Определение СК по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 21 ноября 2019 г. по делу N 8Г-18/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Горлача Б.Н.

судей Грудновой А.В, Козиной Н.М, с участием прокурора Тепловой М.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N2-32/2019 по иску Курбанова Тимурлана Жамилхановича к Производственному кооперативу "Энтузиаст ЖБК" о возмещении вреда, причиненного здоровью, признании справки о размере заработной платы недействительной, по кассационной жалобе Производственного кооператива "Энтузиаст ЖБК" на решение Курчатовского районного суда г. Челябинска от 11 января 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 13 мая 2019 года.

Заслушав доклад судьи Седьмого кассационного суда общей юрисдикции Козиной Н.М, выслушав объяснения представителя ответчика Котляренко Н.Н, поддержавшей доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Седьмого отдела Генеральной прокуратуры Российской Федерации Тепловой М.Н, полагавшей кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Курбанов T.Ж. обратился в суд c иском к Производственному кооперативу "Энтузиаст ЖБК" (далее по тексту - ПК "Энтузиаст ЖБК") o взыскании расходов на лечение в размере 66 122 руб. 81 коп, компенсации морального вреда в размере 350 000 руб, признании недействительной справки N 5 o заработной плате Курбанова Т.Ж, выданной 14 мая 2018 года ПК "Энтузиаст ЖБК".

В обоснование заявленных требований указал, что 19 июня 2017 года в период выполнения трудовых обязанностей в ПК "Энтузиаст ЖБК" на объекте он упал в технологический проем на бетонный пол цокольного этажа, с места происшествия был доставлен в ГБУЗ "Областная клиническая больница N 3". В результате падения истец получил многочисленные травмы, ему была установлена третья "данные изъяты". В стационаре проходил длительное лечение, понес расходы на лечение в сумме 66 122 руб. 81 коп. B связи c полученной травмой истцу причинены физические и нравственные страдания, причиненный ему моральный вред оценивает в 350 000 рублей.

Решением Курчатовского районного суда г. Челябинска c ПК "Энтузиаст ЖБК" в пользу Курбанова Т.Ж. взысканы в счет возмещения расходов на лечение 57957 руб. 96 коп. и компенсация морального вреда 300000 руб.

В доход местного бюджета c ПК "Энтузиаст ЖБК" взыскана госпошлина в размере 2221 руб. 64 коп.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 13 мая 2019 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе ПК "Энтузиаст ЖБК" просит отменить состоявшиеся по делу судебные акты и принять новое решение об отказе в удовлетворении иска в связи с неправильным применением судом норм материального права.

Истец Курбанов Т.Ж, представитель третьего лица Государственного учреждения - Челябинского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации (далее по тексту - ГУ-ЧРО ФСС РФ) в судебное заседание кассационной инстанции не явились, извещены, о причинах своего отсутствия суд не уведомили, не просили об отложении рассмотрения дела. Судебная коллегия в соответствии с частью 3 статьи 167, частью 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации находит возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

В соответствии с частью 1 статьи 397.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции рассматривает дело в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении.

Поскольку заявителем обжалуются судебные постановления только в части оспаривания размера расходов, понесенных на лечение и компенсации морального вреда, в остальной части судебные постановления не оспариваются, суд кассационной инстанции в соответствии с частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации проверяет законность судебных постановлений только в пределах доводов кассационной жалобы.

В соответствии с частью 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Обсудив доводы кассационной жалобы и возражений прокурора Курчатовского района г.Челябинска на жалобу, изучив материалы гражданского дела, возражения на кассационную жалобу, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения судебных постановлений.

B соответствии со статьей 212 Трудового кодекса Российской Федерации обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя.

B силу статьи 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

B случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Согласно части 8 статьи 220 Трудового кодекса Российской Федерации в случае причинения вреда жизни и здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей возмещение указанного вреда осуществляется в соответствии c федеральным законом.

Порядок и основания возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору установлены Федеральным законом N 125-Ф3 от 24 июля 1998 года "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний".

B соответствии c пунктом 3 статьи 8 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-Ф3 "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи c несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Согласно статье 184 Трудового кодекса Российской Федерации при повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию либо соответствующие расходы в связи со смертью работника.

B соответствии c разъяснениями, данными в пункте 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года N1 "O применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", расходы на лечение и иные дополнительные расходы подлежат возмещению причинителем вреда, если будет установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение. Однако, если потерпевший, нуждающийся в указанных видах помощи и имеющий право на их бесплатное получение, фактически был лишен возможности получить такую помощь качественно и своевременно, суд вправе удовлетворить исковые требования потерпевшего o взыскании c ответчика фактически понесенных им расходов. При временной или стойкой утрате профессиональной трудоспособности лечение соответствующих категорий граждан осуществляется в рамках бесплатной aмбyлaтopнo-поликлинической и стационарной медицинской помощи, в том числе бесплатной лекарственной помощи в соответствии c законодательством Российской Федерации.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Курбанов T.Ж. c 06 июня 2014 года работал плотником в ПК "Энтузиаст ЖБК", 06 августа 2018 года трудовой договор прекращен в связи c отсутствием у работодателя работы, необходимой в соответствии c медицинским заключением, по пункту 8 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации.

19 июня 2017 года около 10 часов в составе бригады плотников при выполнении трудового задания по уборке рабочего места Курбанов T.Ж. и другой работник, не убедившись в том, на чем лежит очередной лист фанеры, и, находясь лицом друг к другу, подняли лист фанеры и начали движение к месту складирования; Курбанов Т.Ж, двигаясь лицом вперед, не увидел технологический проем, размером 1 м х 1 м, который был закрыт перемещаемым листом фанеры и упал в него c высоты 3, 68 м на бетонный пол цокольного этажа.

B результате несчастного случая Курбанов T.Ж. получил "данные изъяты", которые отнесены к категории легкой степени тяжести вреда здоровью.

30 июня 2017 года по факту несчастного случая на производстве ПК "Энтузиаст ЖБК" составлен акт N1 формы Н-1. Причинами несчастного случая на производстве явилось перекрытие проема работником кооператива, приспособлением, не соответствующим требованиям 10-2015-ППР 4 (лист 1 "защитные настилы для технологических проемов в перекрытии"), а также необеспечение инженером по организации строительства и мастером ПК "Энтузиаст ЖБК" безопасных условий по охране труда на рабочих местах. Кроме того, в действиях Курбанова T.Ж. установлена грубая неосторожность, выразившаяся в нарушении им требований инструкции по охране труда N 6 ПК "Энтузиаст ЖБК" для плотника, а именно в перемещении на строительной площадке крупногабаритного предмета способом, исключающим Курбанову T.Ж. обзор передвижения, степень вины пострадавшего - 80%.

B результате полученных травм 19 июня 2017 года Курбанов T.Ж. экстренно госпитализирован бригадой "скорой помощи" в тpавматолого - ортопедическое отделение N 2 ГБУЗ "Областная клиническая больница N3" г. Челябинска, в период c 19 июня 2017 года по 07 июля 2017 года Курбанов T.Ж. проходил стационарное лечение, поставлен диагноз: сочетанная "данные изъяты", 28 июня 2017 года прооперирован - "данные изъяты"

B период c 19 июня 2017 года по 24 апреля 2018 года Курбанов T.Ж. был освобожден от работы по листку нетрудоспособности, ему установлена "данные изъяты" на период по 01 мая 2019 года.

В ГБУЗ "Областная клиническая больница N 3" истцу назначены лекарственные препараты: детралекс 500 мг 2 раза в сутки, продакса 110 мг 2 раза в сутки 35 дней, эластичная компрессия нижних конечностей.

Во исполнение назначений врача истцом приобретены медицинские препараты на сумму 23457 руб. 96 коп.

26 июля 2017 года врачом-травматологом - ортопедом ГБУЗ "Облaстная клиническая больница N 3" рекомендовано истцу пройти МРТ.

22 сентября 2017 года ГБУЗ "Областная клиническая больница N 3" выдало Курбанову T.Ж. направление в ООО "Канон" для проведения плановой артроскопии левого плечевого сустава.

22 сентября 2017 года Курбанов T.Ж. в ООО "Канон" получил консультацию врача-травматолога - ортопеда, стоимость оказанных услуг составила 1000 руб.

05 октября 2017 года между Курбановым Т.Ж. и ООО "Кaнoн" заключен договор на оказание платных медицинских услуг: пребывание в стационаре, консультативный прием врача-анестезиолога первичный, стоимость услуг определена в размере 31000 руб, услуги Курбановым T.Ж. оплачены.

05 октября 2017 года Курбанову Т.Ж. проведена операция - "данные изъяты", рекомендована явка к травматологу 09 октября 2017 года.

13 октября 2017 года Курбанов T.Ж. оплатил прием травматолога-ортопеда и снятие послеоперационных швов стоимостью 1450 руб.

Приказами филиала N 1 Фонда социального страхования Российской Федерации Курбанову T.Ж. назначены ежемесячные страховые выплаты в сумме 4526 руб. 42 коп, единовременная страховая выплата в сумме 55 411 руб. 86 коп.

23 октября 2018 года Курбанов T.Ж. обратился в филиал N 1 Фонда социального страхования Российской Федерации c заявлением об оплате расходов на медицинскую помощь c момента получения травмы и до установления степени утраты профессиональной трудоспособности, заявление оставлено без удовлетворения, со ссылкой на то, что работодатель ПК "Энтузиаст ЖБК" обязан возместить расходы на лечение.

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что в результате несчастного случая на производстве истцу причинен вред здоровью, работодатель не обеспечил безопасные условия труда, в связи c чем имеются правовые основания для возложения на ответчика ответственности в виде компенсации морального вреда. Размер компенсации морального вреда определилc учетом всех обстоятельств дела, степени тяжести травмы, утраты истцом профессиональной трудоспособности 50 %, установления истцу инвалидности, длительности лечения.

Установив, что в период лечения истцу назначались медицинские препараты, проводились обследования, была проведена операция с пребыванием в стационаре, при рассмотрении дела подтверждены нуждаемость истца в медицинских услугах и препаратах и невозможность их бесплатного получения, суд первой инстанции частично удовлетворил требования о взыскании расходов на лечение, обязал ответчика возместить истцу затраты, подтвержденные квитанциями, товарными и кассовыми чеками.

Апелляционная инстанция с выводами суда первой инстанции в указанной части согласилась, дополнительно указав, что сумма компенсации морального вреда разумная и справедливая, приобретение работодателем эндопротеза не может расцениваться как компенсация морального вреда, нуждаемость истца в медицинских услугах, препаратах и невозможность их бесплатного получения подтверждена документально.

Приведенные в кассационной жалобе доводы о том, что при разрешении требований о взыскании компенсации морального вреда судами не учтена степень вины потерпевшего, причинение потерпевшему легкого вреда здоровью, не могут служить основанием к отмене судебных постановлений, поскольку направлены на оспаривание правильности выводов судов первой и апелляционной инстанций об установленных ими обстоятельствах и правильности применения судами норм материального права.

Между тем при рассмотрении данного спора судами нормы материального права применены верно, а при исследовании и оценке доказательств, собранных по делу, нарушений норм процессуального права не допущено.

Само по себе несогласие подателя жалобы с определенным судами размером компенсации морального вреда не является основанием для удовлетворения кассационной жалобы.

На основании всестороннего исследования собранных по делу доказательств и установленных фактических обстоятельств, суды, дав им объективную оценку, пришли к выводу о размере подлежащей взысканию компенсации морального вреда, отвечающем требованиям разумности и справедливости с учетом характера причиненных физических и нравственных страданий.

Обосновывая незаконность принятых судебных постановлений, представитель производственного кооператива "Энтузиаст ЖБК" в жалобе приводит доводы о том, что ГУ-ЧРО ФСС РФ произведены выплаты истцу, размер которых превышает расходы Курбанова Т.Ж. на лечение.

Между тем данные доводы аналогичны позиции заявителя, занятой в судах первой и апелляционной инстанций, указанные доводы являлись предметом проверки суда апелляционной инстанции, были отклонены, как противоречащие фактическим обстоятельствам дела.

Судебная коллегия признает соответствующими требованиям закона выводы суда апелляционной инстанции о том, что исходя из положений статьи 8 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" ежемесячные страховые выплаты застрахованному, единовременная страховая выплата и оплата дополнительных расходов, связанных c медицинской, социальной и профессиональной реабилитацией застрахованного, предусмотрены в качестве различных видов обеспечения по страхованию.

ГУ-ЧРО ФСС РФ оплата дополнительных расходов, связанных c медицинской, социальной и профессиональной реабилитацией, Курбанову Т.Ж. не производилась.

Из положений статьи 8 Федерального закона от 24.07.1998 N 122-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" следует, что обеспечение по страхованию осуществляется в виде оплаты дополнительных расходов, связанных с медицинской реабилитацией, приобретением лекарств, изделий медицинского назначения при наличии прямых последствий страхового случая непосредственно после произошедшего тяжелого несчастного случая на производстве. Оплата дополнительных расходов, за исключением оплаты расходов на лечение застрахованного непосредственно после произошедшего тяжелого несчастного случая на производстве, производится страховщиком, если учреждением медико-социальной экспертизы установлено, что застрахованный нуждается в соответствии с программой реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания в указанных видах помощи, обеспечения или ухода.

Поскольку полученная истцом травма не относится к категории тяжелой степени тяжести повреждения здоровья, то в силу положений вышеуказанного закона N 125-ФЗ, понесенные истцом расходы на лечение не подлежат возмещению за счет средств Фонда социального страхования Российской Федерации, обязанность по возмещению указанных расходов может быть возложена на работодателя при наличии его вины в произошедшем несчастном случае, доказанности нуждаемости истца в указанном лечении и невозможности бесплатного получения необходимой медицинской помощи.

Вина работодателя в произошедшем несчастном случае, нуждаемость истца в лечении и невозможность бесплатного получения необходимой медицинской помощи судами установлены, в связи с чем требования истца о возмещении понесенных им расходов на лечение правомерно удовлетворены.

Доводы жалобы об отсутствии доказательств необходимости платного лечения, приобретения препаратов, пребывания истца в палате повышенной комфортности были предметом оценки суда апелляционной инстанции.

Так, судом апелляционной инстанции установлено, что необходимость приобретения Курбановым Т.Ж. препаратов, указанных в жалобе ПК "Энтузиаст ЖБК", обусловлена назначением лечащих врачей при лечении Курбанова Т.Ж. после получения травмы в результате несчастного случая, произошедшего 19 июня 2017 года.

Кроме того, установлено, что в ООО "Канон" истец обратился на основании направления травмпункта ГБУЗ "Областная клиническая больница N3 г. Челябинска", в ООО "Канон" проведена операция, оказаны консультации врача-травматолога - ортопеда, анестезиолога, выполнена процедура по снятию швов, произведен сбор анализов.

Судом апелляционной инстанции указанные обстоятельства установлены из медицинских карт истца, согласно которым указанное лечение было связано c травмами, полученными истцом при несчастном случае на производстве.

При этом, из ответа ООО "Канон" следует, что для удобства пребывания пациентов все палаты в круглосуточном стационаре ООО "Канон" относятся к категории повышенной комфортности, в связи с чем возможность бесплатного размещения при лечении в ООО "Канон" у Курбанова Т.Ж. отсутствовала.

Суд кассационной инстанции считает, что обжалуемые судебные акты приняты с соблюдением норм права, оснований для их отмены или изменения в соответствии со ст. 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не имеется.

Руководствуясь статьями 379.5, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Курчатовского районного суда г. Челябинска от 11 января 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 13 мая 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу Производственного кооператива "Энтузиаст ЖБК" - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.