Определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 18 ноября 2019 г. по делу N 8Г-437/2019

 

Судья Седьмого Кассационного суда общей юрисдикции Шелепов С. А., рассмотрев гражданское дело N 2-1594/2018 по иску Зыковой ФИО1 к публичному акционерному обществу Банк "ВТБ", филиалу "Уральский" Банка ВТБ (публичное акционерное общество) в г. Екатеринбурге о защите прав потребителя, по кассационной жалобой Зыковой ФИО2 на решение мирового судьи судебного участка N3 Ленинского судебного района г. Нижний Тагил Свердловской области от 26 ноября 2018 года и апелляционное определение Ленинского районного суда г. Нижний Тагил Свердловской области от 18 февраля 2019 года

УСТАНОВИЛ:

Зыкова Е.Г. обратилась с иском к публичному акционерному обществу Банк "ВТБ" (далее - ПАО Банк "ВТБ", банк), филиалу "Уральский" Банка ВТБ (ПАО) в г. Екатеринбурге о защите прав потребителя. В обоснование иска указала, что 15 июля 2015 года заключила с ОАО "Банк Москвы" договор потребительского кредита, при этом оформила заявление на участие в программе коллективного страхования заёмщиком с уплатой страховой премии в размере 46 932 рубля. Данная дополнительная услуга по страхованию навязана ей банком, поскольку ей пояснили, что без её получения кредит не будет одобрен. Страховая премия включена в сумму кредита. Также ею заключён договор страхования с ООО СК "ВТБ-Страхование" с уплатой страховой премии в размере 3 900 рублей. В удовлетворении претензии об отказе от договора страхования и возврате уплаченных денежных средств банк отказал. Изменив исковые требования просила признать недействительными условия кредитного договора N N от 15 июля 2015 года, заключённого между ней и ОАО "Банк Москвы", по которым предоставление кредита обусловлено услугами страхования по программе коллективного страхования заёмщиков; применении последствий недействительности условий, обязав банк возвратить уплаченные в счёт оплаты страховой премии денежные средства в размере 43 032 рубля; признать недействительными условия кредитного договора N N от 15 июля 2015 года, по которым предоставление кредита обусловлено получением услуги по страхованию БМ N N; применении последствий недействительности указанных условий, обязав банк возвратить уплаченные в качестве страховой премии денежные средства в размере 3 900 рублей; возложении на ответчика обязанности внести изменения в график платежей по кредитному договору с учётом исключения сумм, вносимых в оплату по договорам страхования.

Решением мирового судьи судебного участка N 3 Ленинского судебного района г. Нижний Тагил Свердловской области от 26 ноября 2018 года в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением Ленинского районного суда г. Нижний Тагил Свердловской области от 18 февраля 2019 года решение мирового судьи оставлено без изменения, апелляционная жалоба - без удовлетворения.

В кассационной жалобе Зыкова Е.Г. просит об отмене судебных актов первой и апелляционной инстанций как принятых с существенными нарушениями норм материального и процессуального права.

Письменных возражений на кассационную жалобу не поступило.

На основании части 10 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационные жалобы на вступившие в законную силу решения мировых судей и апелляционные определения районных судов рассматриваются в суде кассационной инстанции судьей единолично без проведения судебного заседания.

В силу части 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких оснований для отмены обжалуемых судебных актов не имеется.

В соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 420 Гражданского кодекса Российской Федерации договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

В силу п. 1 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации Граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

Пунктами 2 и 4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 819 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент заключения Кредитного договора), по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая). Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор.

Согласно пункту 2 статьи 935 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность застраховать свою жизнь и здоровье не может быть возложена на гражданина по закону. Вместе с тем, данная обязанность может возникнуть у гражданина в силу договора.

Судами установлено, что 30 июля 2014 года между ОАО "Банк Москвы" и ОАО "Страховая группа МСК" заключен Договор коллективного страхования от потери работы, несчастных случаев и болезней заемщиков кредитов N N, в рамках которого действовала Программа добровольного коллективного страхования физических лиц, являющихся заемщиками по кредитам ОАО "Банк Москвы".

15 июля 2015 года между Зыковой Е.Г. и ОАО "Банк Москвы" (правопреемник - ПАО Банк "ВТБ") заключён договор потребительского кредита N Nдалее - Кредитный договор), при оформлении которого Зыкова Е.Г. обратилась с заявлением об участии в Программе коллективного страхования (далее - Заявление), в котором просила включить её в указанную Программу. Плата за участие в Программе страхования - 43 032 рубля, указанная сумма перечислена Банку из денежных средств, полученных истцом по Кредитному договору.

Суды установили, что Зыковой Е.Г. было известно о том, что включение в программу страхования не является обязательным условием для предоставления кредита (пункт 1.2 Заявления), а срок страхования начинается с 15 июля 2015 года и длится по 15 июля 2020 (пункт 2.2 Заявления). Также заявитель уведомлен, что может отказаться от участия в Программе страхования в любое время, обратившись с соответствующим письменным заявлением в любое подразделение Банка. Зыкова Е.Г. была уведомлена и согласилась с тем, что в случае отказа от участия в Программе страхования внесённая за участие в Программе плата не возвращается (п. 5 Заявления).

Также в день заключения Кредитного договора Зыковой Е.Г. и ООО СК "ВТБ-Страхование" заключен договор страхования жилых помещений, домашнего и иного имущества, что подтверждается полисом "Привет, сосед!" серии N 8 от 15 июля 2015 года (далее Полис страхования). Срок действие указанного полиса с 26 июля 2015 года по 05 августа 2016 года.

Исследовав указанные доказательства, суды установили, что Кредитный договор, Заявление на участие в Программе страхования и Полис страхования не содержат условий об обязанности заёмщика приобрести дополнительную услугу по страхованию, а подключение к Программе страхования не относятся к числу обязательных услуг банка, выполняемых при заключении кредитного договора, и является самостоятельной услугой, за оказание которой условиями заключенного с клиентом договора предусмотрена согласованная с ним плата.

Установив указанные обстоятельства, суды первой и апелляционной инстанции пришли к выводам о том, что при заключении Кредитного договора и договора страхования, а также при присоединении к Программе добровольного коллективного страхования, истец получил полную информацию о предоставляемых ему услугах и условиях заключенных договоров, заключение договора страхования и присоединение к Программе добровольного коллективного страхования не нарушают действующее законодательство, какие-либо доказательства понуждения к совершению указанных действий или отказа от заключения кредитного договора без заключения договора страхования и присоединение к Программе добровольного коллективного страхования ? отсутствуют.

Оснований не согласиться с такими выводами не усматривается.

В силу части 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Довод кассационной жалобы о том, что заключение договором страхования истцом совершено под давлением сотрудников банка путём введения в заблуждение относительно условий страхования и выдачи кредита, а также в силу обусловленности выдачи кредита обязательным получением услуг по страхованию не принимается судебной коллегией, поскольку в нарушение норм права статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами не подтверждён.

Доводы Зыковой Е.П. о том, что страховые премии в размере 3 900 рублей и 43 032 рубля включены в сумму кредита без согласования с ней, опровергнуты имеющимися в деле доказательствами.

Судами установлено, что индивидуальные условия договора потребительского кредита согласованны с Зыковой Е.Г, что подтверждено её подписью.

В Заявлении об участии в Программе страхования Зыкова Е.Г. поручила Банку в дату подписания ею настоящего Заявления (15 июля 2015 года) перечислить денежные средства с ее счета N "данные изъяты" в сумме 43 032 рубля в счет платы за участие в Программе страхования.

Доводы Зыковой Е.Г. о том, что банк при расчете задолженности произвел расчет не из суммы кредита по Кредитному договору - 326 000 рублей, а из суммы 372 932 рубля (326 000 +46 932), то есть, прибавив к сумме кредита размер уплаченных истцом страховых премий, не подтверждены представленными судам доказательствами.

Поскольку судами при рассмотрении дела по существу сделаны выводы об отсутствии материально правовых оснований для удовлетворения исковых требований и установлено, что права истца ответчиками не нарушены, указание суда апелляционной инстанции на пропуск срока исковой давности по заявленным требованиям к принятию неверного решения не привело. Следовательно, соответствующий довод кассационной жалобы основанием для отмены судебных актов не является.

Доводы кассационной жалобы, по существу направлены на переоценку доказательств и оспаривание правильности выводов судов первой и апелляционной инстанции об установленных им обстоятельствах. Между тем судом апелляционной инстанции при исследовании и оценке доказательств нарушения норм процессуального права, приведшие к судебной ошибке существенного и непреодолимого характера, не допущено.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пунктах 1 и 24 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 года N 29 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции", при рассмотрении кассационной жалобы суд кассационной инстанции проверяет только законность судебных постановлений, то есть правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права. При этом суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой и апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими, а также исследовать новые доказательства (часть 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Учитывая, что существенных нарушений норм материального и процессуального права, повлиявших на исход дела, судами не допущено, оснований для пересмотра обжалуемого судебного постановления в кассационном порядке не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь статьёй 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судья

ОПРЕДЕЛИЛ:

Решение мирового судьи судебного участка N3 Ленинского судебного района г. Нижний Тагил Свердловской области от 26 ноября 2018 года и апелляционное определение Ленинского районного суда г. Нижний Тагил Свердловской области от 18 февраля 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу Зыковой ФИО3 - без удовлетворения.

 

Судья

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.