Определение СК по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 18 декабря 2019 г. по делу N 8Г-4752/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

Председательствующего Тульской И.А, судей Горбуновой О.А, Кукарцевой Е.В, рассмотрела в открытом судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи при содействии Федерального казенного учреждения "Колония-поселение N 59 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Свердловской области" гражданское дело N 2-493/2019 по иску Свердловского прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях к Федеральному казенному учреждению "Колония-поселение N 59 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Свердловской области", Федеральной службе исполнения наказаний России по Свердловской области об устранении нарушений, возложении обязанности, организации финансирования мероприятий по устранению выявленных нарушений

по кассационной жалобе Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Свердловской области на решение Красногорского районного суда г.Каменска-Уральского Свердловской области от 26.03.2019 и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 11.07.2019

Заслушав доклад судьи Седьмого кассационного суда Кукарцевой Е.В. об обстоятельствах дела и доводах кассационной жалобы, объяснения представителя ФКУ КП-59 ГУФСИН России по Свердловской области Андреевой Е.А, действующей на основании доверенности, поддержавшей доводы кассационной жалобы, прокурора Трошкиной А.В, возражавшей против доводов кассационной жалобы, судебная коллегия

установила:

Свердловский прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Свердловской области обратился в суд с иском к ФКУ КП-59 ГУФСИН России по Свердловской области, ГУФСИН России по Свердловской области, ФСИН России о возложении обязанности в течение шести месяцев со дня вступления в законную силу решения суда, устранить выявленные в ходе осуществления мероприятий по надзору в ФКУ КП-59 ГУФСИН России по адресу: Свердловская область, г.Каменск-Уральский, ул. Силикатная, 1 нарушения требований уголовно-исполнительного и санитарно-эпидемиологического законодательства в ходе технологического процесса обработки белья в прачечной, произвести ремонт помещения прачечного комплекса учреждения; возложении обязанности на ГУФСИН России по Свердловской области, ФСИН России обязанность в случае недостаточности самостоятельных средств у ФКУ КП-59 ГУФСИН России по Свердловской области в течение шести месяцев со дня вступления в законную силу решения суда, организовать финансирование мероприятий по производству ремонта помещения прачечной учреждения с целью приведения его в соответствие с требованиями санитарных норм и правил.

Решением Красногорского районного суда г.Каменска-Уральского Свердловской области от 26.03.2019 оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 11.07.2019 исковые требования удовлетворены.

В кассационной жалобе ГУФСИН России по Свердловской области поставлен вопрос об отмене обжалуемого судебного постановления в связи с допущенными нарушениями норм материального права.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте судебного разбирательства извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Седьмого кассационного суда общей юрисдикции.

Представители ГУФСИН России по Свердловской области, ФСИН России в заседание суда кассационной инстанции не явились, извещены, о причинах своего отсутствия суд не уведомили, не просили об отложении рассмотрения дела.

Судебная коллегия в соответствии с ч. 3 ст. 167, ч. 5 ст. 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации находит возможным рассмотреть дело в отсутствие иных участников процесса.

Проверив законность и обоснованность обжалуемых судебных актов в порядке, предусмотренном ст. ст. 379.5, 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции приходит к следующему.

Судами установлено, что Свердловской прокуратурой по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях проведена проверка соблюдения требований уголовно-исполнительного и санитарно-эпидемиологического законодательства в ФКУ КП-59 ГУФСИН России по Свердловской области, расположенного по адресу: Свердловская область, г.Каменск-Уральский, ул.Силикатная, 1, предназначенного для содержания осужденных.

В ходе проверки установлено, что в колонии-поселении функционирует банно-прачечный комплекс, который не соответствует Санитарно-эпидемиологическим требованиям к устройству, оборудованию, содержанию и режиму работы прачечных утвержденным постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 10.06.2010 N 65 (СанПин 2.1.2.2646-10), в связи с чем требуется произвести ремонт помещения прачечной в целях исключения встречного потока грязного и чистого белья; оснащения приемки белья соответствующими отделениями; отделки внутренних стен, пола и потолка материалами, устойчивыми к воздействию влаги, температуры, моющих и дезинфицирующих средств.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции, с доводами которого согласился суд апелляционной инстанции, исследовал и оценил в соответствии с положениями ст. ст. 12, 56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предоставленные в материалы дела доказательства, руководствовался положениями ст. 2 Конституции Российской Федерации, ст. ст. 10, 101 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, ст. 32 Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации", ст. ст. 1, 11, 39 Федерального закона от 30.03.1999 N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" (далее - Федеральный закон от 30.03.1999 N 52-ФЗ) и исходил из того, что в соответствии с действующим законодательством на ФКУ КП-59 ГУФСИН России по Свердловской области лежит обязанность по устранению выявленных нарушений требований уголовно-исполнительного и санитарно-эпидемиологического законодательства.

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции находит, что нарушений норм материального права при разрешении спора по существу судами не допущено на основании следующего.

Исходя из положений ч. 1 ст. 1, ч. 2 ст. 15, ст. 18, ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации, в правовом государстве вмешательство органов публичной власти в права частных лиц допускается в рамках реализации законных полномочий соответствующего органа и признается правомерным, если использование этих полномочий преследует публично-значимые цели и не приводит к ограничению прав частного лица сверх меры, требуемой для достижения указанной цели.

Согласно ст. 45 Конституции Российской Федерации в Российской Федерации гарантируется государственная защита прав и свобод человека и гражданина (ч. 1) и каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2).

В силу положений ч. 2 ст. 10 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации при исполнении наказаний осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации.

Частью 3 ст. 101 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что администрация исправительных учреждений несет ответственность за выполнение установленных санитарно-гигиенических и противоэпидемических требований, обеспечивающих охрану здоровья осужденных.

Согласно ст. 13 Закона Российской Федерации от 21.07.1993 N 5473-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" учреждения, исполняющие наказания, обязаны обеспечивать исполнение уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации; создавать условия для обеспечения правопорядка и законности, безопасности осужденных, а также персонала, должностных лиц и граждан, находящихся на их территориях; обеспечивать охрану здоровья осужденных; осуществлять деятельность по развитию своей материально-технической базы и социальной сферы

В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 30.03.1999 N 52-ФЗ санитарно-эпидемиологические требования определены как обязательные требования к обеспечению безопасности и (или) безвредности для человека факторов среды обитания, условий деятельности юридических лиц и граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, используемых ими территорий, зданий, строений, сооружений, помещений, оборудования, транспортных средств, несоблюдение которых создает угрозу жизни или здоровью человека, угрозу возникновения и распространения заболеваний и которые устанавливаются государственными санитарно-эпидемиологическими правилами и гигиеническими нормативами (далее - санитарные правила), а в отношении безопасности продукции и связанных с требованиями к продукции процессов ее производства, хранения, перевозки, реализации, эксплуатации, применения (использования) и утилизации, которые устанавливаются документами, принятыми в соответствии с международными договорами Российской Федерации, и техническими регламентами.

Индивидуальные предприниматели и юридические лица в соответствии с осуществляемой ими деятельностью обязаны выполнять требования санитарного законодательства, а также постановлений, предписаний осуществляющих федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор должностных лиц (ст.11 Федерального закона от 30.03.1999 N52-ФЗ).

Соблюдение санитарных правил является обязательным для граждан, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц (ч.3 ст. 39 Федерального закона от 30.03.1999 N52-ФЗ).

Положения ст. 32 Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации" устанавливают, что предметом надзора является, в том числе, соблюдение установленных законодательством Российской Федерации прав и обязанностей задержанных, заключенных под стражу, осужденных и лиц, подвергнутых мерам принудительного характера, порядка и условий их содержания.

Право прокурора на обращение в суд с иском в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц предусмотрено ч. 1 ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Оснований, по которым возможно не согласиться с выводами судов, рассматриваемая кассационная жалоба не содержит.

Приведенные в кассационной жалобе доводы о недостаточности денежных средств, необоснованном возложении на ГУФСИН России по Свердловской области, ФСИН России обязанности в случае недостаточности самостоятельных средств у ФКУ КП-59 ГУФСИН России по Свердловской области организовать финансирование мероприятий по производству ремонта помещения прачечной ФКУ КП-59 ГУФСИН России по Свердловской области, применении требований СанПин 2.1.2.2646-10 "Санитарно-эпидемиологические требования к устройству, оборудованию, содержанию и режиму работы прачечных", утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 10.06.2010 N 65, Инструкции по организации государственного санитарно-эпидемиологического надзора по банно-прачечным обеспечением осужденных от 08.11.2001 N 18/29/395, утвержденной Минюстом России исключительно ко вновь вводимым в эксплуатацию или прошедшим реконструкцию, модернизацию указанным объектам и средствам, основаны на ошибочном толковании норм действующего законодательства, являлись предметом проверки судов первой и апелляционной инстанций, выводы судов не опровергают, не подтверждают существенных нарушений норм материального и процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для отмены обжалуемого судебного акта в кассационном порядке. По существу доводы кассационной жалобы направлены на переоценку установленных фактических обстоятельств, что в силу ч. 3 ст. 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не входит в полномочия суда при кассационном производстве.

Нарушений норм материального и (или) процессуального права, в том числе являющихся в силу ч. 4 ст. 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации безусловными основаниями для отмены судебных актов, судом кассационной инстанции также не установлено.

Руководствуясь ст.ст. 379.5, 379.6, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Красногорского районного суда г.Каменска-Уральского Свердловской области от 26.03.2019 и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 11.07.2019 оставить без изменения, кассационную жалобу Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Свердловской области без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.