Определение СК по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 11 декабря 2019 г. по делу N 8Г-2496/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Давыдовой Т.И, судей Грудновой А.В, Галимовой Р.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N2-129/2019 по иску Будалина Евгения Петровича к Федеральному государственному бюджетному образовательному учреждению высшего образования "Пермский национальный исследовательский политехнический университет" об установлении факта трудовых отношений, признании срочного трудового договора заключенным на неопределенный срок, взыскании задолженности по заработной плате и иным выплатам работнику, компенсации морального вреда, по кассационной жалобе Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Пермский национальный исследовательский политехнический университет" на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 21 августа 2019 года.

Заслушав доклад судьи Седьмого кассационного суда общей юрисдикции Грудновой А.В, доводы представителя Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Пермский национальный исследовательский политехнический университет", Ожеговой Т.А, действующей на основании доверенности, настаивавшей на удовлетворении кассационной жалобы, возражения представителя истца Соболевой Ю.В, действующей на основании доверенности, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

УСТАНОВИЛА:

Будалин Е.П. обратился в суд с иском к Федеральному государственному бюджетному образовательному учреждению высшего образования "Пермский национальный исследовательский политехнический университет" (далее ФГБОУ ВО "Пермский национальный исследовательский политехнический университет") об установлении факта трудовых отношений между ним и ФГБОУ ВО "Пермский национальный исследовательский политехнический университет" с 01 сентября 2017 года, признании срочного трудового договора N 344 от 01 сентября 2016 года заключенным на неопределенный срок, взыскании задолженности по заработной плате за период с сентября 2017 года по сентябрь 2018 года в размере 185 748 рублей, компенсации за неиспользованный отпуск в размере 15 479 рублей, процентов за задержку выплаты заработной платы в размере 33 530 рублей за период с 01 октября 2017 года по 12 марта 2019 года, компенсации морального вреда в размере 150 000 рублей.

В обосновании исковых требований указал, что с 2004 года работал в должности преподавателя ФГБОУ ВО "Пермский национальный исследовательский политехнический университет". 29 июня 2017 года получил предупреждение об увольнении 31 августа 2017 года в связи с истечением срока трудового договора. Самого факта увольнения, подписания каких-либо соглашений о прекращении трудовых отношений между сторонами не было. В сентябре 2017 года ответчиком выдан календарный учебный план на 2017-2018 учебный год, администрацией университета определена учебная нагрузка. Для проведения учебных занятий выданы ключи от аудиторий университета. На протяжении 2017-2018 учебного года он читал лекции, проводил практические занятия, принимал зачеты, пересдачи экзаменов. Однако, с сентября 2017 года заработную плату и иных выплат не получает.

Решением Ленинского районного суда г. Перми от 13 мая 2019 года Будалину Е.П. в удовлетворении заявленных требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 21 августа 2019 года решение Ленинского районного суда г. Перми от 13 мая 2019 года отменено, принято новое решение, которым срочный трудовой договор N 344 от 01 сентября 2016 года признан заключенным на неопределенный срок. С ФГБОУ ВО "Пермский национальный исследовательский политехнический университет" взыскана задолженность по заработной плате за период с сентября 2017 года по сентябрь 2018 года в размере 65 023 рубля 31 коп, проценты за просрочку выплаты заработной платы за период с 01 октября 2017 года по 12 марта 2019 года в размере 12 017 рублей 16 коп, компенсация морального вреда в размере 2 000 рублей. В удовлетворении требований об установлении факта трудовых отношений с 01 сентября 2017 года, в удовлетворении остальной части исковых требований о взыскании задолженности по заработной плате, компенсации за неиспользованный отпуск, процентов за просрочку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда отказано. С ФГБОУ ВО "Пермский национальный исследовательский политехнический университет" взыскана госпошлина в доход местного бюджета в размере 2 811 рублей 21 коп.

В кассационной жалобе ФГБОУ ВО "Пермский национальный исследовательский политехнический университет" ставит вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 21 августа 2019 года, как незаконного.

Буданов Е.В. в судебное заседание суда кассационной инстанции не явился, извещен надлежаще, направил в суд своего представителя. Судебная коллегия в соответствии с частью 3 статьи 167, частью 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации находит возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившегося истца.

Обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав объяснения представителей истца и ответчика, изучив материалы гражданского дела, судебная коллегия находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии с частью 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Судебная коллегия приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанций были допущены такого рода нарушения, и они выразились в следующем.

Как установлено судами, Будалин Е.П. на основании трудового договора N 344 от 01 сентября 2016 года приказом ректора принят на работу в ФГБОУ ВО "Пермский национальный исследовательский политехнический университет" с 01 сентября 2016 года на должность "данные изъяты" на 0, 25 ставки, должностной оклад составляет 5402 рубля 50 коп. в месяц. Данный трудовой договор заключен по соглашению сторон в соответствии с частью 4 статьи 332 Трудового кодекса Российской Федерации на срок до 31 августа 2017 года. При этом Будалин Е.П. имеет постоянное место работы, с 11 сентября 2015 года является директором общества с ограниченной ответственностью "Западно-Уральский институт правовых исследований", 29 июня 2017 года истец предупрежден ответчиком об увольнении 31 августа 2017 года в связи с истечением срока трудового договора.

Согласно приказу N 460-К от 31 августа 2017 года Будалин Е.П. уволен 31 августа 2017 года на основании пункта 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации - в связи с истечением срока действия трудового договора. С приказом об увольнении истец не ознакомлен, что сторонами не оспаривалось.

До предупреждения об увольнении и до издания приказа об увольнении 15 мая 2017 года доценту Будалину Е.П. выдан расчет нагрузки на 2017-2018 учебный год. Истец включен в расписание занятий аэрокосмического факультета и допущен с 30 октября 2017 года для чтения лекций, проведения практических занятий, приема курсовых работы и зачетов. Расписание занятий составлено начальником Управления образовательных программ университета и утверждено проректором университета по учебной работе. Для проведения учебных занятий истцу обеспечен доступ в аудиторию аэрокосмического факультета. При проведении зачета ему выдавались зачетные ведомости, которые после проведения зачета сдавались, о сданных зачетах истец вносил записи в зачетные книжки студентов.

В течение 2017-2018 учебного года в соответствии с утвержденным расписанием занятий Будалин Е.П. проводил лекции и принимал зачеты у студентов 3 курса аэрокосмического факультета, группа АКФ ТПМП-15-1 соз. Судами при рассмотрении дела установлено, что истец провел занятия в названной группе в объеме 39 часов, из них 16 часов лекции, 18 часов практических занятий, контрольные и самостоятельные работы - 2 часа, зачет - 3 часа. Однако, выполненная работа ответчиком не была оплачена.

В июне 2018 года для урегулирования вопроса об оплате труда ответчиком на адрес электронной почты истца выслан экземпляр гражданско-правового договора в соответствии с Положением о почасовой оплате труда по основным профессиональным образовательным программам высшего образования в Пермском национальном исследовательском политехническом университете, утвержденным ректором 22 июня 2017 года. Предложение о заключении именно договора на оказание услуг обусловлено отсутствием оснований для заключения трудового договора, так как Будалиным Е.П. не пройден конкурсный отбор для замещения должности профессорско-преподавательского состава в университете. Считая свои трудовые права нарушенными, Будалин Е.П. обратился в суд.

Разрешая спор по существу и отказывая Будалину Е.П. в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции, исходил из того, что в материалах дела отсутствуют доказательства для признания правоотношений между истцом и ответчиком с 01 сентября 2017 года трудовыми, а совокупность обстоятельств, таких как наличие уведомления работодателя о расторжении трудового договора N 344 от 01 сентября 2016 года в связи с истечением срока его действия, отсутствие продолжения истцом работы в установленном законом порядке после истечения срока действия трудового договора исключает возможность признания спорного трудового договора заключенным на неопределенный срок, в связи с чем в удовлетворении заявленных требований отказано.

Отменяя состоявшееся судебное решение, суд апелляционной инстанции указал, что Будалин Е.П. фактически не был уволен по окончании срока действия трудового договора, работу продолжил, что в соответствии со статьей 58 Трудового кодекса Российской Федерации свидетельствует об утрате силы условия о срочном характере трудового договора, трудовой договор признан заключенным на неопределенный срок. Указанные выводы послужили основанием для частичного удовлетворения заявленных требований.

Судебная коллегия находит выводы суда апелляционной инстанций не соответствующими фактическим обстоятельствам дела. Оспариваемый судебный акт постановлен с нарушением норм материального и процессуального права.

Согласно статье 58 Трудового кодекса Российской Федерации срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а именно в случаях, предусмотренных частью первой статьи 59 настоящего Кодекса. В случаях, предусмотренных частью второй статьи 59 настоящего Кодекса, срочный трудовой договор может заключаться по соглашению сторон трудового договора без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения.

В силу статьи 79 ТК РФ срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

Особенности заключения и прекращения трудового договора с работниками высших учебных заведений установлены ст. 332 Трудового кодекса Российской Федерации.

Как указано в части 1 статьи 332 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые договоры на замещение должностей педагогических работников, относящихся к профессорско-преподавательскому составу, в организации, осуществляющей образовательную деятельность по реализации образовательных программ высшего образования и дополнительных профессиональных программ, могут заключаться как на неопределенный срок, так и на срок, определенный сторонами трудового договора.

Судами верно, разрешая заявленные требования, установлено, что трудовой договор с Будалиным Е.П, исходя из особенностей заключения трудового договора с профессорско-преподавательским составом мог быть заключен на определенный срок, принимая во внимание наличие у истца постоянного места работы и назначение на должность без избрания по конкурсу, в соответствии с частью 4 статьи 332 Трудового кодекса Российской Федерации.

При оформлении срочного трудового договора от 01 сентября 2016 года, истец согласился со срочным характером его работы, и его расторжением в последующем по окончании срока действия трудового договора.

Поскольку между университетом и Будалиным Е.П. заключен трудовой договор на замещение должности профессорско-преподавательского состава в высшем учебном заведении, срок которого истекал 31 августа 2017 года, то прекращение трудового договора по пункту 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ, как верно указал суд первой инстанции, основано на положениях трудового законодательства.

При соблюдении работодателем требований части 1 статьи 79 Трудового кодекса РФ о сроке предупреждения работника, с учетом положений статьи 332 Трудового кодекса РФ об особенностях заключения и прекращения трудового договора с работниками организаций, осуществляющих образовательную деятельность по реализации образовательных программ высшего образования и дополнительных профессиональных программ на замещение должностей педагогических работников, относящихся к профессорско-преподавательскому составу, принимая во внимание осведомленность истца о сроке действия договора, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о неприменении к спорным правоотношениям положений части 4 статьи 58 Трудового кодекса Российской Федерации.

Исходя из изложенного, у суда апелляционной инстанции отсутствовали основания для признания срочного трудового договора заключенным на неопределенный срок и отмены решения суда первой инстанции в указанной части. В соответствии с частью 4 статьи 58 Трудового кодекса Российской Федерации одним из оснований для признания срочного трудового договора заключенным на неопределенный срок является отсутствие требования о расторжении срочного трудового договора каждой из сторон. В данном случае ответчиком представлены доказательства, свидетельствующие о том, что работодатель потребовал расторжения срочного трудового договора по истечении его срока, направив истцу уведомление в установленный законом срок. В день окончания срока трудового договора, Будалин Е.П. уволен, о чем ответчик издал приказ. Неознакомление истца с приказом об увольнении вследствие истечения срока действия трудового договора от 01 сентября 2017года, как верно указано судом первой инстанции, не свидетельствует о нарушении процедуры увольнения.

При таких обстоятельствах выводы суда апелляционной инстанции о наличии оснований для признания трудового договора заключенным сторонами на неопределенный срок неправомерны, сделаны без учета приведенных положений Трудового кодекса Российской Федерации.

В части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Будалиным Е.П. в качестве способа защиты своего права заявлены два требования - об установлении факта трудовых отношений между ним и ФГБОУ ВО "Пермский национальный исследовательский политехнический университет" с 01 сентября 2017 года и о признании срочного трудового договора N 344 от 01 сентября 2016 года заключенным на неопределенный срок.

Разрешая спор, суд первой инстанции рассмотрел лишь второе требование, ограничившись указанием, что заявленные истцом требования являются взаимоисключающими. При рассмотрении дела суд апелляционной инстанции допущенное судом первой инстанции нарушение норм процессуального права не устранил. Состоявшиеся судебные акты выводов относительно заявленного истцом требования об установлении факта трудовых отношений не содержат.

С учетом изложенного обжалуемое апелляционное определение в полной мере нельзя признать законными и обоснованными, в связи с чем оно подлежит отмене, поскольку принято с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без устранения этих нарушений невозможны восстановление и защита прав и законных интересов заявителя.

Поскольку судами при рассмотрении настоящего дела не установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда апелляционной инстанции, содержащиеся в обжалуемом судебном постановлении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное, применить к спорным отношениям нормы права, их регулирующие, и разрешить спор в соответствии с установленными обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 379.5, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 21 августа 2019 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.