Определение СК по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 23 декабря 2019 г. по делу N 8Г-2454/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Родиной А.К, судей Храмцовой О.Н, Бабкиной С.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское делоN 2-1822/2018 по иску Кислых Сергея Сергеевича к Федеральному казенному учреждению "Исправительная колония N 13 ГУФСИН России по Свердловской области", Главному управлению Федеральной службы исполнения наказаний России по Свердловской области, Федеральной службе исполнения наказаний России, Министерству финансов Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда, по кассационной жалобе Федерального казенного учреждения "Исправительная колония N 13 ГУФСИН России по Свердловской области" на решение Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 03 декабря 2018 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 09 апреля 2019 года.

Заслушав доклад судьи Седьмого кассационного суда общей юрисдикции Храмцовой О.Н, объяснения представителя ФКУ ИК-13 ГУФСИН России по Свердловской области, ГУФСИН России по Свердловской области, ФСИН России Пермякова К.С, действующего по доверенностям, поддержавшего кассационную жалобу, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Кислых С.С. обратился с иском к ФКУ ИК-13 ГУФСИН России по Свердловской области, Главному управлению Федеральной службы исполнения наказаний России по Свердловской области (далее - ГУФСИН России по Свердловской области), Федеральной службе исполнения наказания России (далее - ФСИН России), Министерству финансов Российской Федерации (далее - Министерству финансов РФ) о взыскании компенсации морального вреда в размере 800 000 руб. в связи с ненадлежащими условиями содержания в помещении, функционирующим в режиме следственного изолятора ФКУ ИК-13 ГУФСИН России в период с февраля 2014 года по ноябрь 2016 года.

Решением Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 03 декабря 2018 года исковые требования Кислых С.С. удовлетворены частично. Взыскана с ФСИН России за счет средств казны РФ в пользу Кислых С.С. компенсация морального вреда в размере 3 000 руб, судебные расходы в сумме 300 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 09 апреля 2019 года решение Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 03 декабря 2018 года изменено в части указания в резолютивной части на взыскание с Российской Федерации в лице ФСИН России за счет казны РФ в пользу Кислых С.С. компенсации морального вреда в размере 3 000 руб, судебных расходов в сумме 300 руб, в остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявитель просит об отмене указанных судебных постановлений по мотивам незаконности и необоснованности.

Истец Кислых С.С, представитель ответчика Министерства финансов РФ в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены. Информация о рассмотрении дела была заблаговременно размещена на официальном сайте Седьмого кассационного суда общей юрисдикции, в связи с чем на основании статей 167, 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

В соответствии с частью 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав объяснения представителя ответчиков, судебная коллегия считает, что отсутствуют основания для отмены или изменения обжалуемых судебных постановлений.

Согласно статье 1 Федерального закона от 15 июля 1995 годаN 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", настоящий Федеральный закон регулирует порядок и определяет условия содержания под стражей, гарантии прав и законных интересов лиц, которые в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации задержаны по подозрению в совершении преступления, а также лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, в отношении которых в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В соответствии со статьей 4 данного федерального закона, содержание под стражей осуществляется в соответствии с принципами законности, справедливости, презумпции невиновности, равенства всех граждан перед законом, гуманизма, уважения человеческого достоинства, в соответствии с Конституцией Российской Федерации, принципами и нормами международного права, а также международными договорами Российской Федерации и не должно сопровождаться пытками, иными действиями, имеющими целью причинение физических или нравственных страданий подозреваемым и обвиняемым в совершении преступлений, содержащимся под стражей

Согласно статье 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

На основании статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Судом при разрешении спора установлено, что в период с 10 февраля 2014 года по 23 ноября 2016 года Кислых С.С. содержался под стражей в ФКУ ИК-13 ГУФСИН России по Свердловской области.

Суд первой инстанции, руководствуясь статьями 151, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, оценив представленные в материалы дела документы, подтверждающие факт содержания Кислых С.С. в ФКУ ИК-13 ГУФСИН России по Свердловской области в период с 10 февраля 2014 года по 23 ноября 2016 года, пришел к выводу о том, что доводы Кислых С.С. о ненадлежащих условиях его содержания в данном учреждении в указанный период частично подтверждаются материалами дела. В связи с установлением факта нарушения требований уголовно-исполнительного законодательства по несоблюдению норм жилой площади, суд первой инстанции определилразмер компенсации морального вреда в пользу Кислых С.С. в размере 3 000 руб.

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда указала, что из мотивировочной части судебного акта следует, что при определении надлежащего ответчика по делу суд правильно руководствовался положениями пункта 3 статьи 125, статьями 16, 1069, 1071, 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации, частью 1 пункта 3 статьи 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации, пришел к верному выводу о взыскании компенсации морального вреда с Российской Федерации в лице ФСИН России, однако такие верные выводы суда не нашли своего отражения в резолютивной части судебного акта, а потому решение подлежит изменению, с указанием на взыскание компенсации морального вреда с Российской Федерации в лице ФСИН России за счет казны Российской Федерации.

Выводы судов основаны на исследовании доказательств, их оценке в соответствии с правилами, установленными в статье 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, и соответствуют нормам материального права, регулирующим возникшие отношения.

Доводы заявителя о пропуске истцом трехмесячного срока обращения с административным исковым заявлением в суд были предметом оценки суда апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда обоснованно указала, что ссылки на положения Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации в рамках настоящего дела неприменимы, поскольку истцом не заявлено требование о признании действий (бездействий) должностных лиц учреждения незаконными. Оценивая доводы о пропуске истцом срока исковой давности, суд апелляционной инстанции отметил, что согласно пункту 1 статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ не распространяется.

Доводы кассационной жалобы о невозможности установить, имело ли место нарушение требований статей 23, 33 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" в части нарушения нормы санитарной площади в камере на одного человека были предметом проверки и оценки суда апелляционной инстанции.

Оценив представленные в материалы дела доказательства, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что факт нарушения требований уголовно-исполнительного законодательства в части несоблюдения норм жилой площади в ФКУ ИК-13 подтвержден, жилая площадь не соответствует установленному лимиту.

Приведенные в кассационной жалобе доводы о том, что истцом не представлено доказательств нарушения личных неимущественных прав, размера вреда, наличия причинно-следственной связи, в связи с ненадлежащими условиями содержания, не могут быть приняты во внимание, поскольку выражают несогласие заявителя с оценкой представленных сторонами доказательств.

Судом апелляционной инстанции при разрешении спора признан установленным и доказанным факт нарушения неимущественных прав истца ненадлежащими условиями содержания под стражей. Содержание истца в помещении, функционирующим в режиме следственного изолятора, в условиях, не соответствующих установленным нормам, влечет нарушение прав истца, гарантированных законом, и само по себе является достаточным для того, чтобы причинить страдания и переживания в степени, превышающей неизбежный уровень страданий, присущий ограничению свободы, что в соответствии с упомянутыми выше правовыми нормами является основанием для удовлетворения требований о компенсации морального вреда.

Установив нарушение личных неимущественных прав истца ненадлежащими условиями содержания в ФКУ ИК-13, суд апелляционной инстанции в соответствии с положениями статей 151, 1069, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации обоснованно взыскал с РФ в лице ФСИН России в пользу истца компенсацию морального вреда, определив ее размер с учетом требований разумности и справедливости.

Ссылки в жалобе на иную судебную практику рассмотрения аналогичных споров не могут повлечь отмены обжалуемых судебных постановлений, поскольку при рассмотрении данного спора установлены иные фактические обстоятельства, имеющие правовое значение для дела. В каждом конкретном случае суд устанавливает фактические обстоятельства дела и применяет нормы права к установленным обстоятельствам с учетом представленных доказательств по конкретному делу.

Фактически доводы кассационной жалобы выражают несогласие заявителей с установленными нижестоящими судами обстоятельствами и оценкой представленных сторонами доказательств.

Между тем, в силу части 3 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, кассационный суд общей юрисдикции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и определять, какое судебное постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела. Дополнительные доказательства судом кассационной инстанции не принимаются.

Таким образом, полномочием по переоценке установленных судами первой и апелляционной инстанцией обстоятельств суд кассационной инстанции не обладает.

Руководствуясь статьями 379.5, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 03 декабря 2018 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 09 апреля 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу ФКУ ИК-13 ГУФСИН России по Свердловской области - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.