Определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 24 декабря 2019 г. по делу N 8Г-897/2019

 

Седьмой кассационный суд общей юрисдикции в составе судьи Лезиной Л.В., рассмотрев материал N13-373/2019 по заявлению Плотникова Сергея Ивановича о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, по кассационной жалобе Чадова Алексея Анатольевича на определение Индустриального районного суда г. Перми от 19 апреля 2019 года, УСТАНОВИЛ:

Плотников С.И. обратился в суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда от 12 января 2018 года, в соответствии с которым с Чадова А.А. в пользу заявителя взыскана сумма основного долга в размере 2 000 000 руб, расходы по оплате арбитражного сбора в размере 50 000 руб.

Определением Индустриального районного суда г. Перми от 19 апреля 2019 года заявление удовлетворено, выдан исполнительный лист на принудительное исполнение решения Третейского суда от 12 января 2018 года, с Чадова А.А. в пользу Плотникова С.И. взысканы расходы по уплате государственной пошлины в размере 2 250 руб.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней Чадов А.А. просит отменить определение суда, ссылаясь на допущенные судами существенные нарушения норм материального и процессуального права.

В частности, кассатор указывает на то, что поскольку само третейское разбирательство осуществлялось в здании ранее действовавшего Третейского суда Пермского края по адресу: г. Пермь, ул. Екатерининская, 165, дело рассматривалось председателем данного суда, все документы выдавались Чадову А.А, третейское дело по спору сторон хранилось в указанном третейском суде и направлено им по запросу суда первой инстанции, фактически разбирательство проведено не судом AD HOC, а не имевшим право администрировать арбитраж постоянно действующим Третейским судом Пермского края в составе председателя Нигматуллина Ф.Н, ответчиком заявлялись возражения относительно компетенции суда.

На основании части 10 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, кассационная жалоба на вступившее в законную силу определение суда и вынесенное по результатам его обжалования определение апелляционной инстанции, рассматривается в суде кассационной инстанции судьей единолично без проведения судебного заседания.

В силу части 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Как следует из материалов дела и установлено судом, решением от 12 января 2018 года третейским судом в составе единоличного арбитра Нигматуллина Ф.Н. принято решение по делу NТС-59/16/01/10/2017, с Чадова А.А. в пользу Плотникова С.И. взыскана сумма основного долга в размере 2 000 000 руб, расходы по оплате арбитражного сбора в размере 50 000 руб.

Определением Дзержинского районного суда г. Перми от 13 июня 2018 года указанное арбитражное решение отменено, в связи с чем определением Индустриального районного суда г. Перми от 01 августа 2018 года заявление Плотникова С.И. о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда оставлено без удовлетворения.

Постановлением президиума Пермского краевого суда от 14 декабря 2018 года определение Дзержинского районного суда г. Перми от 13 июня 2018 года отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

Определением Дзержинского районного суда г. Перми от 25 февраля 2019 года производство по заявлению Чадова А.А об отмене вышеназванного арбитражного решения прекращено.

В связи с отменой определения Дзержинского районного суда г. Перми от 13 июня 2018 года, прекращением производства по заявлению Чадова А.А об отмене арбитражного решения определением Дзержинского районного суда г. Перми от 25 февраля 2019 года, Плотников С.И. обратился в суд с заявлением, в котором указал, что его заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подлежит пересмотру по новым обстоятельствам.

Определением Дзержинского районного суда г. Перми от 19 апреля 2019 года указанное заявление Плотникова С.И. удовлетворено, определение Индустриального районного суда г. Перми от 01 августа 2018 года отменено.

Суд, руководствуясь статьей 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, проверив содержание решения третейского суда, установив, что Чадовым А.А. до настоящего времени решение третейского суда от 12 января 2018 года добровольно не исполнено, доказательств возврата денежных средств Плотникову С.И. не представлено, пришел к выводу о том, что оно не нарушает основополагающие принципы российского права, спор, рассмотренный третейским судом, может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом, дело рассмотрено компетентным арбитром, основания, предусмотренные законом для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, отсутствуют, в связи с чем удовлетворил заявление Плотникова С.И. о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции в настоящее время не может согласиться с выводами суда первой инстанции о наличии у суда полномочий по рассмотрению спора, поскольку выводы суда в указанной части сделаны без установления обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела.

Исходя из положений статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, решение является законным в том случае, когда оно вынесено при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению.

Обоснованным решение следует признавать тогда, когда в нем отражены имеющие значение для данного дела факты, подтвержденные проверенными судом доказательствами, удовлетворяющими требования закона об их относимости и допустимости, или общеизвестными обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В силу пункта 3 статьи 1 Федерального закона от 29 декабря 2015 года N 382-ФЗ "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации" (далее - Закон об арбитраже) в арбитраж (третейское разбирательство) по соглашению сторон могут передаваться споры между сторонами гражданско-правовых отношений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Пунктом 1 статьи 44 Закона об арбитраже предусмотрено, что в Российской Федерации постоянно действующие арбитражные учреждения создаются при некоммерческих организациях. Постоянно действующее арбитражное учреждение вправе осуществлять свою деятельность при условии получения некоммерческой организацией, при которой оно создано, права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения, предоставляемого актом Правительства Российской Федерации в соответствии с настоящей статьей.

Согласно пункту 7 статьи 52 Закона об арбитраже, со дня вступления в силу настоящего Федерального закона (01 сентября 2016 года) нормы Федерального закона от 24 июля 2002 года N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" не применяются, за исключением арбитража, начатого и не завершенного до дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

В силу пункта 9 статьи 52 Закона об арбитраже в отношении арбитража, начатого после дня вступления в силу настоящего Федерального закона, применяется настоящий Федеральный закон.

Согласно части 13 статьи 52 Закона об арбитраже по истечении одного года со дня установления Правительством Российской Федерации порядка, предусмотренного частями 4 - 7 статьи 44 названного Федерального закона, постоянно действующие арбитражные учреждения, постоянно действующие третейские суды, не соответствующие требованиям статьи 44 названного Федерального закона и не получившие права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения (за исключением Международного коммерческого арбитражного суда и Морской арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате Российской Федерации), не вправе осуществлять деятельность по администрированию арбитража.

Такой порядок установлен Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 июня 2016 года N 577 "Об утверждении правил предоставления права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения и положения о депонировании правил постоянно действующего арбитражного учреждения", согласно которому правила предоставления права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения вступают в силу с 01 ноября 2016 года.

Исходя из указанных положений Закона об арбитраже и Постановления Правительства Российской Федерации от 25 июня 2016 года N 577 переходный период по формированию системы постоянно действующих арбитражных учреждений длился с 01 ноября 2016 года по 31 октября 2017 года.

Из содержания указанных выше норм права усматривается, что все постоянно действующие арбитражные учреждения, постоянно действующие третейские суды, существовавшие до даты вступления в силу Закона об арбитраже и принятия Постановления Правительства Российской Федерации от 25 июня года 2016 N 577, могли осуществлять деятельность по рассмотрению споров в период по 31 октября 2017 года, в том числе и в случаях несоответствия требованиям статьи 44 Закона об арбитраже.

Согласно части 16 статьи 52 Закона об арбитраже с 01 ноября 2017 года споры в рамках арбитража, администрируемого постоянно действующим арбитражным учреждением, постоянно действующим третейским судом, утратившими право администрировать спор в соответствии с частью 13 Закона об арбитраже, продолжают рассматриваться третейским судом, и все функции по администрированию арбитража подлежат выполнению третейским судом как при арбитраже, осуществляемом третейским судом, образованным сторонами арбитража для разрешения конкретного спора (ad hoc), если стороны спора не договорятся об иной процедуре разрешения спора и если арбитражное соглашение не становится неисполнимым

Таким образом, часть 16 статьи 52 Закона об арбитраже регулирует судьбу споров, арбитраж по которым был начат до 01 ноября 2017 года и администрируется постоянно действующими арбитражными учреждениями или постоянно действующими третейскими судами, утратившими соответствующее право с обозначенной даты. Такой арбитраж продолжается, но при осуществлении отдельных предусмотренных Законом об арбитраже функций по администрированию данных конкретных споров.

В данном деле с учетом приведенных норм права, а также условий части 3 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судом не дана оценка обстоятельствам, имеющим значение для правильного рассмотрения спора.

Третейское соглашение заключено сторонами до вступления в силу Закона об арбитраже, исковое заявление поступило в постоянно действующий Третейский суд Пермского края 27 октября 2019 года, рассмотрено 12 января 2018 года (по окончании переходного периода) с указанием на рассмотрение дела третейским судом в составе единоличного арбитра Нигматуллиным Ф.Н. в статусе третейского суда, образованного для разрешения конкретного спора, переход в статус AD HOC с 01 ноября 2017 года. При этом из содержания решения третейского суда от 12 января 2018 года следует, что арбитраж осуществлялся в формате AD HOC (третейского суда, образуемого для разрешения конкретного спора) с учетом заключения между сторонами 27 декабря 2017 года дополнительного арбитражного соглашения о рассмотрении спора единолично арбитром Нигматуллиным Ф.Н, которое является самостоятельным соглашением между сторонами.

Суд первой инстанции при рассмотрении данного дела не устанавливал обстоятельства наличия между сторонами соглашений об иной, отличной от согласованной в договоре, процедуре разрешения спора, а также того, следует ли расценивать рассмотрение дела третейским судом как образованным сторонами арбитража для рассмотрения конкретного спора.

Учитывая изложенное, исходя из обстоятельств данного конкретного дела, обжалуемый судебный акт подлежит отмене по основаниям, предусмотренным частью 3 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, с направлением дела на новое рассмотрение в Индустриальный районный суд г. Перми.

Руководствуясь ст.ст. 379.5, 379.6, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ОПРЕДЕЛИЛ:

определение Индустриального районного суда г. Перми от 19 апреля 2019 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в Индустриальный районный суд г. Перми.

 

Судья

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.