Определение СК по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 12 декабря 2019 г. по делу N 8Г-1672/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Родиной А.К, судей Марченко А.А, Сафронова М.В, рассмотрела в открытом судебном заседании в зале суда гражданское дело N 2-63/2019 по иску Сидоровой Марины Вячеславовны к Маданиеву Нодари Анастасьевичу, Министерству по управлению государственным имуществом Свердловской области о признании недействительными результаты межевания земельного участка, признании отсутствующим права собственности на земельный участок, установлении границ земельного участка

по кассационной жалобе Сидоровой Марины Вячеславовны на решение Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 29 марта 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 09 июля 2019 года.

Заслушав доклад судьи Марченко А.А. о принятых по делу судебных актах, доводах кассационной жалобы, пояснения представителя ответчика Маданиева Н.А. - Яковцеву И.В, возражавшую против удовлетворения кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским дела Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Сидорова М.В. обратилась с иском к Маданиеву Н.А, Министерству по управлению государственным имуществом Свердловской области о признании недействительными результатов межевания земельного участка с кадастровым номером "данные изъяты", площадью 1696 кв.м, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование - под существующий индивидуальный жилой дом, расположенный по адресу: "данные изъяты", о признании отсутствующим права собственности Маданиева Н.А. на вышеуказанный земельный участок и об установлении границ принадлежащего ей земельного участка расположенного по адресу: "данные изъяты", площадью 1 500 кв.м.

Исковые требования мотивированы тем, что ответчик воспользовался тем, что после смерти мужа в 1996 году она осталась одна с двумя малолетними детьми, не могла полностью обрабатывать свой земельный участок, и не имела документов, подтверждающих, что дом находится в ее собственности, самовольно захватил часть ее земельного участка, и затем, оформил земельный участок под своим домом в свою собственность, включив в него и часть земельного участка, которым пользовалась ее бабушка и ее отец. Сидорова М.В. в мае 2018 года обратилась Министерство по управлению государственным имуществом Свердловской области за согласованием схемы земельного участка по адресу: "данные изъяты", площадью 1 500 кв.м, но получила отказ в связи с тем, что границы ее земельного участка пересекают границы земельного участка ответчика, с учетом границ ответчика площадь ее земельного участка уменьшилась по сравнению со сведениями из похозяйственной книги.

Решением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области от 29 марта 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 09 июля 2019 года, истцу было отказано в удовлетворении исковых требований.

В кассационной жалобе истец просит об отмене указанных судебных постановлений по мотивам нарушения судами норм материального и процессуального права.

Лица, участвующие в гражданском деле в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены, ходатайств об отложении рассмотрения дела не заявили. Информация о рассмотрении дела была заблаговременно размещена на официальном сайте Седьмого кассационного суда общей юрисдикции, в связи с чем на основании статей 167, 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

В соответствии с частью 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Проверив законность обжалуемых судебных актов в порядке, предусмотренном статьями 379.6, 379.7, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, изучив материалы дела, суд кассационной инстанции приходит к выводу, что таких нарушений судами первой и апелляционной инстанций не допущено.

Судом первой инстанции установлено, что Сидорова М.В. является собственником жилого дома площадью 37, 8 кв.м, расположенного по адресу: "данные изъяты" земельный участок под которым на кадастровый учет не поставлен.

Собственником смежного земельного участка с кадастровым номером "данные изъяты", площадью 1696 кв.м, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование - под существующий индивидуальный жилой дом, расположенный по адресу: "данные изъяты", является Маданиев Н.А.

Земельного участка с кадастровым номером "данные изъяты" образован путем перераспределения земель, в государственная собственность на которые не разграничена и земельного участка с кадастровым номером "данные изъяты" площадью 1200 кв.м, принадлежащем на праве собственности Маданиев Н.А.

Границы земельного участка с кадастровым номером "данные изъяты" установлены в соответствии с требованиями земельного законодательством согласно межевому плану, подготовленному 13 ноября 2015 года на основании приказа Министерства по управлению государственным имуществом Свердловской области от 30 сентября 2015 года N 26338 об утверждении схемы расположения земельного участка образуемого путем перераспределения.

Письмом от 28 июня 2018 года Министерство по управлению государственным имуществом Свердловской области отказало Сидоровой М.В. в согласовании подготовленной по ее заказу схемы расположения земельного участка под принадлежащим ей жилым домом по мотиву пересечения его границ с границами земельного участка с кадастровым номером "данные изъяты".

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, руководствуясь положениями статей 304, 305 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 64 Земельного кодекса Российской Федерации, частью 10 статьи 22 Федерального закона "О государственной регистрации недвижимости", суд первой инстанции исходил из того, что первичные землеотводные документы у истца отсутствуют, в имеющихся правоустанавливающих документах не зафиксированы границы участков на местности, определяться местоположение спорной смежной границы по фактической границе, существующей на местности пятнадцать и более лет, не представилось возможным, доказательств того, что предложенные Сидоровой М.Н. границы земельного участка существовали на местности пятнадцать и более лет и были закреплены с использованием объектов искусственного происхождения (ограждение, забор, строения) в нарушение требований статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не представлено.

Анализируя представленные сторонами доказательства по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в их совокупности, в том числе экспертное заключение, из которого следует, что установить границы по правоустанавливающим документам, исторически сложившиеся границы не представляется возможным, на момент натурного обследования исследуемых земельных участков фактическая граница на местности не закреплена, суд пришел к выводу о недоказанности недействительности результатов межевания, поскольку доказательства нарушения права истца не имеется, факт использования истцом либо ее правопредешественниками спорной части земельного участка не подтвержден.

Судом при рассмотрении дела были правильно определены обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, дана оценка представленным доказательствам, нарушений норм материального и процессуального права не допущено, в связи с чем суд апелляционной инстанции правомерно с учетом требований статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оставил решение без изменения, дополнив, что позиция ответчика об увеличении площади земельного участка истца за счет его земельного участка в нарушение требований статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не подтверждена относимыми, допустимыми и достаточными доказательствами.

Выводы судов первой и апелляционной инстанций соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и правильно применным нормам права, регулирующим спорные правоотношения.

Ссылки в кассационной жалобе на то, что ответчиком по договору купли-продажи от 23 января 2006 года был приобретен земельный участок площадью 1200 кв.м, отклоняются, поскольку, как установлено судом первой инстанции, площадь приобретенного Маданиевым Н.А. земельного участка с кадастровым номером "данные изъяты" - 1200 кв.м увеличилась за счет земель, государственная собственность на которые не разграничена, в связи с заключением с уполномоченным органом соглашения о перераспределении, результатом которого в силу абзаца 2 части 1 статьи 11.7 Земельного кодекса Российской Федерации прекращение исходного земельного участка и образование участка с кадастровым номером "данные изъяты" новой площадью.

Не соответствие фактической площади земельного участка под жилым домом, принадлежащим заявителю, сведениям, содержащимся в договоре купли-продажи на жилой дом от 22 августа 1972 года и выписке из похозяйственной книге за 1973-1995 годы, не подтверждает нарушение судами норм материального прав, поскольку как правильно указали суды, значимым для разрешения спора о местоположении границ при отсутствии необходимых сведений в правоустанавливающих документах либо в документах об образовании земельного участка, являются границы, закрепленные на местности с использованием объектов естественного либо искусственного происхождения, существующие пятнадцать и более лет (часть 10 статьи 22 Федерального закона "О государственном реестре недвижимости").

Отсутствие согласования с заявителем границ земельного участка, как верно отвечая на аналогичный довод отметил суд апелляционной инстанции, не свидетельствует об установлении границ, не соответствующих требованиям земельного законодательства, поскольку отсутствие подписи смежного землепользователя в акте согласования границ при проведении кадастровых работ является основанием для признания результатов межевания недействительными только в случае нарушения прав и законных интересов смежного землепользователя. Между тем судом первой и апелляционной инстанции таких нарушений не установлено.

Доводы жалобы, выражающие несогласие с выводами судов о недоказанности несоответствия установленной границы требованиям законодательства, повторяют правовую позицию заявителя жалобы, выраженную в судах нижестоящих инстанций, тщательно исследованную судами и нашедшую верное отражение и правильную оценку в судебных постановлениях, и сводятся к выражению несогласия с произведенной судом оценкой обстоятельств дела и представленных по делу доказательств, между тем, в силу части 3 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции правом оценки доказательств и установления обстоятельств, не наделен.

Руководствуясь статьями 379.5, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области от 29 марта 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 09 июля 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу Сидоровой Марины Вячеславовны - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.