Определение СК по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 17 декабря 2019 г. по делу N 8Г-1141/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Тульской И.А, судей Шведко Н.В, Шелепова С.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в зале суда посредством системы видеоконференц-связи гражданское дело N 2-326/2019 по иску Сибирского банка реконструкции развития (общество с ограниченной ответственностью) в лице конкурсного управляющего Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" к Никитиной Татьяне Борисовне, по кассационной жалобе Сибирского банка реконструкции развития (общество с ограниченной ответственностью) в лице конкурсного управляющего Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" на решение Калининского районного суда г. Тюмени от 21 февраля 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 22 апреля 2019 года.

Заслушав доклад судьи Седьмого кассационного суда общей юрисдикции Шведко Н.В, объяснения представителей истца по доверенности Марковой Ю.А, Дворниченко О.О, поддержавших доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу представителя ответчика по доверенности Матвеева В.О, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции, установила:

Сибирский банк реконструкции развития (общество с ограниченной ответственностью) в лице конкурсного управляющего Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" обратился в суд с иском к Никитиной Т.Б. о взыскании задолженности по кредитному договору.

Требования мотивированы тем, что между банком и ответчиком Никитиной Т.Б. заключен договор поручительства N15-086 от 03 июня 2015 года в обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору "данные изъяты", заключенному 03 июня 2015 года с Коноваловым Д.А. на 2 010 000 руб.

Решением Калининского районного суда города Тюмени от 21.10.2016 г. с Коновалова Д.А, Никитина В.М. и Шульгиной Н.В. взыскана задолженность в размере 1 899 886, 49 руб, а также обращено взыскание на заложенное имущество. Решение суда не исполнено.

В связи с чем, истец обратился в суд с иском к ответчику Никитиной Т.Б, просит взыскать с нее, как с поручителя, задолженность по уплате основного долга, неустойку за просрочку уплаты основного долга, неустойку за неуплату процентов за пользование кредитом, расходы по уплате государственной пошлины.

Решением Калининского районного суда г. Тюмени от 21 февраля 2019 года в иске отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 22 апреля 2019 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с состоявшимися судебными актами, "Банк СБРР" (ООО) в лице конкурсного управляющего Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" обратился с кассационной жалобой, в которой просит отменить обжалуемые судебные акты. Считает, что судом нарушены нормы материального права и к указанным спорным правоотношениям применен общий срок исковой давности, в то время как согласованный сторонами срок действия договора поручительства не истек.

Ссылается на п.3.2 договора, по условиям срок поручительства Никитиной Т.Б. составляет 8 лет с даты подписания указанного договора, то есть до 03 июня 2023 года, либо поручительство прекращается с прекращением всех обязательств заемщика. Дополнительным соглашением к кредитному договору условия срока о поручительстве не изменялись. Таким образом, со ссылкой на действующее законодательство истец полагает, что исковые требования, заявленные в пределах срока исковой давности, подлежат удовлетворению в полном объеме.

Иные лица, участвующие в деле, извещенные о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Седьмого кассационного суда общей юрисдикции, в судебное заседание кассационной инстанции не явились, о причинах своего отсутствия суд не уведомили, не просили об отложении рассмотрения дела. Судебная коллегия в соответствии с частью 3 статьи 167, частью 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации находит возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц, участвующих в деле.

В соответствии с частью 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения судебного постановления.

В соответствии со статьей 361 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.

В силу статьи 363 Гражданского кодекса Российской Федерации при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

В силу пункта 6 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иск к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства.

Судами установлено, что 03 июня 2015 года между Банком СБРР (ООО) и Коноваловым Д.А. заключен кредитный договор, в соответствии с которым, банк предоставил заемщику кредит в сумме 2 010 000 руб. до 01 июня 2020 года. Дополнительным соглашением от 03 июня 2015 года стороны согласовали пункт 1.3 кредитного договора в следующей редакции: "заемщик обязуется возвратить кредит в срок не позднее 02 сентября 2015 года".

В обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору 03 июня 2015 года между Банком СБРР (ООО) и Никитиной Т.Б. заключен договор поручительства, в соответствии с которым, поручитель обязуется перед кредитором полностью солидарно отвечать за исполнение Коноваловым Д.А. его обязательств перед кредитором, возникших из кредитного договора от 03 июня 2015 года. Из пункта 3.2 договора поручительства следует, что поручительство дано на 8 лет с даты подписания договора. Поручительство прекращается с прекращением всех обязательств заемщика по кредитному договору. Дополнительным соглашением от 03 июня 2015 года к договору поручительства, стороны согласовали пункт 1.2.2 договора поручительства, в соответствии с которым, срок возврата кредита не позднее 02 сентября 2015 года.

Решением Калининского районного суда города Тюмени от 21 октября 2016 года исковые требования Банка СБРР (ООО) удовлетворены, в его пользу солидарно с Коновалова Д.А. и Никитина В.М. взыскана задолженность по кредитному договору в размере 1 899 886, 49 руб, обращено взыскание на заложенное имущество, принадлежащее на праве собственности Шульгиной Н.В.; это решение вступило в законную силу, в настоящее время не исполнено.

При этом к поручителю Никитиной Н.Б. исковые требования не предъявлялись.

В соответствии со статьей 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Общий срок исковой давности составляет три года (статья 196 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу пункта 1 статьи 203 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

По смыслу пунктов 1 и 3 статьи 308, статьи 364 Гражданского кодекса Российской Федерации сроки исковой давности по требованиям к основному должнику и поручителю исчисляются самостоятельно.

Согласно разъяснениям, приведенным в абзаце 5 пункта 33 постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 12 июля 2012 года N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством", срок существования поручительства не является сроком исковой давности.

По смыслу пункта 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока давности по иску, вытекающему из нарушения одной стороной договора условия об оплате товара (работ, услуг) по частям, начинается в отношении каждой отдельной части. Срок давности по искам о просроченных повременных платежах (проценты за пользование заемными средствами, арендная плата и т.п.) исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу. Срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки (статья 330 Гражданского кодекса Российской Федерации) или процентов, подлежащих уплате по правилам статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу, определяемому применительно к каждому дню просрочки (пункты 24, 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 года N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности").

Согласно статье 207 Гражданского кодекса Российской Федерации с истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, поручительство и т.п.), в том числе возникшим после истечения срока исковой давности по главному требованию.

Из материалов дела следует, что кредитным договором с учетом дополнительного соглашения, а также договором поручительства с учетом дополнительного соглашения установлен срок возврата кредита не позднее 02 сентября 2015 года, следовательно, с 03 сентября 2015 года начал течь срок исковой давности для предъявления требований, как к должнику, так и к поручителю об исполнении обязательства по возврату кредита.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу, что исковые требования к поручителю Никитиной Т.Б. предъявлены 31 октября 2018 года, то есть спустя более трех лет после наступления срока исполнения обязательства, следовательно срок исковой давности "Банком СБРР" (ООО) пропущен.

Апелляционная инстанция, с указанным выводом суда первой инстанции согласилась.

Доводы кассационной жалобы об отсутствии оснований для применения пропуска срока исковой давности основаны на ошибочном толковании норм материального права, регулирующих вопросы применения срока исковой давности. А также были предметом рассмотрения суда апелляционной инстанции и получили соответствующую правовую оценку.

Судами установлено, что поручителю Никитиной Н.Б. исковые требования не предъявлялись, не совершено действий, свидетельствующих о признании ею задолженности по кредитному договору, акты сверок не подписывались, доказательств обратного стороной истца не представлено, поэтому для ответчика не наступили последствия, предусмотренные статьей 203 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что кредитным договором с учетом дополнительного соглашения, а также договором поручительства с учетом дополнительного соглашения установлен срок возврата кредита не позднее 02 сентября 2015 года следовательно, с 03 сентября 2015 года начал течь срок исковой давности для предъявления требований, как к должнику, так и к поручителю об исполнении обязательства по возврату кредита.

Истец в суд предъявил исковые требования к поручителю Никитиной Т.Б. только 31 октября 2018 года, то есть спустя более трех лет после наступления срока исполнения обязательства.

Разрешая спор, суд первой инстанции, с которым согласился суд апелляционной инстанции, пришел к выводу о том, что истцом пропущен установленный законом срок исковой давности, о применении которого заявлено ответчиком, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

В силу изложенного судебная коллегия полагает, что кассационная жалоба не содержит доводов, которые могут служить основанием для отмены обжалуемых судебных актов в кассационном порядке.

Судебные инстанции правильно применили нормы материального права, подлежащие применению, и разрешили спор в соответствии с установленными по делу фактическими обстоятельствами.

По существу, доводы кассационной жалобы направлены на переоценку установленных фактических обстоятельств, что не входит в полномочия суда при кассационном производстве.

С учетом изложенного обжалуемый судебный акты подлежит оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 379.5, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Калининского районного суда г. Тюмени от 21 февраля 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 22 апреля 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу Сибирского банка реконструкции развития (общество с ограниченной ответственностью) в лице конкурсного управляющего Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.