Определение СК по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 17 декабря 2019 г. по делу N 8Г-1235/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Тульской И.А, судей Шведко Н.В, Шелепова С.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в зале суда гражданское дело N 2-3093/2019 по иску некоммерческой общественной организации по защите прав потребителей по Тюменской области, действующей в интересах Ходоривского Ивана Осиповича к обществу с ограниченной ответственностью "Высотные технологии" о расторжении договора, взыскании уплаченных по договору денежных средств, компенсации морального вреда, штрафа, по кассационной жалобе некоммерческой общественной организации по защите прав потребителей по Тюменской области, действующей в интересах Ходоривского Ивана Осиповича на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 12 августа 2019 года.

Заслушав доклад судьи Седьмого кассационного суда общей юрисдикции Шведко Н.В, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции, установила:

некоммерческая общественная организация по защите прав потребителей по Тюменской области СБПР (далее - НООЗПП СБПР) в интересах Ходоривского И.О. обратилась в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Высотные технологии" (далее - ООО "Высотные технологии") о расторжении договора N36 от 16 февраля 2017 года, взыскании уплаченных по договору денежных средств в размере 75 900 руб, неустойки за нарушение срока выполнения работ в размере 75 900 руб, компенсации морального вреда в размере 5 000 руб, штрафа.

Исковые требования мотивированы тем, что 16 февраля 2017 года между Ходоривским И.О. и ответчиком ООО "Высотные технологии" был заключен договор на сопровождение разработки проектной документации. Стоимость услуг истцом оплачена в полном объеме, в то время как ответчиком в срок проектная документация не предоставлена.

Решением Ленинского районного суда города Тюмени от 22 апреля 2019 года, исковые требования удовлетворены частично.

Расторгнут договор N36 от 16.02.2017, заключенный между ООО "Высотные технологии" и Ходоривским И.О..

С ООО "Высотные технологии" в пользу Ходоривского И.О. взысканы уплаченные по договору N36 от 16 февраля 2017 года денежные средства в размере 75 900 руб, неустойка в размере 20 000 руб, компенсация морального вреда в размере 1 000 руб, штраф в размере 24 225 руб.

С ООО "Высотные технологии" в пользу некоммерческой общественной организации по защите прав потребителей по Тюменской области СБПР взыскан штраф в размере 24 225 руб.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Кроме того, с ООО "Высотные технологии" в доход муниципального образования городской округ Тюмень взыскана государственная пошлина в размере 4 236 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 12 августа 2019 года решение суда первой инстанции отменено в части удовлетворения исковых требований некоммерческой общественной организации по защите прав потребителей СБПР в интересах Ходоривского И.О. к ООО "Высотные технологии" о расторжении договора N 36 от 16 февраля 2017 года, в отмененной части принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований. Решение изменено в части размера взысканных по договору денежных средств, штрафа, государственной пошлины, снижен размер взысканных денежных средств до 26 635 руб, размер штрафа - до 5 000 руб. в пользу Ходоривского И.О. и некоммерческой общественной организации по защите прав потребителей по Тюменской области СБПР, размер государственной пошлины - до 1 899 руб.

В кассационной жалобе истец просит отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 12 августа 2019 года и вынести новый судебный акт. Полагает, что судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, а также что выводы суда в апелляционном определении не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что судом апелляционной инстанции неправомерно отказано в приобщении технического заключения. Не согласен в части снижения судом размера неустойки, поскольку судом первой инстанции уже были применены положения ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Иные лица, участвующие в деле, извещенные о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в судебное заседание кассационной инстанции не явились, о причинах своего отсутствия суд не уведомили, не просили об отложении рассмотрения дела. Судебная коллегия в соответствии с частью 3 статьи 167, частью 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации находит возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

В соответствии с частью 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения апелляционного определения.

В силу статьи 702 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

Согласно пункту 1 статьи 721 Гражданского кодекса Российской Федерации качество выполненной подрядчиком работы должно соответствовать условиям договора подряда, а при отсутствии или неполноте условий договора требованиям, обычно предъявляемым к работам соответствующего рода. Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, результат выполненной работы должен в момент передачи заказчику обладать свойствами, указанными в договоре или определенными обычно предъявляемыми требованиями, и в пределах разумного срока быть пригодным для установленного договором использования, а если такое использование договором не предусмотрено, для обычного использования результата работы такого рода.

Судом установлено, что 16 февраля 2017 года между Ходоривским И.О. (Заказчик) и ООО "Высотные технологии" (Исполнитель) заключен договор, по условиям которого Заказчик поручает, а Исполнитель принимает на себя сопровождение разработки проектной документации индивидуального жилого дома, согласно Техническому Заданию, предоставленному Заказчиком. Проектная документация включает в себя разделы: АР - архитектурные решения (пункт 1.1); описание состава раздела АР: схема генерального плана, поэтажные планы, архитектурное проектирование дома, план кровли, планы раскладки стропильной системы, планы перемычек, спецификация заполнения оконных и дверных проемов, разрезы, фасады в осях, ведомость отделки фасада, 3Д-визуализация (внешнего облика здания), схема ленточного фундамента (пункт 1.2); начало работ с момента оплаты стоимости услуг (пункт 1.3); срок выполнения работ - в течение 30 календарных дней с момента полной оплаты (пункт 1.4).

Согласно пункту 2.1 договора стоимость работ составляет 330 руб. на 1 кв.м площади дома. Площадь проектируемого жилого здания составляет 230 кв.м и определяется как сумма площадей, измеренных в пределах внутренних поверхностей наружных стен. Указанная площадь является ориентировочной и используется для расчётов по договору. Итоговая стоимость проектирования по договору составляет 75 900 руб. Оплата производится авансовым платежом 100%.

Согласно пунктам 3.1, 3.3 договора при завершении работ исполнитель знакомит заказчика с выполненной проектной документацией. При отсутствии замечаний Исполнитель высылает заказчику подписанную проектную документацию и акт сдачи-приемки работ.

Ходоривский И.О. исполнил обязательства по договору от 16 февраля 2017 года и осуществил оплату в размере 75 900 руб, что подтверждается актом приема-передачи денежных средств от 16 февраля 2017 года и ответчиком не оспаривалось.

6 февраля 2019 года ответчику вручена претензия с требованиями произвести возврат уплаченных по договору от 16 февраля 2017 года денежных средств, которая ответчиком оставлена без удовлетворения.

Разрешая спор, суд первой инстанции, исходил из того, что полученным ответчиком заданием со стороны Ходоривского И.О. была разработка проекта жилого дома до двух этажей площадью 230 кв.м, доказательств исполнения условий договора в установленный договором срок не представлено, в связи с чем требования истца о расторжении договора, взыскании уплаченных денежных средств подлежат удовлетворению. Установив нарушение прав истца как потребителя, суд первой инстанции пришел к выводу о взыскании неустойки за нарушение сроков выполнения работ, сниженной по заявлению ответчика на основании положений статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации до 20 000 руб, компенсации морального вреда в размере 1 000 руб. и штрафа в размере 24 225 руб. в пользу потребителя и в размере 24 225 руб. в пользу общественной организации.

Суд апелляционной инстанции с вышеизложенными выводами суда первой инстанции не согласился.

Согласно условиям договора от 16 февраля 2017 года исполнитель принял обязательства по сопровождению разработки проектной документации жилого дома согласно Техническому Заданию, представленному Заказчиком, в срок - 30 календарных дней с момента полной оплаты.

Судом апелляционной инстанции обоснованно приняты во внимание доводы апелляционной жалобы ответчика о том, что принятые обязательства им были исполнены, проектная документация направлена истцу на адрес его электронной почты, кроме того, по предоставленному ответчиком проекту было осуществлено строительства жилого дома.

Указанные обстоятельства подтверждаются представленной в материалы дела перепиской сторон по электронной почте, не опровергнутой стороной истца, из которой следует, что ответчиком истцу были направлены поэтажные планы, планировки, визуализация внешнего облика жилого дома.

В судебном заседании суда первой инстанции был допрошен свидетель Хакимов Р.Р, который, пояснил, что организацией, директором которой он является, осуществлялось строительство жилого дома на основании эскизов и проектного решения, которые были представлены ООО "Высотные технологии", строительство дома фактически завершено.

Сами по себе обстоятельства отсутствия подписанного акта выполненных работ не подтверждают обстоятельств невыполнения работ по договору.

По смыслу гражданско-правового регулирования отношений сторон в сфере подряда и согласно сложившейся в правоприменительной практике правовой позиции основанием для возникновения обязательства заказчика по оплате выполненных работ является сдача результата работ заказчику.

При этом акт выполненных работ, хотя и является наиболее распространенным в гражданском обороте документом, фиксирующим выполнение подрядчиком работ, в то же время законом не предусмотрено, что факт выполнения работ подрядчиком может доказываться только актами выполненных работ (статья 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Ответчиком были представлены документы, подтверждающие направление истцу результатов работ, согласно показаниям свидетеля Хакимова Р.Р. строительство дома осуществлялось на основании проектных решений ООО "Высотные технологии", строительство дома фактически завершено, в связи с чем апелляционная инстанция пришла к обоснованному выводу о том, что оснований для расторжения заключенного договора и взыскания с ответчика уплаченных по договору денежных средств у суда первой инстанции не имелось.

В силу разъяснений, изложенных в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 года N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", согласно пункту 3 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. В силу пункта 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.

Суд апелляционной инстанции также обоснованно принял во внимание доводы ответчика о том, что истец при обращении в суд не сообщил значимые для дела обстоятельства направления ответчиком по электронной почте проектных решений, а также осуществления на их основании строительства дома, что свидетельствует о недобросовестном поведении истца.

Судом апелляционной инстанции верно установлено, что суд первой инстанции в оспариваемом решении какой-либо правовой оценки доводам ответчика о фактическом исполнении условий договора и представленным в подтверждение данных доводов доказательствам не дал. Истец при обращении в суд не сообщил значимые для дела обстоятельства направления ответчиком по электронной почте проектных решений, а также осуществления на их основании строительства дома, что свидетельствует о недобросовестном поведении истца.

Кроме того, апелляционная инстанция пришла к правильному выводу, что в условиях фактического использования истцом результатов работы ответчика расторжение договора с возвратом уплаченных по договору денежных средств приведет к неосновательному обогащению истца за счет ответчика.

В связи с изложенным, судебная коллегия пришла к выводу, что оснований для удовлетворения требований о расторжении договора у суда не имелось, в связи с чем, не может быть признан обоснованным вывод суда о взыскании уплаченной по договору денежной суммы в полном объеме.

Проанализировав представленные сторонами доказательства в совокупности и взаимосвязи, суд апелляционной инстанции обоснованно принял во внимание доводы ответчика о том, что по условиям договора проектная документация подлежала разработке на жилой дом площадью 230 кв.м, определяемой как сумма площадей, измеренных в пределах внутренних поверхностей наружных стен, которая являлась ориентировочной и подлежала уточнению, фактически ответчиком разработано архитектурное решение на жилой дом общей площадью по внутренней отделке наружных стен в размере 149, 29 кв.м, в связи с чем представитель ответчика не возражал против возврата истцу части денежной суммы, исходя из установленного договором размера оплаты - 330 руб. за 1 кв.м.

Таким образом, поскольку истцом плата по договору внесена исходя из размера дома 230 кв.м в размере 75 900 руб. (230 кв.м х 330 руб.), проект представлен на жилой дом 149, 29 кв.м, апелляционная инстанция пришла к выводу, что часть уплаченных денежных средств подлежит возврату истцу как излишне уплаченные - в размере 26 635 руб. (75 900 руб. - (149, 29 кв.м х 330 руб.).

Кроме того, судом апелляционной инстанции установлено, что ответчиком в суде первой инстанции было заявлено о применении к размеру штрафа положений статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации с учетом конкретных обстоятельств дела, выполнение принятых обязательств, направление эскизов истцу, которым каких-либо возражений относительно направленных документов заявлено не было.

Однако, судом первой инстанции указанное заявление не рассмотрено, какой-либо правовой оценки заявленным требованиям не дано.

Штраф наряду с неустойкой является мерой гражданско-правовой ответственности, носит компенсационный характер, направлен на восстановление прав, нарушенных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, не должен служить средством обогащения, а потому должен быть соразмерен последствиям нарушения обязательства.

Правовая позиция о возможности применения положений статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации к размеру штрафа, предусмотренного пунктом 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей, изложена в пункте 45 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 года N 20.

Согласно статье 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд вправе уменьшить неустойку в случае, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

При этом ответчик должен представить доказательства явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, в частности, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки. Кредитор для опровержения такого заявления вправе представить доводы, подтверждающие соразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства.

Критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств; длительность неисполнения обязательств и другое.

Пунктом 42 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01 июля 1996 года N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что при оценке таких последствий судом могут приниматься во внимание, в том числе, обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства: цена товаров, работ, услуг; сумма договора.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 21 декабря 2000 года N 263-О, гражданское законодательство предусматривает неустойку в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и меры имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение, а право снижения неустойки предоставлено суду в целях устранения явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств. Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, т.е, по существу, на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в части 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, по мнению Конституционного Суда Российской Федерации, речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения.

Таким образом, целью применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, является установление баланса интересов, при котором взыскиваемая пеня, имеющая компенсационный характер, будет являться мерой ответственности для должника.

При таких обстоятельствах, задача суда состоит в устранении явной несоразмерности штрафных санкций, следовательно, суд может лишь уменьшить размер неустойки до пределов, при которых она перестает быть явно несоразмерной, причем указанные пределы суд определяет в силу обстоятельств конкретного дела и по своему внутреннему убеждению.

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев заявленное ответчиком ходатайство, реализуя право на снижение штрафа в порядке статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, с учетом частичной обоснованности доводов возражений на иск, отсутствия оснований для расторжения договора, пришел к обоснованному выводу, о необходимости применения положений статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации к размеру штрафа и установилего в сумме 10 000 руб, из которой 50% подлежит взысканию в пользу Ходоривского И.О, 50% - в пользу общественной организации, обратившейся в защиту его прав.

Довод кассационной жалобы о неправомерности уменьшения неустойки на основании ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации ввиду непредставления ответчиком доказательств несоразмерности заявленного размера неустойки последствиям нарушения обязательств судебной коллегией отклоняется в силу следующего.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 21 декабря 2000 года N 263-О, суд обязан установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения. Критериями для установления несоразмерности подлежащей уплате неустойки последствиям нарушения обязательства в каждом конкретном случае могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки, значительное превышение суммы неустойки над суммой возможных убытков, вызванных нарушением обязательства, длительность неисполнения обязательства и другие обстоятельства. При этом суд оценивает возможность снижения неустойки с учетом конкретных обстоятельств дела.

В пункте 73 названного выше постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации указано, что несоразмерность и необоснованность выгоды могут выражаться, в частности, в том, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в пункте 74 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 года N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", возражая против заявления об уменьшении размера неустойки, кредитор не обязан доказывать возникновение у него убытков (пункт 1 статьи 330 Гражданского кодекса Российской Федерации), но вправе представлять доказательства того, какие последствия имеют подобные нарушения обязательства для кредитора, действующего при сравнимых обстоятельствах разумно и осмотрительно, например, указать на изменение средних показателей по рынку (процентных ставок по кредитам или рыночных цен на определенные виды товаров в соответствующий период, валютных курсов и т.д.).

В данном случае суд апелляционной инстанции реализовал предоставленное ему право на уменьшение штрафа за нарушение сроков выполнения работ на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходя из конкретных обстоятельств данного дела и заявления истца.

Возражая против применения положений статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, истец не обосновал наличие каких-либо отрицательных последствий вследствие нарушения ответчиком сроков выполнения работ.

Заявленное стороной истца в суде апелляционной инстанции ходатайство о приобщении к материалам дела технического заключения обоснованно отклонено судом.

В соответствии с частью 2 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Заявленное стороной истца доказательство не было предметом оценки суда первой инстанции, проверка законности решения суда осуществляется по доказательствам, имеющимся в материалах дела на момент принятия судом решения. Каких-либо ходатайств об истребовании судом указанного ходатайства стороной истца не заявлялось.

Поскольку истцом не обоснована невозможность предоставления технического заключения в суд первой инстанции, в приобщении указанного доказательства к материалам дела апелляционным судом обоснованно отказано, соответственно оно не может быть предметом исследования в суде апелляционной инстанции (абзац 2 части 2 статьи 322 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Все доводы, изложенные в кассационной жалобе, по существу направлены на переоценку фактических обстоятельств дела, установленных судом апелляционной инстанции, иную оценку доказательств, представленных в материалы дела, и подлежат отклонению, как заявленные за пределами полномочий суда кассационной инстанции.

С учетом изложенного обжалуемый судебный акт подлежит оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 379.5, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 12 августа 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу некоммерческой общественной организации по защите прав потребителей по Тюменской области, действующей в интересах Ходоривского Ивана Осиповича - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.