Определение СК по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 02 декабря 2019 г. по делу N 8Г-1184/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Давыдовой Т.И, судей Козиной Н.М, Зеленовой Е.Ф, рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2- 6581/2018 по иску Патракова Дмитрия Михайловича к индивидуальному предпринимателю Григорьеву Дмитрию Олеговичу об установлении факта трудовых отношений, взыскании заработной платы, денежной компенсации за задержку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда, по кассационной жалобе индивидуального предпринимателя Григорьева Дмитрия Олеговича на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Курганского областного суда от 18 июля 2019 года, Заслушав доклад судьи Давыдовой Т.И. об обстоятельствах дела, доводах кассационной жалобы, выслушав представителя ответчика индивидуального предпринимателя Григорьева Д.О. - Дубровину А.В, поддержавшую кассационную жалобу, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Патраков Д.М. обратился в суд с иском к индивидуальному предпринимателю Григорьеву Д.О. (далее по тексту ИП Григорьев Д.О.) с учетом уточнений об установлении факта трудовых отношений в период с 13 февраля 2018 года по 15 апреля 2018 года, взыскании заработной платы за период работы в размере 15 622, 45 руб, денежной компенсации за задержку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда, судебных расходов.

В обоснование заявленных требований Патраков Д.М. сослался на то, что 13 февраля 2018 года он ИП Григорьевым Д.О. был допущен к работе в качестве бариста в кафе, с ним был заключен договор о полной материальной ответственности, однако трудовой договор ответчик не оформил. За период работы с 13 февраля 2018 года по 15 апреля 2018 года ответчик частично выплатил ему заработную плату в размере 8 000 руб, задолженность по заработной плате, рассчитанная исходя из размера минимальной оплаты труда по Российской Федерации с учетом компенсации за неиспользованный отпуск, составила 15 622, 45 руб. Неправомерными действиями ответчика ему причинен моральный вред.

Решением Курганского городского суда от 11 октября 2018 года Патракову Д.М. отказано в удовлетворении иска.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Курганского областного суда от 18 июля 2019 года решение Курганского городского суда от 11 октября 2019 года отменено, по делу принято новое решение, которым установлен факт трудовых отношений между Патраковым Д.М. и ИП Григорьевым Д.О. в период с 13 февраля 2018 года по 15 апреля 2019 года, с ИП Григорьева Д.О. в пользу Патракова Д.М. взыскана заработная плата в размере 15 622, 45 руб, компенсация за задержку выплаты заработной платы в размере 807, 89 руб, компенсация морального вреда в размере 3 000 руб, судебные расходы в размере 11 500 руб, в удовлетворении остальной части иска отказано.

В поданной 16 октября 2019 года кассационной жалобе ИП Григорьев Д.О. ставит вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Курганского областного суда от 18 июля 2019 года, в связи с неправильным применением судом норм материального права.

Истец Патраков Д.М. в судебное заседание суда кассационной инстанции не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом. В соответствии со статьями 167, 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия нашла возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

В соответствии с частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции проверяет законность судебных постановлений, принятые судами первой и апелляционной инстанции, устанавливая правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного постановления, в пределах доводов, содержащихся в кассационной жалобе, представлении, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

В соответствии со статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленных судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Обсудив доводы кассационной жалобы, проверив материалы дела, судебная коллегия не находит, предусмотренных статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, оснований для отмены определения суда апелляционной инстанции.

Разрешая требования Патракова Д.М. об установлении факта трудовых отношений между ним и ИП Григорьевым Д.О. в период с 13 февраля 2018 года по 15 апреля 2018 года в качестве бариста в кафе, взыскании заработной платы за период работы в размере 15 622, 45 руб, денежной компенсации за задержку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда, суд первой инстанции исходил из того, что представленными в материалы дела доказательствами факт работы истца на условиях трудового договора в указанный им период времени у ответчика не подтверждается, в связи с чем пришел к выводу об отказе в удовлетворении иска.

Суд апелляционной инстанции с данным выводом суда первой инстанции не согласился, признав его несоответствующим обстоятельствам дела. Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции исходил из того, что представленными в дело доказательствами в виде договора о полной материальной ответственности, заключенного 13 февраля 2018 года между Патраковым Д.М. и ИП Григорьевым Д.О, по условиям которого Патраков Д.М. как работник (бариста) принял на себя обязательства по сохранности вверенного ему имущества; показаний свидетелей "данные изъяты", пояснивших, что приходили в кафе в спорный период и видели там истца, выполнявшего функции бариста; штатного расписания ответчика, предусматривающего две штатные единицы бариста, в совокупности с пояснениями сторон, факт трудовых отношений между сторонами подтверждается.

Согласно статье 15 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения представляют собой отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором. Заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения между работником и работодателем, не допускается.

В соответствии с частями 1, 3 статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения между работником и работодателем возникают на основании трудового договора, заключаемого им в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации. Трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

Частью 1 статьи 56 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

В соответствии с положениями статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе по поручению работодателя или его представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе. При этом следует иметь в виду, что представителем работодателя в указанном случае является лицо, которое в соответствии с законом, иными нормативными правовыми актами, учредительными документами юридического лица (организации) либо локальными нормативными актами или в силу заключенного с этим лицом трудового договора наделено полномочиями по найму работников.

Прием на работу оформляется приказом работодателя, изданным на основании заключенного трудового договора. Приказ работодателя о приеме на работу объявляется работнику под роспись в трехдневный срок со дня фактического начала работы. По требованию работника работодатель обязан выдать ему надлежаще заверенную копию указанного приказа. При приеме на работу, (до подписания трудового договора) работодатель обязан ознакомить работника, под роспись с правилами внутреннего трудового распорядка, иными локальными нормативными актами, непосредственно связанными с трудовой деятельностью работника, коллективным договором (ст. 68 Трудового кодекса Российской Федерации).

Как следует из разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенных в пункте 12 постановления от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", если трудовой договор не был оформлен надлежащим образом, однако работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного представителя, то трудовой договор считается заключенным и работодатель или его уполномоченный представитель обязан не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения к работе оформить трудовой договор в письменной форме (часть 2 статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации).

Изучение материалов дела показывает, что выводы суда апелляционной инстанции основаны на приведенном выше правовом регулировании спорных правоотношений, установленных судом обстоятельствах, и доводами кассационной жалобы не опровергаются.

В кассационной жалобе ИП Григорьев Д.О. указывает на то, что трудовой договор с истцом не заключался, запись в его трудовую книжку о приеме на работу не вносилась, с должностной инструкцией он не знакомился, на него не возлагалась обязанность по соблюдению Правил внутреннего трудового распорядка и локальных актов работодателя, табель учета рабочего времени на него не велся, документов о начислении истцу заработной плате не представлено, что, по его мнению, подтверждает факт отсутствия трудовых отношений между ним и Патраковым. При этом договор о полной материальной ответственности не может расцениваться как трудовой, поскольку не содержит существенных условий, характерных для такого договора. Данные доводы не могут быть приняты во внимание.

Как разъяснено в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2018 года N 15 "О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей - физических лиц и у работодателей - субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям", при разрешении споров работников, с которыми не оформлен трудовой договор в письменной форме, судам исходя из положений статей 2, 67 Трудового кодекса Российской Федерации необходимо иметь в виду, что, если такой работник приступил к работе и выполняет ее с ведома или по поручению работодателя или его представителя и в интересах работодателя, под его контролем и управлением, наличие трудового правоотношения презюмируется и трудовой договор считается заключенным. В связи с этим доказательства отсутствия трудовых отношений должен представить работодатель - физическое лицо (являющийся индивидуальным предпринимателем и не являющийся индивидуальным предпринимателем) и работодатель - субъект малого предпринимательства, который отнесен к микропредприятиям.

Само по себе отсутствие оформленного надлежащим образом, то есть в письменной форме, трудового договора не исключает возможности признания сложившихся между сторонами отношений трудовыми, а трудового договора - заключенным при наличии в этих отношениях признаков трудового правоотношения, поскольку к основаниям возникновения трудовых отношений между работником и работодателем закон (часть 3 статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации) относит также фактическое допущение работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

Цель указанной нормы - устранение неопределенности правового положения таких работников и неблагоприятных последствий отсутствия трудового договора в письменной форме, защита их прав и законных интересов как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении, в том числе путем признания в судебном порядке факта трудовых отношений между сторонами, формально не связанными трудовым договором. При этом неисполнение работодателем, фактически допустившим работника к работе, обязанности оформить в письменной форме с работником трудовой договор в установленный статьей 67 Трудового кодекса Российской Федерации срок может быть расценено как злоупотребление правом со стороны работодателя вопреки намерению работника заключить трудовой договор.

Таким образом, по смыслу статей 15, 16, 56, части 2 статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации в их взаимосвязи, если работник, с которым не оформлен трудовой договор в письменной форме, приступил к работе и выполняет ее с ведома или по поручению работодателя или его представителя и в интересах работодателя, под его контролем и управлением, наличие трудового правоотношения презюмируется и трудовой договор считается заключенным.

Суд апелляционной инстанции обоснованно исходил из того, что отсутствие формализованных актов (трудового договора, табеля учета рабочего времени и т.п.), не свидетельствует о том, что фактически сложившиеся между сторонами отношения, не подпадают под признаки трудовых.

Ссылки в кассационной жалобе на показания свидетелей "данные изъяты" копии ежедневных отчетов, на неправильную оценку суда апелляционной инстанции данных доказательств, основанием к отмене судебного акта не являются, поскольку в силу положений части 3 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции не наделен полномочиями по непосредственному исследованию вопросов факта и переоценке доказательств.

Состоявшееся по делу судебное постановление соответствуют собранным по делу доказательствам и требованиям закона. При рассмотрении дела судом апелляционной инстанции не допущено неправильного применения норм материального или нарушения норм процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Курганского областного суда от 18 июля 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Григорьева Дмитрия Олеговича - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.