Постановление Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 26 декабря 2019 г. по делу N 16-421/2019

 

Судья Восьмого кассационного суда общей юрисдикции Булычева С.Н., рассмотрев жалобу Алексеева С.С. на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 3 Ленинск - Кузнецкого городского судебного района Кемеровской области от 6 сентября 2019 г. и решение судьи Ленинск - Кузнецкого городского суда Кемеровской области от 30 сентября 2019 г., вынесенные в отношении Алексеева Сергея Сергеевича по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, установил:

постановлением мирового судьи судебного участка N 3 Ленинск - Кузнецкого городского судебного района Кемеровской области от 6 сентября 2019 г, оставленным без изменения решением судьи Ленинск - Кузнецкого городского суда Кемеровской области от 30 сентября 2019 г, Алексеев С.С. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком 1 год 6 месяцев.

В жалобе, поданной в Восьмой кассационный суд общей юрисдикции, Алексеев С.С. просит об отмене судебных актов и прекращении производства по делу.

Изучение материалов дела об административном правонарушении и доводов жалобы заявителя позволяет прийти к следующим выводам.

В соответствии с ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния.

Согласно примечанию к данной норме употребление веществ, вызывающих алкогольное или наркотическое опьянение либо психотропных или иных вызывающих опьянение веществ запрещается. Административная ответственность, предусмотренная ст. 12.8 и ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ, наступает в случае установленного факта употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0, 16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, или в случае наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека.

В силу абз. 1 п.2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090 (далее - Правила дорожного движения), водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Как усматривается из материалов дела, 28 марта 2019 г. в 03 часов 20 минут на пр. Кирова 13 г. Ленинск - Кузнецкий Кемеровской области водитель Алексеев С.С. управлял транспортным средством Honda Accord, государственный регистрационный знак N, в нарушение пункта 2.7 Правил дорожного движения, находясь в состоянии опьянения.

Указанные обстоятельства подтверждены собранными по делу доказательствами: протоколом об административном правонарушении (л.д.3); протоколом об отстранении от управления транспортным средством (л.д.9); протоколом о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (л.д.11); актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения (л.д.3); CD-диском (л.д.16) и иными материалами дела, которым дана оценка на предмет допустимости, достоверности, достаточности по правилам ст. 26.11 КоАП РФ.

По делу об административном правонарушении, предусмотренном ст.12.8 КоАП РФ, надлежит учитывать, что доказательством наличия у водителя состояния опьянения является составленный уполномоченным должностным лицом в установленном законом порядке акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения (п. 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 июня 2019 г. N 20 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях").

В силу ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения в соответствии с ч. 6 данной статьи.

Согласно ч. 6 ст. 27.12 КоАП РФ освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и оформление его результатов осуществляются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 475 утверждены Правила освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов (далее - Правила).

В соответствии с п. 3 Правил достаточными основаниями полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, является наличие одного или нескольких следующих признаков: запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, резкое изменение окраски кожных покровов лица, поведение, не соответствующее обстановке.

Как следует из материалов дела, достаточным основанием полагать, что водитель Алексеев С.С. находится в состоянии опьянения, послужило наличие выявленных у него должностным лицом признаков опьянения, а именно: запах алкоголя изо рта, нарушение речи.

В связи с наличием признаков опьянения должностным лицом ГИБДД в порядке, предусмотренном Правилами, Алексееву С.С. было предложено пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, от прохождения которого он отказался.

В соответствии с п. 10 Правил направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения водитель транспортного средства подлежит: при отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; при несогласии с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; при наличии достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

Алексеев С.С. был направлен должностным лицом на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, пройти которое Алексеев С.С. согласился, о чем лично указал в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (л.д. 11).

Меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении применены к Алексееву С.С. в соответствии с требованиями ст. 27.12 КоАП РФ (при отстранении от управления транспортным средством, направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения), с применением видеозаписи.

Подпунктом 1 п. 5 Порядка проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического), утвержденного приказом Минздрава России от 18 декабря 2015 г. N 933н (далее - Порядок), определено, что медицинское освидетельствование проводится, в частности, в отношении лица, которое управляет транспортным средством, - на основании протокола о направлении на медицинское освидетельствование, составленного в соответствии с требованиями ст. 27.12 КоАП РФ должностным лицом, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида.

По результатам проведенного в отношении Алексеева С.С. медицинского освидетельствования было вынесено заключение о его нахождении в состоянии опьянения, зафиксированное в акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения от 28 марта 2019 г. N 65, проведенного в КГБУЗ КО ЛКПБ (л.д. 11).

Из содержания названного акта медицинского освидетельствования усматривается, что концентрация абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе у Алексеева С.С. составила в результате первого исследования - 0, 70 мг/л, а в результате второго -0, 68 мг/л (л.д. 11 оборотная сторона), в биоматериале выявлены растительные коннабиноиды.

Таким образом, действия Алексеева С.С. образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

В соответствии с положениями ст. 24.1 КоАП РФ при рассмотрении дела об административном правонарушении на основании полного и всестороннего анализа собранных по делу доказательств установлены все юридически значимые обстоятельства его совершения, предусмотренные статьей 26.1 данного Кодекса.

Доводы жалобы о том, что на видеозаписи не установлено точное время и место административного правонарушения, признаются судом несостоятельными.

Вопреки доводу жалобы из представленной видеозаписи следует, что на момент отстранения Алексеева С.С. от управления транспортным средством сотрудник ГИБДД озвучивает адрес места совершения административного правонарушения. Отсутствие времени на видеозаписи не свидетельствует о существенных нарушениях, влекущих безусловную отмену принятых по делу судебных актов, кроме того, Алексеевым С.С. не оспаривалось, что зафиксированные на видеозаписи и в процессуальных документах события имели место 28 марта 2019 г. в ночное время.

Утверждение заявителя о том, что должностным лицом не было разъяснено Алексееву С.С. положение п. 6 ст. 25.7 не находит своего подтверждения. Из содержания протокола об отстранении от управления транспортным средством, акта направления на медицинское освидетельствование следует, что графа о применении видеозаписи заполнена, Алексеевым С.С. указанные акты подписаны, их копии получены. Каких - либо замечаний или возражений в процессуальных документах о порядке применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении или их фиксации не указано Алексеевым С.С.

Доводы жалобы о нарушении процедуры медицинского освидетельствования, выразившиеся в том, что саму процедуру медицинского освидетельствования проводила медицинская сестра, являлись предметом рассмотрения нижестоящих инстанций и законно опровергнуты по мотивам, изложенным в судебных решениях. Оснований не согласиться с выводами судебных инстанций не усматривается.

Доводы жалобы о том, что Алексееву С.С. не были выданы на месте копии результатов пробы выдыхаемого воздуха и акта медицинского освидетельствования, несостоятельны, учитывая, что данные документы получены защитником лица, привлекаемого к административной ответственности, представлены в материалы дела, потому не свидетельствуют о незаконности обеспечительных мер, на защиту прав лица не влияют и отмену судебных актов не влекут.

Указание в жалобе на проведение по делу об административном правонарушении административного расследования, нарушении сроков расследования и не направлении должностным лицом в адрес Алексеева С.С. копии определения о возбуждении дела об административном правонарушении, не основано на нормах КоАП РФ.

Согласно п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" административное расследование представляет собой комплекс требующих значительных временных затрат процессуальных действий указанных выше лиц, направленных на выяснение всех обстоятельств административного правонарушения, их фиксирование, юридическую квалификацию и процессуальное оформление. Проведение административного расследования должно состоять из реальных действий, направленных на получение необходимых сведений, в том числе путем проведения экспертизы, установления потерпевших, свидетелей, допроса лиц, проживающих в другой местности. Установив, что административное расследование фактически не проводилось, судье районного суда при подготовке дела к рассмотрению следует решить вопрос о его передаче мировому судье на основании п. 5 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ.

Из абз. 11 п. 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 июня 2019 г. N 20 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" следует, что химико-токсикологическое исследование биологического объекта, осуществляемое в рамках медицинского освидетельствования на состояние опьянения, является одним из элементов процедуры проведения такого освидетельствования, в связи с чем не может расцениваться как проведение по делу об административном правонарушении административного расследования

При исследовании материалов дела об административном правонарушении, судом не установлены сведения, подтверждающие, что административное расследование фактически проводилось.

Доводы жалобы направлены на переоценку установленных по делу фактических обстоятельств. Аналогичные доводы были предметом проверки предыдущих судебных инстанций, не нашли своего подтверждения в материалах настоящего дела об административном правонарушении, противоречат совокупности собранных по делу доказательств, обоснованно отвергнуты по основаниям, изложенным в соответствующих судебных актах, и не ставят под сомнение наличие в действиях Алексеева С.С. объективной стороны состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Постановление о привлечении Алексеева С.С. к административной ответственности вынесено мировым судьей с соблюдением срока давности привлечения к административной ответственности, установленного ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ для данной категории дел.

Административное наказание назначено Алексееву С.С. в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Обстоятельств, которые в силу п.п. 2 - 4 ст. 30.17 КоАП РФ могли бы повлечь изменение или отмену обжалуемых судебных актов, при рассмотрении настоящей жалобы не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 30.13 и 30.17 КоАП РФ, судья

постановил:

постановление мирового судьи судебного участка N 3 Ленинск - Кузнецкого городского судебного района Кемеровской области от 6 сентября 2019 г. и решение судьи Ленинск - Кузнецкого городского суда Кемеровской области от 30 сентября 2019 г, вынесенные в отношении Алексеева С. С. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, оставить без изменения, а жалобу Алексеева С.С. - без удовлетворения.

 

Судья /подпись/ С.Н. Булычева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.