Определение СК по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 17 декабря 2019 г. по делу N 8Г-1679/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Горковенко В.А, судей Макаровой Е.В. и Якубовской Е.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Шпонько Марии Эдуардовны к акционерному обществу "Тандер" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, в случае незаконного увольнения при сокращении численности работников, по кассационной жалобе Шпонько Марии Эдуардовны на решение Первомайского районного суда г. Краснодара от 20 февраля 2019 года, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 13 июня 2019 года.

Заслушав доклад судьи Горковенко В.А, выслушав объяснения представителя Шпонько М.Э. по доверенности Шпонько Н.Н, поддержавшей доводы кассационной жалобы, представителя АО "Тандер" Бондаренко М.А, полагавшего, что принятые судебные постановления являются законными и обоснованными, судебная коллегия

установила:

Шпонько М.Э. обратилась в суд с иском, уточненным в порядке статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, к акционерному обществу "Тандер" (далее - АО "Тандер") о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, указав, что на основании приказа N 2250-у от 1 октября 2108 года она уволена с должности "данные изъяты" АО "Тандер" в связи с сокращением штата сотрудников, при этом после получения уведомления о сокращении ее должности, ей необоснованно была уменьшена бонусная часть заработной платы в июле 2018 года на сумму 30 309 рублей и в августе 2018 года на сумму 30 309 рублей.

Решением Первомайского районного суда г. Краснодара от 20 февраля 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением Краснодарского краевого суда от 13 июня 2019 года, в удовлетворении исковых требований Шпонько М.Э. отказано.

В кассационной жалобе Шпонько М.Э. просит об отмене указанных судебных постановлений, считая, что судами неправильно применены нормы материального права.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о месте и времени рассмотрения кассационной жалобы.

В силу части 1 статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, обязаны известить суд о причинах неявки и представить доказательства уважительности этих причин.

Информация о месте и времени рассмотрения кассационной жалобы заблаговременно размещена на официальном сайте Четвертого кассационного суда общей юрисдикции.

При таких обстоятельствах в целях недопущения волокиты и скорейшего рассмотрения и разрешения гражданских дел, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

В соответствии с частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции рассматривает дело в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении.

Согласно части 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалобы.

Судами установлено, что согласно трудовому договору N 1360-17 Шпонько М.Э. 29 мая 2017 года принята на работу в подразделение дирекции по сопровождению продаж АО "Тандер" на должность "данные изъяты".

На основании дополнительного соглашения сторон от 1 июня 2018 года к трудовому договору N 1360-17 Шпонько М.Э. переведена на должность "данные изъяты" в подразделении ценообразования АО "Тандер".

По трудовому договору от 29 мая 2017 года N1360-17 размер окладной части Шпонько М.Э. в должности "данные изъяты" в подразделении ценообразования составлял 48 000 рублей.

Судами также установлено, что на основании приказов о поощрении работников от 31 июля 2018 года, от 31 августа 2018 года, от 28 сентября 2018 года Шпонько М.Э. установлена премия в размере: 48 000 рублей - премия за июль 2018 года; 48 000 рублей - премия за август 2018 года; 33 600 рублей - премия за сентябрь 2018 года, что полностью соответствует денежной сумме, выплаченной истцу, и информации, отраженной в справке по форме 2-НДФЛ, предоставленной Шпонько М.Э.

В соответствии с приказом N 486-П от 26 июля 2018 года в штатное расписание АО "Тандер" внесены изменения, согласно которым со 2 октября 2018 года должность "данные изъяты" в подразделении ценообразования исключена из штатного расписания.

Из уведомления от 27 июля 2018 года следует, что Шпонько М.Э. была уведомлена под роспись о предстоящем расторжении трудового договора в связи с сокращением штата работников.

Согласно уведомлений от 27 июля 2018 года, от 17 августа 2018 года, от 20 сентября 2018 года, от 1 октября 2018 года работодатель предлагал Шпонько М.Э. вакансии, имеющиеся у него в данном регионе.

При этом первые два уведомления получены Шпонько М.Э. лично под роспись, два последующих направлены по ее почтовому адресу, последнее уведомление, направленное нарочно, было получено ею 1 октября 2018 года, уведомление от 20 сентября 2018 года, прибывшее в место вручения 23 сентября 2018 года, получено адресатом только 15 октября 2019 года.

Из содержания двух последних уведомлений следует, что работодателем была предложена Шпонько М.Э. вакантная должность "данные изъяты" в департаменте аналитики и управления АО "Тандер".

На основании приказа N 2250-у от 1 октября 2018 года Шпонько М.Э. уволена 10 октября 2018 года с соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с сокращением штата работников организации.

Отказывая Шпонько М.Э. в удовлетворении исковых требований о восстановлении ее на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что истец уволена с занимаемой должности в соответствии с требованиями закона, порядок увольнения не нарушен, поскольку о предстоящем увольнении предупреждена более чем за два месяца, при этом истцу в установленном порядке были предложены иные вакантные должности, соответствующие ее квалификации, и поскольку Шпонько М.Э. не согласилась ни с одной из предложенных ей вакантных должностей, а занимаемая ею должность "данные изъяты" в подразделении ценообразования сокращена, оснований для применения положений статьи 179 Трудового кодекса Российской Федерации у работодателя не имелось.

Суд апелляционной инстанции согласился с такими выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием.

Судебная коллегия по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции считает, что выводы суда первой и апелляционной инстанции основаны на правильном применении норм материального права к спорным правоотношениям.

Исследовав и оценив по правилам статьи 67 Гражданского кодекса Российской Федерации имеющиеся в материалах дела доказательства, и установив, что о предстоящем увольнении в связи сокращением должности истец была предупреждена работодателем персонально и под роспись за два месяца до увольнения в соответствии с требованиями действующего законодательства, от предложенных имеющихся вакантных должностей отказалась, преимущественного права на оставление на работе не имела, членом профсоюзной организации не являлась, увольнение осуществлено по истечении установленного статьей 180 Трудового кодекса Российской Федерации двух месячного срока, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу о соблюдении процедуры увольнения и об отсутствии правовых оснований для удовлетворения исковых требований.

При разрешении спора суды правильно определили характер спорных правоотношений, закон, которым следует руководствоваться при разрешении спора, и обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы судов соответствуют представленным в материалы дела доказательствам, установленным на их основании фактическим обстоятельствам, и примененным нормам права.

Судебная коллегия Четвёртого кассационного суда общей юрисдикции полагает, что в обжалуемых судебных постановлениях суды первой и апелляционной инстанций в полной мере исполнили процессуальные требования, изложенные в статьях 198, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, указав выводы, на основании которых они отклоняют заявленные требования, а также мотивы, по которым суды отвергли те или иные доказательства.

В силу положений статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации одним из оснований прекращения трудового договора является расторжение трудового договора по инициативе работодателя (статьи 71, 81 Кодекса).

В соответствии с пунктом 2 части 1, части 3 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя. Увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 2 или 3 части 1 настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

Согласно статье 179 Трудового кодекса Российской Федерации при сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией. При равной производительности труда и квалификации предпочтение в оставлении на работе отдается: семейным - при наличии двух или более иждивенцев (нетрудоспособных членов семьи, находящихся на полном содержании работника или получающих от него помощь, которая является для них постоянным и основным источником средств к существованию); лицам, в семье которых нет других работников с самостоятельным заработком; работникам, получившим в период работы у данного работодателя трудовое увечье или профессиональное заболевание; инвалидам Великой Отечественной войны и инвалидам боевых действий по защите Отечества; работникам, повышающим свою квалификацию по направлению работодателя без отрыва от работы.

При проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью третьей статьи 81 настоящего Кодекса (часть 1 статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации).

О предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения (часть 2 статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации).

Согласно разъяснениям, содержащимся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" (далее по тексту - Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2), при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя (пункт 23).

В соответствии с частью 3 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, пунктом 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2, увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. Судам следует иметь в виду, что работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. При решении вопроса о переводе работника на другую работу необходимо также учитывать реальную возможность работника выполнять предлагаемую ему работу с учетом его образования, квалификации, опыта работы.

При этом необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора с работником по пункту 2 части 1 статьи 81 Кодекса возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (статья 179 Трудового кодекса Российской Федерации) и был предупрежден персонально и под роспись не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (часть 2 статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации (часть 2 пункта 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2).

В силу положений статьи 22 Трудового кодекса Российской Федерации, с учетом разъяснений, содержащихся в пункте 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2, работодатель в целях эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом самостоятельно, под свою ответственность, принимает кадровые решения (подбор, расстановка, увольнение персонала).

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации, в том числе о сокращении вакантных должностей, относится к исключительной компетенции работодателя. При этом расторжение трудового договора с работником в связи с сокращением численности или штата работников организации (пункт 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации) допускается лишь при условии соблюдения порядка увольнения и гарантий, предусмотренных в части 3 статьи 81, части 1 статьи 179, частях 1 и 2 статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2011 года N 1164-О и N 1165-О, от 24 сентября 2012 года N 1690-О, от 19 июля 2016 года N 1437-О, от 29 сентября 2016 года N 1841-О и др.).

Таким образом, из смысла приведенных выше норм действующего трудового законодательства следует, что право определять численность и штат работников принадлежит работодателю, расторжение трудового договора с работником по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (статья 179 Трудового кодекса Российской Федерации) и был предупрежден персонально и под расписку не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (часть 2 статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации).

С учетом приведенных норм материального права юридически значимым для правильного разрешения спора, исходя из требований статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, являлось установление судом следующих обстоятельств: наличие вакантных должностей в организации в период со дня уведомления истца об увольнении до дня ее увольнения с работы.

Судами, при разрешении настоящего спора, данные требования материального права были соблюдены.

Так, как установлено судом и подтверждено исследованными по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами, которым судом первой инстанции дана правильная правовая оценка, после вручения Шпонько М.Э. уведомления о предстоящем сокращении, ей неоднократно: от 27 июля 2018 года, от 17 августа 2018 года, от 20 сентября 2018 года, от 1 октября 2018 года предлагалось занять имеющиеся у работодателя вакансии.

Довод жалобы о том, что суды не учли, что при проведении процедуры сокращения работодателем ей не была предложена вакантная должность "данные изъяты" в департаменте аналитики и управления АО "Тандер", судебная коллегия отклоняет как противоречащие материалам дела.

Как усматривается из материалов дела, в адрес истца работодателем было направлено уведомление от 20 сентября 2018 года, прибывшее в место вручения 23 сентября 2018 года, и полученное адресатом 15 октября 2018 года, а также уведомление от 1 октября 2018 года, полученное Шпонько М.Э. нарочно 1 октября 2018 года, которые содержат информацию о вакансии "данные изъяты" в департаменте аналитики и управления. При этом письменного согласия занять предложенную должность Шпонько М.Э. не представлено ни работодателю, ни суду.

При этом довод заявителя о том, что она давала согласие на перемещение на должность "данные изъяты" в департаменте маркетинга, не влекут отмены судебных постановлений, поскольку согласно записи, Шпонько М.Э. выразила согласие на перемещение на должность на существующих условиях трудового договора в части оплаты труда, что должно быть согласовано при заключении нового трудового договора, и не может ставиться в условие при отсутствии взаимного согласия сторон (л.д. 16).

При таких обстоятельствах, суды пришли к обоснованному выводу об отсутствии письменного согласия Шпонько М.Э. занять предложенную ей вакантную должность.

Доводы жалобы Шпонько М.Э. о том, что при расторжении трудового договора по сокращению штата работников были нарушены требования статьи 179 Трудового кодекса Российской Федерации о преимущественном праве на оставление на работе, судебная коллегия по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции находит надуманными и отклоняет их как не основанные на законе.

В соответствии с частями 1, 2 статьи 179 Трудового кодекса Российской Федерации при сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией. При равной производительности труда и квалификации предпочтение в оставлении на работе отдается: семейным - при наличии двух или более иждивенцев (нетрудоспособных членов семьи, находящихся на полном содержании работника или получающих от него помощь, которая является для них постоянным и основным источником средств к существованию); лицам, в семье которых нет других работников с самостоятельным заработком; работникам, получившим в период работы у данного работодателя трудовое увечье или профессиональное заболевание; инвалидам Великой Отечественной войны и инвалидам боевых действий по защите Отечества; работникам, повышающим свою квалификацию по направлению работодателя без отрыва от работы.

Таким образом, применение положений о преимущественном праве на оставлении на работе имеет место в том случае, когда речь идет об оставлении работника на прежней работе.

Вместе с тем, судами установлено, что должность "данные изъяты", которую занимала Шпонько М.Э. была исключена из штатного расписания компании.

Также подлежат отклонению доводы кассационной жалобы о неправильной оценке судами первой и апелляционной инстанций всех представленных доказательств в отдельности и доводов, заявленных истцом в исковом заявлении, пояснениях, апелляционной жалобе, поскольку право оценки представленных сторонами доказательств в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации принадлежит суду, а не сторонам по делу.

Доводы, приведенные Шпонько М.Э. в кассационной жалобе, выводов судов первой и апелляционной инстанций не опровергают, о неверном применении норм права не свидетельствуют, были предметом судебной оценки, обоснованно отвергнуты по мотивам, приведенным в судебных постановлениях суда первой и апелляционной инстанций, направлены на переоценку установленных судами фактических обстоятельств дела и принятых ими доказательств, что в силу статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

Поскольку суд кассационной инстанции проверяет правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов кассационной жалобы, то, учитывая обстоятельства конкретного дела, получившие отражение в оспариваемых судебных актах, доводы жалобы, которые могут поставить под сомнение правильность вывода суда апелляционной инстанции, отсутствуют.

Нарушений норм материального либо процессуального права, влекущих отмену апелляционного определения, при рассмотрении настоящего дела судом кассационной инстанции не установлено.

Руководствуясь статьями 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Первомайского районного суда г. Краснодара от 20 февраля 2019 года, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 13 июня 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу Шпонько Марии Эдуардовны - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.