Определение СК по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 18 декабря 2019 г. по делу N 8Г-2740/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Галимовой Р.М, судей Грудновой А.В, Зеленовой Е.Ф, с участием прокурора Тепловой М.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N2-140/2019 по иску Горохова Константина Сергеевича к Федеральному государственному бюджетному учреждению "Отряд Федеральной противопожарной службы Государственной противопожарной службы по Челябинской области (договорной)" о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, по кассационной жалобе Горохова Константина Сергеевича на решение Южноуральского городского суда Челябинской области от 15 февраля 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 13 июня 2019 года.

Заслушав доклад судьи Седьмого кассационного суда общей юрисдикции Грудновой А.В, возражения представителя Федерального государственного бюджетного учреждения "Отряд Федеральной противопожарной службы Государственной противопожарной службы по Челябинской области (договорной)" Богдановой С.И, действующей на основании доверенности, заключение прокурора, полагавшего, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции, УСТАНОВИЛА:

Горохов К.С. обратился в суд с исковым заявлением к Федеральному государственному бюджетному учреждению "Отряд Федеральной противопожарной службы Государственной противопожарной службы по Челябинской области (договорной)" (далее - ФГБУ "Отряд ФПС по Челябинской области (договорной)"), в котором просил признать незаконным приказ от 19 декабря 2018 года N "данные изъяты" об увольнении по подпункту "б" пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, восстановить на работе в качестве "данные изъяты" 17 пожарной части ФГБУ "Отряд ФПС по Челябинской области (договорной)", взыскать средний заработок за время вынужденного прогула, начиная с 01 января 2019 года, компенсацию морального вреда 30 000 рублей.

В обоснование заявленных требований указал, что с 01 июля 2012 года по 19 декабря 2018 года работал "данные изъяты" 17 пожарной части. На основании приказа от 19 декабря 2018 года N "данные изъяты" уволен по подпункту "б" пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации за появление на работе 18 декабря 2018 года в состоянии алкогольного опьянения. Увольнение считает незаконным, так как 18 декабря 2018 года на рабочем месте алкоголь не употреблял, факт нахождения в нетрезвом состоянии работодателем не доказан, поскольку пройти медицинское освидетельствование не предлагалось. О том, что он, якобы, отказался от его прохождения, ему стало известно при ознакомлении с приказом об увольнении. Объяснительная работодателем у него затребована не была. В свою очередь, с целью опровержения предъявленных ему обвинений, решилсамостоятельно обратиться в больницу для прохождения медицинского освидетельствования. По пути следования в больницу после 20 часов 18 декабря 2018 года был остановлен сотрудниками ГИБДД для проверки документов, по их требованию прошел на месте остановки освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, которое у него установлено не было. Просил учесть, что ранее к дисциплинарной ответственности он не привлекался, имел поощрения. Незаконными действиями работодателя ему причинен моральный вред.

Решением Южноуральского городского суда Челябинской области от 15 февраля 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением Челябинского областного суда от 13 июня 2019 года Горохову К.С. в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе Горохов К.С. ставит вопрос об отмене решения Южноуральского городского суда Челябинской области от 15 февраля 2019 года и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 13 июня 2019 года, как незаконных.

Горохов К.С. в судебное заседание суда кассационной инстанции не явился, извещен надлежаще, о причинах своего отсутствия суд не уведомил, не просил об отложении рассмотрения дела. Судебная коллегия в соответствии с частью 3 статьи 167, частью 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации находит возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившегося истца.

Обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы гражданского дела, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения судебных постановлений.

В соответствии с частями 1, 3, 5 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: 1) замечание, 2) выговор, 3) увольнение по соответствующим основаниям. К дисциплинарным взысканиям, в частности, относится увольнение работника по основаниям, предусмотренным подпунктом "б" пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации. При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

Согласно подпункту "б" пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей, в частности за появление на работе в состоянии алкогольного опьянения.

В силу статьи 193 Трудового кодекса Российской Федерации до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников. За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание. Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

Как установлено судом, Горохов К.С. с 01 июля 2012 года работал пожарным 3 класса 17 пожарной части ФГБУ "Отряд ФПС по Челябинской области (договорной).

Приказом начальника отряда от 19 декабря 2018 года N "данные изъяты" Горохов К.С. уволен за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей - появление на работе в состоянии алкогольного опьянения по подпункту "б" пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации. С приказом об увольнении Горохов К.С. ознакомлен под роспись.

Разрешая спор, на основании анализа содержания докладных записок начальника караула 17 пожарной части "данные изъяты", командира отделения 17 пожарной части "данные изъяты" от 19 декабря 2018 года, акта об отказе истца от медицинского освидетельствования на состояние опьянения от 18 декабря 2018 года, акта о непредоставлении работником письменного объяснения от 19 декабря 2018 года, суды первой и апелляционной инстанций, пришли к выводу о доказанности факта нахождения истца на работе в состоянии алкогольного опьянения.

Судебная коллегия соглашается с данными выводами судов, поскольку они соответствуют обстоятельствам дела и нормам трудового законодательства.

В соответствии со статьёй 189 Трудового кодекса Российской Федерации дисциплина труда - обязательное для всех работников подчинение правилам поведения, определенным в соответствии с данным кодексом, иными федеральными законами, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

Как следует из разъяснений, данных в пункте 42 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при разрешении споров, связанных с расторжением трудового договора по подпункту "б" пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (появление на работе в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения), суды должны иметь в виду, что по этому основанию могут быть уволены работники, находившиеся в рабочее время в месте выполнения трудовых обязанностей в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения. При этом не имеет значения, отстранялся ли работник от работы в связи с указанным состоянием. Состояние алкогольного либо наркотического или иного токсического опьянения может быть подтверждено как медицинским заключением, так и другими видами доказательств, которые должны быть соответственно оценены судом.

Вопреки доводам кассационной жалобы о недоказанности работодателем нахождения истца на работе в состоянии алкогольного опьянения, суды первой и апелляционной инстанций на основании полной, всесторонней и объективной оценки всех представленных сторонами доказательств по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пришли к обоснованному выводу о нахождении Горохова К.С. во время дежурства 18 декабря 2018 года на территории работодателя в состоянии алкогольного опьянения, что является основанием для применения к нему дисциплинарного взыскания в виде увольнения по подпункту "б" пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Доводы истца о том, что медицинское освидетельствование на состояние опьянения не проводилось, пройти освидетельствование ему не предлагали уже являлись предметом судебной оценки судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда. Необоснованность указанного довода изложена в оспариваемом судебном акте. С мотивами принятого решения в данной части судебная коллегия соглашается.

Судами верно указано, что для применения дисциплинарного наказания в виде увольнения по подпункту "б" пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации юридически значимым обстоятельством является факт нахождения работника на работе в состоянии алкогольного опьянения, который в данном случае установлен на основании надлежащей оценки всех представленных в дело доказательств.

Довод истца о наличии в материалах дела доказательства, опровергающего факт нахождения его в дежурную смену 18 декабря 2018 года в состоянии опьянения, а именно акта медицинского освидетельствования, составленного сотрудниками ГИБДД 18 декабря 2018 года в 20 часов 50 мин. судом апелляционной инстанции обоснованно отклонен. Судебная коллегия с выводами суда апелляционной инстанции соглашается и считает, что названный документ не опровергает правильность выводов судебных инстанций о нахождении истца в дежурную смену на работе в состоянии опьянения. Верно судами дана оценка поведению истца, не представившему работодателю при ознакомлении с приказом об увольнении указанного документа. Названный документ был представлен истцом лишь в суд первой инстанции. Отказываясь от дачи объяснений по факту совершения дисциплинарного проступка, Горохов К.С. на названный документ не ссылался. Более того, как верно указано судом апелляционной инстанции, обстоятельства, послужившие основанием к отстранению работодателем Горохова К.С. от несения службы, являются аналогичными обстоятельствам, при которых он был отстранен сотрудниками ГИБДД от управления транспортным средством.

Судами проверена процедура увольнения Горохова К.С, нарушений требований трудового законодательства Российской Федерации в указанной части не установлено. До принятия решения об увольнении у истца затребовано письменное объяснение, от дачи письменных объяснений он отказался, о чем составлен акт, месячный срок применения к истцу дисциплинарного взыскания с момента, когда работодателю стало известно о проступке, не пропущен.

В кассационной жалобе не приведено доводов и доказательств, опровергающих установленные судами обстоятельства и их выводов, как и не приведено оснований, которые в соответствии со статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации могли бы явиться безусловным основанием для отмены судебных постановлений.

Все изложенные в кассационной жалобе доводы уже являлись предметом исследования и оценки судебных инстанций и сводятся к выражению несогласия с произведенной судами оценкой обстоятельств дела и представленных доказательств, при том, что в силу положений главы 40 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции не наделен полномочиями по непосредственному исследованию вопросов факта и переоценке доказательств.

Состоявшиеся по делу судебные постановления соответствуют собранным по делу доказательствам и требованиям закона. При рассмотрении дела судами не допущено неправильного применения норм материального или нарушения норм процессуального права, повлекших вынесение незаконных решений, оснований для отмены или изменения оспариваемых судебных актов по доводам кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 379.5, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Южноуральского городского суда Челябинской области от 15 февраля 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 13 июня 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу Горохова Константина Сергеевича - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.