Определение СК по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 03 декабря 2019 г. по делу N 8Г-1182/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Горлача Б.Н.

судей Роговой Е.С, Коренева А.С, рассмотрела в открытом судебном заседании в зале суда гражданское дело по кассационной жалобе Скачковой Валентины Денисовны на решение Орджоникидзевского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 24 апреля 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 09 июля 2019 года, вынесенные по гражданскому делу N2-1012/2019 по иску Скачковой Валентины Денисовны к администрации г. Магнитогорска Челябинской области, Межрегиональному территориальному управлению Росимущества в Челябинской и Курганской областях, Скачкову Ивану Вячеславовичу о признании права собственности на жилой дом.

Заслушав доклад судьи Роговой Е.С. об обстоятельствах дела и доводах кассационной жалобы, судебная коллегия

установила:

Скачкова В.Д. обратилась в суд с иском к администрации города Магнитогорска Челябинской области, МТУ Росимущества в Челябинской и Курганской областях, Скачкову И.В. о признании права собственности на жилой дом площадью 43, 9 кв.м, расположенный по адресу: Челябинская область, "данные изъяты", в силу приобретательной давности.

В обоснование заявленных исковых требований указала, что данный дом на праве собственности принадлежал ФИО15, которая умерла 25 января 1978 года. После смерти ФИО13 владельцем дома стала ее дочь ФИО14, а после смерти ФИО16 владельцем дома являлся супруг истицы - ФИО17, который умер 11 апреля 2007 года. С момента смерти супруга истица владеет домом, как своим собственным, несет бремя содержания, проживает в доме. Присоединив к своему времени владения домом, время владения ФИО18, полагает, что у нее возникло право собственности на дом в силу приобретательной давности.

Решением Орджоникидзевского районного суда города Магнитогорска Челябинской области от 24 апреля 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 09 июля 2019 года, в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе Скачковой В.Д. ставится вопрос об отмене вышеуказанных судебных актов.

В обоснование доводов кассационной жалобы указывает на несогласие с определенным судом кругом ответчиков, в частности с привлечением к участию в деле МТУ Росимущества в Челябинской и Курганской областях, Скачкова И.В. Суды пришли к необоснованному выводу об отсутствии добросовестности владения ею спорным жилым домом, какими-либо доказательствами указанные выводы не подтверждены. Также судами сделан необоснованный вывод об избрании ею неправильного способа защиты права.

При надлежащем извещении о времени и месте судебного разбирательства в судебное заседание суда кассационной инстанции участвующие в деле лица не явились. Информация о рассмотрении дела была заблаговременно размещена на официальном сайте Седьмого кассационного суда общей юрисдикции, в связи с чем, на основании статей 167, 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, приходит к следующему.

В силу статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права

Таких нарушений судами первой и апелляционной инстанций не допущено, а доводы жалобы не могут повлечь отмену или изменение обжалуемых постановлений в кассационном порядке.

Судами установлены и усматриваются из материалов дела следующие фактические обстоятельства.

17 июля 1952 года ФИО2 в постоянное (бессрочное) пользование для строительства индивидуального жилого дома предоставлен земельный участок по адресу: Челябинская область, г. "данные изъяты"

На данном земельном участке возведен жилой дом, право собственности на который на основании указанного выше договора зарегистрировано органами технической инвентаризации домовладений за ФИО3

ФИО4 умерла 25 января 1978 года, после ее смерти наследственное дело не заводилось, однако в доме проживала ее дочь ФИО1

После смерти ФИО5, наступившей 16 ноября 2000 года, наследственное дело не заводилось, однако в доме проживал и был зарегистрирован по месту жительства ее сын ФИО19

Скачкова В.Д. с 17 ноября 2006 года являлась супругой ФИО6, 11 апреля 2007 года ФИО7 умер.

Из представленного наследственного дела следует, что с заявлением о принятии наследства после смерти ФИО8 в установленный законом срок обратился его сын Скачков И.В. через своего законного представителя путем направления 10 октября 2007 года по почте заявления о принятии наследства, при этом свидетельство о праве на наследство не выдавалось ввиду того, что документы, подтверждающие родство, полномочия представителя, право собственности наследодателя на имущество, не представлялись.

Из материалов прокурорской проверки по заявлению Скачкова И.В. следует, что Скачков И.В. приходился ФИО9 сыном. ФИО10, а так же ФИО11 приходящаяся Скачкову И.В. матерью, были лишены родительских прав, в связи с чем Скачков И.В. был помещен в детский дом. Прокурором установлено, что директором детского дома в установленный срок подано заявление о принятии Скачковым И.В. наследства, открывшегося после смерти ФИО12, в связи с чем Скачкову И.В. рекомендовано обратиться к нотариусу.

Установив изложенное и руководствуясь положениями статей 234, 1152, 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, содержащимися в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N22 от 29 апреля 2010 года "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", суд первой инстанции пришел к выводу, что истцом избран ненадлежащий способ защиты права, а, соответственно, об отсутствии оснований для признания права собственности за истцом в силу приобретательной давности.

С изложенными выводами суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции, дополнительно указав на то, что в материалах дела не содержится доказательств, свидетельствующих о том, что Скачков И.В. отказался от принадлежащих ему прав, при этом принято во внимание, что по достижении совершеннолетнего возраста, а именно в 2016 году, Скачков И.В. обращался в прокуратуру с заявлением об оказании помощи в принятии наследства, что подтверждает его намерения приобрести право собственности на дом в порядке наследования.

Также суд апелляционной инстанции исходил из того, что после смерти ФИО20 наследство принято его сыном Скачковым И.В, с момента смерти наследодателя собственником принадлежащего наследодателю имущества, помимо иных наследников, является Скачков И.В, признание права единоличной собственности на спорный дом за Скачковой В.Д. в силу приобретательной давности не соответствует приведенным нормам права.

Выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным на основании представленных доказательств, получивших оценку в соответствии с требованиями процессуального закона, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

В связи с вышеизложенным судебной коллегией отклоняются доводы жалобы Скачковой В.Д. о том, что суды пришли к необоснованному выводу об отсутствии добросовестности владения ею спорным жилым домом, какими-либо доказательствами указанные выводы не подтверждены; судами сделан необоснованный вывод об избрании ею неправильного способа защиты права.

Довод кассационной жалобы относительно несогласия с определенным судом кругом ответчиков, в частности, с привлечением к участию в деле МТУ Росимущества в Челябинской и Курганской областях, Скачкова И.В, основан на неправильном толковании норм процессуального права, поскольку в спорном случае указанное процессуальное решение суда принято в соответствии с положениями части 3 статьи 40 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которым в случае невозможности рассмотрения дела без участия соответчика или соответчиков в связи с характером спорного правоотношения суд привлекает его или их к участию в деле по своей инициативе.

Учитывая, что выводы судов, содержащиеся в обжалуемых судебных постановлениях, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушений либо неправильного применения норм материального права или норм процессуального права судами первой и апелляционной инстанций не допущено, оснований для отмены или изменения обжалуемых судебных постановлений по доводам кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Орджоникидзевского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 24 апреля 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 09 июля 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу Скачковой Валентины Денисовны - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.