Определение СК по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 19 ноября 2019 г. по делу N 8Г-258/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого Кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Тульской И.А, судей Кукарцевой Е.В, Шелепова С.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в зале суда гражданское дело N 2-2380/2019 по иску Халитовой ФИО2 к Банку ВТБ (публичное акционерное общество) о защите прав потребителя, по кассационной жалобе Халитовой ФИО1 на решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 26 апреля 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 30 июля 2019 года.

Заслушав доклад судьи Шелепова С.А. об обстоятельствах дела и доводах кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

УСТАНОВИЛА:

Халитова В.Е. обратилась с иском к Банку ВТБ (публичное акционерное общество) (далее - Банк ВТБ (ПАО), банк) о взыскании страховой премии в размере 52 341 рубль, убытков - 45 681 рубль 50 копеек, процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 10 января 2017 года по 18 февраля 2019 года в размере 15 158 рублей 47 копеек с продолжением начисления по день фактической оплаты, компенсации морального вреда - 5 000 рублей, судебных расходов на оплату услуг представителя - 15 000 рублей, штрафа в размере 50% от присуждённой в пользу потребителя суммы.

В обоснование иска указала, что 09 января 2017 года заключила с банком кредитный договор N N на сумму 438 341 рубль под 15, 5% годовых. Также ею заключён договор страхования, при этом уплачена страховая премия в размере 52 341 рубль. 27 января 2017 года истец направила в адрес банка и страховой компании заявление об отказе от страхования и возврате уплаченной страховой премии, которое ответчиком оставлено без удовлетворения.

В отзыве на иск банк указал, что требование о взыскании страховой премии заявлено к ненадлежащему ответчику, договор страхования заключён с обоюдного волеизъявления сторон, все условия сделки доведены до истца, которая с ними согласилась.

Решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 26 апреля 2019 года в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 30 июля 2019 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения, апелляционная жалоба Халитовой В.Е. - без удовлетворения.

В кассационной жалобе Халитова В.Е. просит об отмене судебных актов первой и апелляционной инстанций как принятых с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, соответственно, незаконных и необоснованных.

Письменных возражений на кассационную жалобу не поступило.

Стороны в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, о времени и месте судебного заседания извещены, о причинах неявки суд не уведомили, об отложении рассмотрения дела не просили.

Судебная коллегия в соответствии с частью 3 статьи 167, частью 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации определиларассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

В соответствии с частью 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы гражданского дела, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения судебных постановлений.

Судами установлено, что 09 января 2017 года между Халитовой В.Е. и Банком ВТБ (ПАО) заключён кредитный договор N на сумму в 438 341 рубль, сроком на 36 месяцев с процентной ставкой - 15, 5% годовых.

В тот же день между Халитовой В.Е. и обществом с ограниченной ответственностью Страховая компания "ВТБ-Страхование" (далее - ООО СК "ВТБ-Страхование", страховая компания) заключён договор страхования по программе "Лайф+". По условиям договора Страховая сумма составила 438 341 рубль, страховая премия - 47 341 рубль (уплачивается единовременно не позднее 09 января 2017 года), срок действия договора страхования - с 00 часов 00 минут 10 января 2017 года по 24 часа 00 минут 09 января 2020 года. Страховая премия в 47 341 рубль перечислена банком страховщику за счет кредитных средств (пункт 11 Индивидуальных условий). 21 января 2019 года истец обратилась в банк с заявлением об отказе от договора страхования и возврате уплаченной страховой премии.

Установив указанные обстоятельства и оценив представленные доказательства в их совокупности в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводам о том, что доказательств навязывания услуги по страхования истцу со стороны банка, нарушения прав истца как потребителя истцом не представлено, в связи с чем исковые требования удовлетворению не подлежали.

Судебная коллегия с указанными выводами судов соглашается.

Доводы жалобы о том, что до истца не доведена необходимая и достоверная информация об услуге по страхованию, не соблюдена письменная форма договора страхования, не предоставлена возможность отказа от данной услуги, информация об услуге по страхованию не включена в Индивидуальные условия Кредитного договора, а также о незаконности включения страховой премии с сумму кредита несостоятельны в силу следующего.

В силу пункта 1 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

Согласно пункту 2 названной статьи Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. К договору, не предусмотренному законом или иными правовыми актами, при отсутствии признаков, указанных в пункте 3 настоящей статьи, правила об отдельных видах договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, не применяются, что не исключает возможности применения правил об аналогии закона (пункт 1 статьи 6) к отдельным отношениям сторон по договору.

Как установлено пунктом 2 статьи 940 Гражданского кодекса Российской Федерации договор страхования может быть заключен путем составления одного документа либо вручения страховщиком страхователю на основании его письменного или устного заявления страхового полиса (свидетельства, сертификата, квитанции), подписанного страховщиком.

Таким образом, волеизъявление лица на заключение договора страхования подтверждается фактом принятия данным лицом Полиса от страховщика.

Договор страхования заключён непосредственно между Халитовой В.Е. и страховой компанией, Халитова В.Е. приняв Полис и проставив на нём собственноручную подпись, выразила свою волю на заключение договора страхования, при этом установленная законом форма договора соблюдена.

Утверждения истца о том, что договор страхования заключён ею с банком, действовавшим в качестве агента в интересах страховой компании, а также о невозможности заключения кредитного договора без заключения договора страхования в нарушение требований статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами не подтверждены.

Вопреки доводам заявителя, доказательств того, что заключение договора страхования является дополнительной услугой, указываемой банком за отельную плату, материалы дела не содержат.

Включение суммы уплаченной страховой премии в сумму кредита также осуществлено по волеизъявлению заёмщика, что установлено судами и следует из пункта 20 Индивидуальных условий, в котором заёмщик даёт поручение банку в течение одного рабочего дня с зачисления кредита на банковский счёт перечислить с указанного счёта денежные средства в счёт уплаты страховой премии в размере 47 341 рубль в адрес получателя - ООО СК "ВТБ-Страхование".

Доводы кассационной жалобы, по существу направлены на переоценку доказательств и оспаривание правильности выводов судов первой и апелляционной инстанции об установленных ими обстоятельствах. Между тем судом апелляционной инстанции при исследовании и оценке доказательств нарушения норм процессуального права, приведшие к судебной ошибке существенного и непреодолимого характера, не допущено.

Учитывая, что существенных нарушений норм материального и процессуального права, повлиявших на исход дела, судом апелляционной инстанции не допущено, оснований для пересмотра обжалуемого судебного постановления в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 379.5, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 26 апреля 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 30 июля 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу Халитовой ФИО3 - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.