Определение СК по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 27 ноября 2019 г. по делу N 8Г-856/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Давыдовой Т.И.

судей Грудновой А.В, Галимовой Р.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N2-283/2019 по иску Калянова Евгения Николаевича к Государственному учреждению - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Радужный Ханты-Мансийского автономного округа - Югры о признании незаконным решения об отказе в назначении досрочной страховой пенсии по старости, по кассационной жалобе Калянова Евгения Николаевича решение Радужнинского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 23 апреля 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 13 августа 2019 года.

Заслушав доклад судьи Седьмого кассационного суда общей юрисдикции Грудновой А.В, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

УСТАНОВИЛА:

Калянов Е.Н. обратился в суд иском к Государственному учреждению - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Радужный Ханты-Мансийского автономного округа - Югры о признании незаконным решения от 04 марта 2019 года N570909/18 об отказе в назначении досрочной страховой пенсии по старости, возложении обязанности включить в стаж работы, дающий право на назначение пенсии на основании пункта 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N400-ФЗ "О страховых пенсиях", периоды работы в ОАО "Первоуральский новотрубный завод" и в ПАО "Варьеганнефтегаз", назначить досрочную страховую пенсию по старости с 28 ноября 2018 года.

В обоснование заявленных требований указал, что 29 ноября 2018 года обратился к ответчику с заявлением о назначения пенсии на основании пункта 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N400-ФЗ "О страховых пенсиях". Решением N570909/18 от 04 марта 2019 года истцу отказано в связи с отсутствием необходимого специального стажа. Считает решение незаконным, нарушающим его право на своевременное пенсионное обеспечение. Полагает, что у него имеется специальный стаж по состоянию на 20 марта 2019 года, который с учетом правил суммирования периодов работы с различными условиями труда составляет 25 лет 06 месяцев 35 дней. Продолжительность стажа дает ему право на снижение пенсионного возраста в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 N 400-ФЗ "О страховых пенсиях" (далее - Федеральный закон N 400-ФЗ) и назначении пенсии по достижении возраста 51 года.

С учетом уточнений исковых требований, истец просил суд зачесть в стаж работы, дающей право на досрочное назначение пенсии в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 30 Федерального закона N 400-ФЗ периоды его работы в ОАО "Первоуральский новотрубный завод" с 06 января 1988 года по 31 мая 1988 года "данные изъяты", с 01 июня 1988 года по 31 декабря 1991 года "данные изъяты", с 01 января 1992 года по 14 июля 1993 года "данные изъяты", с 15 июля 1993 года по 05 февраля 1994 года "данные изъяты", с 06 февраля 1994 года по 24 июня 1994 года "данные изъяты", с 24 января 2000 года по 18 апреля 2001 года "данные изъяты"; периоды работы в ПАО "Варьеганнефтегаз" со 02 июля 2001 года по 28 ноября 2018 года "данные изъяты" и назначить досрочную страховую пенсию по старости с 28 ноября 2018 года.

Решением Радужнинского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 23 апреля 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 13 августа 2019 года Калянову Е.Н. в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе представитель истца Шумилова С.В, действующая на основании доверенности, ссылаясь на допущенное судами неправильное применение норм материального права, на нарушение норм процессуального права, неправильную оценку доказательств, несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, ставит вопрос об отмене судебных постановлений, принятии по делу нового решения об удовлетворении заявленных требований.

Лица, участвующие в деле, в судебное заседание кассационной инстанции не явились, извещены надлежаще, о причинах своего отсутствия суд не уведомили, не просили об отложении рассмотрения дела. Судебная коллегия в соответствии с частью 3 статьи 167, частью 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации находит возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

На основании части 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, кассационный суд общей юрисдикции проверяет законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного постановления, в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

В соответствии с частью 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы гражданского дела, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения судебных постановлений.

Основания возникновения и порядок реализации права граждан Российской Федерации на страховые пенсии установлены Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. N 400-ФЗ "О страховых пенсиях" (далее - Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. N 400-ФЗ), вступившим в силу с 1 января 2015 г.

Согласно части 1 статьи 4 названного закона право на страховую пенсию имеют граждане Российской Федерации, застрахованные в соответствии с Федеральным законом от 15 декабря 2001 г. N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", при соблюдении ими условий, предусмотренных этим федеральным законом.

По общему правилу право на страховую пенсию по старости имеют мужчины, достигшие возраста 60 лет, и женщины, достигшие возраста 55 лет (часть 1 статьи 8 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 400-ФЗ в редакции, действовавшей до 1 января 2019 года).

В соответствии с частью 1 статьи 11 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 400-ФЗ в страховой стаж включаются периоды работы и (или) иной деятельности, которые выполнялись на территории Российской Федерации лицами, указанными в части 1 статьи 4 названного закона, при условии, что за эти периоды начислялись и уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации.

Согласно пункту 2 части 1 статьи 30 Федерального закона N 400-ФЗ страховая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 8 настоящего Федерального закона, мужчинам по достижении возраста 55 лет и женщинам по достижении возраста 50 лет, если они проработали на работах с тяжелыми условиями труда соответственно не менее 12 лет 6 месяцев и 10 лет и имеют страховой стаж соответственно не менее 25 лет и 20 лет.

Пунктом 6 части 1 статьи 32 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ предусмотрено, что страховая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 8 настоящего Федерального закона, при наличии величины индивидуального пенсионного коэффициента в размере не менее 30 мужчинам, достигшим возраста 55 лет, женщинам, достигшим возраста 50 лет, если они проработали не менее 15 календарных лет в районах Крайнего Севера либо не менее 20 календарных лет в приравненных к ним местностях и имеют страховой стаж соответственно не менее 25 и 20 лет.

Положения части 2 статьи 33 Федерального закона N 400-ФЗ закрепляют льготу по дополнительному снижению пенсионного возраста для лиц, занятых на определенных видах работ, и условия ее предоставления. Как следует из толкования указанной нормы права, возраст, установленный для досрочного назначения пенсии, уменьшается на пять лет лицам, имеющим одновременно не менее 15 календарных лет работы в районах Крайнего Севера или не менее 20 календарных лет в приравненных к ним местностях и имеющим необходимый для досрочного назначения трудовой пенсии по старости, предусмотренной подпунктами 1 - 10 и 16 - 18 части 1 статьи 30 настоящего Федерального закона, страховой стаж и стаж на соответствующих видах работ.

Таким образом, при наличии необходимого страхового стажа и стажа на соответствующих видах работ, а также календарного стажа работы в местности, приравненной к районам Крайнего Севера, законом предусмотрено двойное снижение пенсионного возраста и страховая пенсия по старости может быть назначена мужчинам по достижении возраста 50 лет.

Судами установлено, что Калянов Е.Н. "данные изъяты" года рождения, обратился 29 ноября 2018 в Государственное учреждение - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Радужный Ханты-Мансийского автономного округа - Югры с заявлением о досрочном назначении страховой пенсии в порядке пункта 2 части 1 статьи 30 и пункта 6 части 1 статьи 32 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ.

В оспариваемом истцом решении N570909/18 от 04 марта 2019 года продолжительность страхового стажа определена ответчиком 32 года 05 месяцев 14 дней. Также ответчиком при оценке пенсионных прав истца определен подлежащим включению в специальный стаж период его работы в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера - 16 лет 04 месяца 21 день, специальный стаж по пункту 2 части 1 статьи 30 Федерального закона N 400-ФЗ определен 16 лет 04 месяца 21 день. Дата возникновения права на получении пенсии - 25 февраля 2021 года, т.е. по достижении истцом 55-летнего возраста.

После формирования макета пенсионного дела и получения ответчиком справок уточняющих характер работы истца в ОАО "Первоуральский новотрубный завод" и в ПАО "Варьеганнефтегаз" пенсионным органом определен страховой стаж истца на дату обращения 29 ноября 2018 года, который составляет 33 года 05 месяцев 22 дня; специальный стаж по пункту 2 части 1 статьи 30 Федерального закона N 400-ФЗ - 25 лет 04 месяца 2 дня; стаж работы в местности, приравненной к районам Крайнего Севера - 17 лет 04 месяца 28 дней.

Отказывая истцу в удовлетворении требований о включении в специальный стаж перечисленных в исковом заявлении периодов, суды исходили из того, что спорные периоды работы истца в ОАО "Первоуральский новотрубный завод" и ПАО "Варьеганнефтегаз" на день рассмотрения дела в суде включены ответчиком в стаж работы, дающей право на досрочное назначение пенсии по старости, за исключением периодов, не подлежащих зачету по сведениям работодателей. Сведения о включении периодов работы, имеющиеся в макете пенсионного дела, были изучены судебными инстанциями, им дана надлежащая оценка.

Поскольку на момент обращения истца в пенсионный орган за назначением досрочной пенсии по старости у него отсутствовала необходимая продолжительность стажа работы в местности, приравненной к районам Крайнего Севера, при этом имелась необходимая продолжительность стажа для назначения досрочной пенсии по пункту 2 части 1 статьи 30 Федерального закона N 400-ФЗ по достижении возраста 55 лет, суды обоснованно указали на законность приятого пенсионным органом решения об отказе в назначении пенсии.

Довод кассационной жалобы об отсутствии в материалах дела доказательств включения ответчиком спорных периодов в стаж для назначения досрочной страховой пенсии по старости несостоятелен. Действительно, при вынесении 04 марта 2019 года оспариваемого решения N570909/18 пенсионный органом не были указаны конкретные периоды, включенные в специальный стаж. Пенсионный орган ограничился лишь указанием на общую продолжительность такого стажа. Однако, после получения от работодателей справок, уточняющих характер работы, все спорные периоды включены в специальный стаж.

Судебная коллегия находит правильным отказ судебных инстанций в удовлетворении требований о назначении истцу досрочной страховой пенсии с даты обращения с 28 ноября 2018 года, поскольку Калянов Е.Н. не достиг необходимого пенсионного возраста, а оснований для двойного снижения пенсионного возраста по пункту 2 части 1 статьи 30 и пункту 6 части 1 статьи 32 Федерального закона N 400-ФЗ не имеется.

Как верно указано судебным инстанциями, для уменьшения пенсионного возраста в соответствии с положениями части 2 статьи 33 Федерального закона N 400-ФЗ у истца отсутствует одно из необходимых условий - не менее 20 календарных лет стажа работы в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера.

Истец также ошибочно трактует порядок снижения пенсионного возраста, предусмотренный пунктом 2 части 1 статьи 30 Федерального закона N 400-ФЗ, поскольку данная норма не позволяет снижать установленный пенсионный возраст лицам, проработавшим на работах с тяжелыми условиями труда более 12 лет 6 месяцев, пропорционально отработанному времени, как это предусмотрено для лиц, проработавших на таких работах не менее половины срока, предусмотренного пунктом 2 части 1 статьи 30 Федерального закона N 400-ФЗ, т.е. на один год за каждые 2 года и 6 месяцев работы.

Состоявшиеся по делу судебные постановления соответствуют собранным по делу доказательствам и требованиям закона. При рассмотрении дела судами не допущено неправильного применения норм материального или нарушения норм процессуального права, повлекших вынесение незаконных решений.

В кассационной жалобе не приведено доводов и доказательств, опровергающих установленные судами обстоятельства и их выводов, как и не приведено оснований, которые в соответствии со статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации могли бы явиться безусловным основанием для отмены судебных постановлений. Все изложенные в кассационной жалобе доводы уже являлись предметом исследования и оценки судебных инстанций и сводятся к выражению несогласия с произведенной судами оценкой обстоятельств дела и представленных доказательств, при том, что оснований для иной оценки судебная коллегия не усматривает.

Доводы жалобы направлены на переоценку исследованных судами доказательств и обстоятельств, установленных на основании этой оценки. В силу положений главы 40 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции не наделен полномочиями по непосредственному исследованию вопросов факта и переоценке доказательств.

Руководствуясь статьями 379.5, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Радужнинского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 23 апреля 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 13 августа 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу Калянова Евгения Николаевича - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.