Определение СК по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 17 декабря 2019 г. по делу N 8Г-2198/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Тульской И.А.

судей Кукарцевой Е.В, Шелепова С.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в зале суда гражданское дело N 2-2086/2019 по иску Шугаевой ФИО2 к публичному акционерному обществу "Банк УРАЛСИБ", обществу с ограниченной ответственностью "Демокрит" о признании договора уступки прав требования недействительным, по кассационной жалобе Шугаевой ФИО1 на решение Мотовилихинского районного суда г. Перми от 21 июня 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 18 сентября 2019 года.

Заслушав доклад судьи Шелепова С.А. об обстоятельствах дела и доводах кассационной жалобы, объяснения представителя истца - Лунева А.М, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

УСТАНОВИЛА:

Шугаева И.А. обратилась в суд с иском к публичному акционерному обществу "Банк УРАЛСИБ" (далее - ПАО "Банк УРАЛСИБ", банк), обществу с ограниченной ответственностью (ООО) "Демокрит" о признании договора уступки прав требования недействительным.

В обоснование иска указала, что 02 февраля 2018 года между ПАО "Банк УРАЛСИБ" и ООО "Демокрит" заключен договор уступки права требования N "данные изъяты", в соответствии с которым банк передал ООО "Демокрит" права требования по кредитным договорам, в частности и право требования к ней по кредитному договору N "данные изъяты" от 18 февраля 2005 года, в то время как ООО "Демокрит" лицензии на осуществление банковских операций не имеет. Поскольку при заключении договора сторонами право банка на передачу прав требования третьим лицам, не имеющим лицензии на осуществление банковских операций, согласовано не было, то договор является недействительным.

Решением Мотовилихинского районного суда г. Перми от 21 июня 2019 года в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 18 сентября 2019 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения, апелляционная жалоба Шугаевой И.А. - без удовлетворения.

В кассационной жалобе Шугаева И.А. просит отменить решение суда первой инстанции и апелляционное определение в связи с существенным нарушением норм материального и процессуального права. Дело направить в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

Письменных возражений на кассационную жалобу не поступило.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представителя истца - Лунев А.М. на доводах жалобы настаивал.

В судебное заседание суда кассационной инстанции представители ПАО "Банк УРАЛСИБ", ООО "Демокрит", истец не явились, о времени и месте судебного заседания, извещены надлежащим образом, о причинах неявки суд не уведомили, об отложении судебного заседания не ходатайствовали.

Судебная коллегия на основании статьи 167, части 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации определиларассмотреть дело в отсутствие неявившегося представителя ответчика.

В силу части 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Заслушав представителя истца, обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы гражданского дела, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения судебных постановлений.

Отказывая в удовлетворении требований, суды руководствовались нормами статей 382, 384, 388, 167, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 52 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, и пришли к выводу, что, поскольку уступка права имела место на стадии исполнительного производства, то личность кредитора не имеет существенного значения для должника.

Судебная коллегия Седьмого кассационного суда общей юрисдикции не находит оснований не согласиться с такими выводами судов.

Судами установлено, что 18 февраля 2005 года между истцом и ПАО "Банк УРАЛСИБ" заключен кредитный договор N "данные изъяты" на сумму 800 000 рублей под 21% годовых сроком на 5 лет. В обеспечение исполнения Шугаевой И.А. кредитных обязательств банком с Широковой Ю.М, Чучиной Н.Н. и Кобелевой И.В. заключены договоры поручительства.

Решениями Индустриального районного суда г. Перми от 23 октября 2008 года и Дзержинского районного суда г. Перми от 18 декабря 2012 года с истца и поручителей в пользу банка взыскана задолженность по указанному кредитному договору в размере 478 529 рублей 99 копеек и 297 989 рублей 48 копеек соответственно. На основании исполнительных листов возбуждены исполнительные производства в отношении истца.

Определением Дзержинского районного суда г. Перми от 06 августа 2018 года произведена замена взыскателя с ПАО "Банк УРАЛСИБ" на ООО "Демокрит" на основании договора уступки права (требования) от 02 февраля 2018 года.

В соответствии со статьей 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (пункты 1 и 2).

Согласно статье 44 (часть 1) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

На основании статьи 52 (часть 1) Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" в случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (смерть гражданина, реорганизация организации, уступка права требования, перевод долга) судебный пристав-исполнитель производит замену этой стороны исполнительного производства ее правопреемником.

Таким образом, по смыслу указанных норм закона в их взаимосвязи правопреемство в правоотношениях между банком и гражданином, возникших в связи с заключением и исполнением кредитного договора, допускается на стадии принудительного исполнения судебных актов, когда личность кредитора не имеет существенного значения для должника.

Поскольку судами установлено, что уступка банком права требования имела место на стадии исполнительного производства, где личность кредитора не имеет существенного значения для должника, оснований для удовлетворения кассационной жалобы не усматривается.

Доводы кассационной жалобы о нарушении судами норм материального и процессуального права основаны на неверном толковании закона, полностью повторяют доводы апелляционной жалобы и по существу направлены на переоценку доказательств и оспаривание правильности выводов судов первой и апелляционной инстанции об установленных ими обстоятельствах. Между тем, судами при исследовании и оценке доказательств нарушения норм процессуального права, приведшие к судебной ошибке существенного и непреодолимого характера, не допущены.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пунктах 1 и 24 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 года N 29 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции", при рассмотрении кассационной жалобы суд кассационной инстанции проверяет только законность судебных постановлений, то есть правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права. При этом суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой и апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими, а также исследовать новые доказательства (часть 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Руководствуясь статьями 379.5, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Мотовилихинского районного суда г. Перми от 21 июня 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 18 сентября 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу Шугаевой ФИО3 - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.