, когда бывшему супругу стало известно о нарушении своего права на общее имущество. Если после расторжения брака бывшие супруги продолжают сообща пользоваться общим имуществом, то срок исковой давности следует исчислять с того дня, когда супругом - собственником имущества будут совершены действия, препятствующее бывшему супругу осуществлять свои права в отношении этого имущества.

Делая вывод о пропуске срока исковой давности, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности и взаимной связи, суд первой инстанции исходил из того, что факт совместного проживания Кожевниковой Н.И. и ФИО10 в спорной квартире и использования ими указанного жилого помещения в период со дня расторжения брака и до смерти ФИО11 не нашел своего подтверждения; в спорной квартире Кожевникова Н.И. не проживала, зарегистрирована никогда не была (т. 1 л.д. 81), вселиться в квартиру не пыталась; не несла расходы по содержанию этого имущества; ни с момента приобретения квартиры на имя ФИО12, ни с момента расторжения брака в 1999 году не ставила вопрос о выделе доли в праве собственности на спорное имущество.

Установив указанные обстоятельства, суд пришел к обоснованному выводу о том, что срок исковой давности следует исчислять не со дня смерти ФИО13, а с момента расторжения брака между Кожевниковой Н.И. и ФИО14, то есть с 05 июля 1999 года, поскольку именно с этого времени истец узнала о нарушении своего права на общее имущество.

Вопреки суждениям подателя кассационной жалобы, указанные выводы, поддержанные и судом апелляционной инстанции, основаны на правильном применении норм материального права, регулирующих возникшие правоотношения.

Доводы кассационной жалобы Кожевниковой Н.И. о неверном определении судом момента начала течения срока исковой давности, который, по мнению заявителя, следует исчислять с даты открытия наследства, аналогичны доводам апелляционной жалобы, которые рассмотрены судом апелляционной инстанции и правомерно отклонены, как основанные на неверном толковании норм права.

Указание истца на то, что вплоть до момента смерти наследодателя действовал режим совместной собственности в отношении спорного имущества и только в связи со смертью бывшего супруга права истца следует считать нарушенными, несостоятельно, поскольку противоречит положениям пункта 7 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации, в силу которых к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности.

Поскольку титульным собственником спорной квартиры с момента ее приобретения являлся ФИО15, требование о признании за истцом права собственности на долю в квартире, как на общее имущество супругов, заявлено Кожевниковой Н.И. спустя 19 лет с момента расторжения брака, в течение которого истец была лишена возможности пользоваться спорным имуществом, то есть по истечении предусмотренного пунктом 7 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации и пунктом 1 статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации трехлетнего срока исковой давности, то вывод суда об отказе в удовлетворении исковых требований является законным и обоснованным.

Учитывая, что выводы, содержащиеся в обжалуемых судебных актах, соответствуют установленным судом фактическим обстоятельствам дела, нарушений либо неправильного применения норм материального права или норм процессуального права судами первой и апелляционной инстанций не допущено, оснований для отмены или изменения обжалуемых судебных постановлений по доводам кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 379.5, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 22 апреля 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 18 сентября 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу Кожевниковой Натальи Ивановны - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.