Определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 30 декабря 2019 г. по делу N 8Г-1180/2019

 

Седьмой кассационный суд общей юрисдикции в составе судьи Лезиной Л.В., рассмотрев материал N11-21/2019 по исковому заявлению Шаповалова Михаила Владиславовича к страховому акционерному обществу "Якорь" о защите прав потребителей, взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами, неустойки, компенсации морального вреда, штрафа, по кассационной жалобе Шаповалова Михаила Владиславовича на определение мирового судьи судебного участка N46 судебного района г. Кургана от 19 августа 2019 года и определение Курганского городского суда Курганской области от 25 сентября 2019 года, УСТАНОВИЛ:

Шаповалов М.В. обратился к мировому судье с иском к страховому акционерному обществу "Якорь" о защите прав потребителей, взыскании денежных средств, процентов за пользование чужими денежными средствами, неустойки, компенсации морального вреда, судебных расходов.

Определением мирового судьи судебного участка N46 судебного района г. Кургана от 19 августа 2019 года исковое заявление возвращено Шаповалову М.В. в связи с неподсудностью исковых требований мировому судье.

Определением Курганского городского суда Курганской области от 25 сентября 2019 года указанное определение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Шаповалов М.В. просит отменить судебные постановления, ссылаясь на допущенные судами существенные нарушения норм процессуального права.

На основании ч. 10 ст. 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, кассационная жалоба на вступившее в законную силу определение суда и вынесенное по результатам его обжалования определение апелляционной инстанции, рассматривается в суде кассационной инстанции судьей единолично без проведения судебного заседания.

В силу ч. 1 ст. 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких нарушений судами не допущено, а доводы жалобы не могут повлечь отмену или изменение обжалуемых постановлений в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела и установлено судом, Шаповалов М.В, на основании договора цессии, заключенного между ним и Махневой М.В, по которому последняя уступила истцу право требования денежных средств, излишне уплаченных страхователем в связи с неверным применением коэффициента бонус-малус при заключении договора обязательного страхования гражданской ответственности, обратился к мировому судье с иском к страховому акционерному обществу "Якорь" о защите прав потребителей, взыскании денежных средств, процентов за пользование чужими денежными средствами, неустойки, компенсации морального вреда, судебных расходов.

Мировой судья, с выводом которого согласился Курганский городской суд Курганской области, руководствуясь ст. 383 Гражданского кодекса Российской Федерации, ч. 2 ст. 135 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, п. 71 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 года N58 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", пришел к правомерному выводу о том, что процессуальные права потребителя на обращение в суд по месту своего жительства не могут быть переданы по договору уступки права требования, подсудность спора не может определяться местом жительства Шаповалова М.В, в связи с чем возвратил исковое заявление заявителю.

Такие выводы суда, вопреки суждениям заявителя кассационной жалобы, соответствуют установленным обстоятельствам и основаны на правильном применении норм процессуального права.

В соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 17 Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 года N2300-1 "О защите прав потребителей" иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены по выбору истца в суд, в том числе по месту жительства или пребывания истца.

Частью 7 ст. 29 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации также предусмотрено, что иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены также в суд по месту жительства или месту пребывания истца либо по месту заключения или месту исполнения договора.

В соответствии со ст. 383 Гражданского кодекса Российской Федерации права потерпевшего на возмещение вреда жизни и здоровью, а также право на компенсацию морального вреда и процессуальные права потребителя не могут быть переданы по договору уступки требования.

Как следует из разъяснений, содержащихся в п. п. 70, 71 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 года N58, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, включая права, связанные с основным требованием, в том числе, требования к страховщику, обязанному осуществить страховую выплату в соответствии с Федеральным законом от 25 апреля 2002 года N40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (далее - Федерального закона "Об ОСАГО"), уплаты неустойки и суммы финансовой санкции (п. 1 ст. 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, абз. 3 и 3 п. 21 ст. 12 Федерального закона "Об ОСАГО").

Права потерпевшего на возмещение вреда жизни и здоровью, на компенсацию морального вреда и на получение предусмотренного п. 3 ст. 16.1 Федерального закона "Об ОСАГО" и п. 6 ст. 13 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" штрафа, а также права потребителя, предусмотренные п. 2 ст. 17 названного Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей", не могут быть переданы по договору уступки требования.

Таким образом, доводы заявителя о том, что судом не учтены положения п. 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 года N54 "О некоторых вопросах применения положений гл. 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки", в соответствии с которыми договор, на основании которого производится уступка, может быть заключен не только в отношении требования, принадлежащего цеденту в момент заключения договора, но и в отношении требования, которое возникнет в будущем или будет приобретено цедентом у третьего лица (будущее требование), основаны на неверном понимании норм процессуального права, поскольку указанное положение не регулирует отношения по передаче процессуальных прав, к которым относится и право потребителя на обращение в суд по месту своего жительства.

Руководствуясь ст.ст. 379.5, 379.6, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

определил:

определение мирового судьи судебного участка N46 судебного района г. Кургана от 19 августа 2019 года и определение Курганского городского суда Курганской области от 25 сентября 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу Шаповалова Михаила Владиславовича - без удовлетворения.

 

Судья

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.