Определение СК по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 11 декабря 2019 г. по делу N 8Г-1027/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Бойко В.Н.

судей Вульферт С.В. и Умысковой Н.Г, рассмотрев в открытом судебном заседании посредством проведения видеоконференц-связи при содействии Кировского районного суда г. Омска гражданское дело 55RS0001-01-2019-000262-67 по иску Крайневой Н.В. к Морозову И.А, Морозовой О.В. о взыскании денежных средств по договору займа, встречный иск ФИО2 к Крайневой Н.В, Морозовой О.В. о признании договора займа недействительным

по кассационной жалобе Крайневой Н.В. на решение Кировского районного суда г. Омска от 19 марта 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 22 мая 2019 г.

Заслушав доклад судьи Восьмого кассационного суда общей юрисдикции С.В. Вульферт, пояснения истца Крайневой Н.В. и ее представителя Ирлицына Б.Д, действующего по доверенности от 21 января 2019 г, судебная коллегия

установила

Крайнева Н.В. обратилась с иском к Морозову И.А. и Морозовой О.В. о взыскании солидарно 572 356 руб. долга по договору займа.

Исковые требования, со ссылкой на положения статей 253, 813 ГК РФ, статью 35 СК РФ, обоснованы предоставлением семье дочери - Морозовым в качестве займа 420 000 руб. на приобретение квартиры, 152 536 руб. на оплату медицинских услуг, оказанных Морозовой О.В.

Морозов И.А. не оспаривая факта передачи денежных средств, обратился со встречным иском к Крайневой Н.В. и Морозовой О.В. о признании недействительным договора займа (расписки) от 23 мая 2016 г.

Заявленные требования Морозов И.А. мотивировал притворностью договора займа, фактическим заключением договора дарения для оказания финансовой помощи дочери и ее супругу в покупке жилья. Требования о возврате денежных средств по договору займа ФИО8 предъявила Морозову И.А. только после дарения принадлежащей ему доли в праве общей долевой собственности на квартиру.

Решением Кировского районного суда г. Омска от 19 марта 2019 г, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 22 мая 2019 г, в удовлетворении исковых требований Крайневой Н.В. отказано, встречные исковые требования Морозова И.А. удовлетворены, признан недействительным договор займа, заключенный 23 мая 2016 г. между Крайневой Н.В. и Морозовой О.В.

Не согласившись с принятыми судебными актами, Крайнева Н.В, обратилась с кассационной жалобой, в которой ставит вопрос об их отмене и направлении дела на новое рассмотрение, ссылаясь на существенные нарушения норм материального и процессуального права.

В обоснование жалобы ответчик ссылается на то, что Морозовым И.А. не доказан факт заключения договора дарения; судами обеих инстанций не исследован факт тяжелого семейного положения Морозовой О.В, вследствие которого, истцом предоставлялись денежные средства ответчикам; судом первой инстанции позиция Морозовой О.В, которая иск признала, не учитывалась, тем самым суд встал на сторону Морозова И.А.; судом обеих инстанций не исследовались доказательства, на которых истец основывала свои требований и им не дана надлежащая правовая оценка.

Истец Крайнева Н.В. и ее представитель, участвующие в судебном заседании посредством ВКС, доводы кассационной жалобы поддержали.

От Морозова И.А. на кассационную жалобу поступили возражения с указанием на необоснованность содержащихся в ней доводов.

Учитывая надлежащее извещение участвующих в деле лиц о времени и месте проведения судебного заседания, кассационная жалоба рассматривается в отсутствие Морозовой О.В. и Морозова И.А. в порядке, предусмотренном частью 5 статьи 379.5 ГПК РФ.

Изучив материалы дела, заслушав истца по первоначальному иску и его представителя, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и возражениях на нее, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции не находит кассационную жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно части 1 статьи 379.7 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Судами установлено и из материалов дела следует, что Морозов И.А. и ФИО8 (после заключения брака Морозова) состояли в зарегистрированном браке с 28 августа 2010 г. по 4 июня 2018 г.

В период брака приобрели квартиру по договору купли-продажи от 7 февраля 2012 г, за счет собственных (430 000 руб.) и кредитных средств (1 000 000 руб.), предоставленных ПАО "Сбербанк России" по кредитному договору N.

Денежные средства в размере 420 000 руб. семье Морозовых были предоставлены Крайневой Н.В, которая сняла их со своего счета, открытом в ПАО "Сбербанк России", и зачислены ДД.ММ.ГГГГ на счет Морозова И.А, открытый для получения ипотечного кредита. Данные обстоятельства сторонами не оспаривались.

23 мая 2016 г. Морозовой О.В. составлена расписка о получении 24 января 2012 г. от Крайневой Н.В. денежных средств в сумме 420 000 руб. путем их перевода на расчетный счет супруга Морозова И.А, которые она обязуется вернуть по месту жительства Крайневой Н.В. в течение тридцати дней с момента требования займодавца Крайневой Н.В.

05 июля 2018 г. на основании решения мирового судьи брак между Морозовым И.А. и Морозовой О.В. прекращен.

Между Морозовым И.А. и Морозовой О.В, действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетней дочери ФИО9, заключен договор дарения от ДД.ММ.ГГГГ доли в праве общей долевой собственности на квартиру (с элементами соглашения о разделе совместно нажитого имущества), согласно которому Морозов И.А. подарил принадлежащую ему 1/2 доли в праве общей долевой собственности на указанное жилое помещение своей дочери ФИО9

Морозовым И.А. получено по почте 17 декабря 2018 г. требование от Крайневой Н.В. о возврате суммы долга в общем размере 586 000 рублей, в том числе 420 000 руб, переданных на приобретение объекта недвижимости и 166 000 руб, переданных для оплаты программы "Мать и Дитя".

Морозова О.В. относительно удовлетворения исковых требований Крайневой Н.В. возражений не заявила.

Морозов И.А, не оспаривая передачу ему Крайневой Н.В. 420 000 руб, ссылался на осуществление истцом дарения данных денежных средств в целях приобретения в собственность жилого помещения.

Разрешая спор по существу, отказывая в удовлетворении первоначального иска и удовлетворяя встречные исковые требования, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статьей 162, 166, 168, 170, 420, 421, 433, 572, 574, 807, 808 ГК РФ и, оценив в совокупности все представленные по делу доказательства, пришел к выводу, что денежные средства в сумме 420 000 руб. переданы истцом в дар Морозовой О.В. и Морозову И.А. для приобретения в совместную собственность объекта недвижимого имущества. Так как фактически договор займа (расписки) прикрывает совершенную между сторонами сделку дарения денежных средств, то есть стороны направили свою волю на создание иных правоотношений, возникающих из договора дарения, то заключенный договора займа (расписки) является недействительным.

В отношении денежных средств в размере 152 536 руб, суд указал, что истцом не представлены допустимые, относимые, достоверные и достаточные доказательства, подтверждающие передачу Крайневой Н.В. в заем Морозовой О.В. либо Морозову И.А. указанных денежных средств в целях оплаты медицинских услуг. Из содержания представленных истцом чеков и талонов следует осуществление Морозовой О.В. оплаты оказанных ей медицинских услуг, что не является подтверждением получения денежных средств на их оплату от Крайневой Н.В, а так же наличия между сторонами заемных правоотношений.

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда от 22 мая 2019 г. оценив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы Крайневой Н.В, не нашла оснований для ее удовлетворения и отмены решения Кировского районного суда г. Омска от 19 марта 2019 г.

Судами по существу приняты правильные судебные акты.

Статьей 1 ГК РФ предусмотрено, что при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно (пункт 3).

Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4).

В соответствии с пунктом 1 статьи 420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

К договорам применяются правила о двух- и многосторонних сделках, предусмотренные главой 9 настоящего Кодекса, если иное не установлено настоящим Кодексом (пункт 2 статьи 420 ГК РФ).

Сделкой является волеизъявление, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (например, гражданско-правовой договор, выдача доверенности, признание долга, заявление о зачете, односторонний отказ от исполнения обязательства, согласие физического или юридического лица на совершение сделки).

Исходя из смысла пункта 3 статьи 154 ГК РФ обязательным условием совершения двусторонней (многосторонней) сделки, влекущей правовые последствия для ее сторон, является наличие согласованной воли таких сторон.

Сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами (пункт 1 статьи 160 Кодекса).

Таким образом, действия стороны гражданско-правовых отношений могут быть признаны совершенными по ее воле только в случае, если такая воля была детерминирована собственными интересами и личным усмотрением указанной стороны.

К сделкам, имеющим порок воли, относятся, в том числе мнимые и притворные сделки, при совершении которых стороны имеют сознательную и согласованную волю, направленную на сокрытие своих подлинных намерений, в целях создания у третьих лиц ложного представления о своих намерениях, без цели совершать действия, направленные на достижение определенного правового результата. При этом мотивы совершения таких сделок могут быть различными.

Как установлено пунктом 2 статьи 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила.

Анализируя положения вышеуказанных норм, а также пункта 87 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" следует, что в предмет доказывания по делам о признании недействительными притворных сделок входит установление действительной воли сторон, направленной на достижение определенного правового результата, который они имели в виду при заключении договора.

В соответствии с пунктом 1 статьи 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (займодавец) передает или обязуется передать в собственность другой стороне (заемщику) деньги, вещи, определенные родовыми признаками, или ценные бумаги, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество полученных им вещей того же рода и качества либо таких же ценных бумаг.

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Относительно формы договора займа пунктом 1 статьи 808 ГК РФ (в редакции, действующей на момент возникновения спорных правоотношения) установлено, что договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда.

Таким образом, для договора займа между гражданами, сумма по которому превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, законом предусмотрена письменная форма договора.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей (пункт 2 статьи 808 ГК РФ).

При наличии возражений со стороны ответчика относительно природы возникшего обязательства следует исходить из того, что заимодавец заинтересован в обеспечении надлежащих доказательств, подтверждающих заключение договора займа, и в случае возникновения спора на нем лежит риск недоказанности соответствующего факта.

Установленные судами при рассмотрении дела обстоятельства вышеуказанным нормам и позициям не противоречат.

Суды обоснованно приняли во внимание, что денежные средства в размере 420 000 руб. были переданы Крайневой Н.В. в январе 2012 г. для приобретения семьей дочери квартиры и зачислены на ипотечный счет Морозова И.А, который данные денежные средства расценивал не как заемные, а полученные в дар семье.

Расписка же о получении указанных денежных средств в качестве займа датированная намного позднее - 23 мая 2016 г. составлена дочерью Крайневой Н.В. - Морозовой О.В, о расписке Морозову И.А. стало известно после расторжения брака и дарения доли в праве собственности на квартиру, до расторжения брака, требования к Морозову И.А. и Морозовой О.В. о возврате денежных средств Крайнева Н.В. не заявляла. Обратного материалы дела не содержат.

Суды указали, что сама по себе спорная расписка от 23 мая 2016 г. не свидетельствует о передаче 24 января 2012 г. денежных средств в заем.

Учитывая представленные сторонами доказательства в совокупности, фактические сложившиеся между сторонами правоотношения, в том числе систематическое оказание Крайневой Н.В. финансовой помощи семье Морозовых, пришли к объективному выводу о безвозмездной передаче Крайневой Н.В. денежных средств семье Морозовых, признав договор займа притворной сделкой, прикрывающей сделку дарения.

При этом вопреки приведенным истцом по первоначальному иску доводам, судом в ходе судебного разбирательства не установлено обстоятельств, в силу которых переданные денежные средства должны быть квалифицированы как заемные.

Выражая несогласие с вынесенными по делу судебными постановлениями, заявитель кассационной жалобы указывает на то, что вынося решение, судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, а также неверно применены нормы материального права.

Однако приведенные доводы заявителя не могут послужить основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений, поскольку являлись предметом проверки суда первой и апелляционной инстанций и правомерно признаны несостоятельными. Оснований считать выводы суда ошибочными не имеется.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции с достаточной полнотой исследовал представленные по делу доказательства в их совокупности, представленным доказательствам дал надлежащую правовую оценку, установилв полном объеме обстоятельства, имеющие значение для дела, нормы действующего законодательства применил верно.

Признание иска одним из ответчиков либо его неактивное процессуальное поведение, с учетом обстоятельств дела, а именно выдача Морозовой О.В. спорной расписки, не могли в данном случае повлиять на выводы суда о действительности сделки займа, также как не имеют значение мотивы, по которым денежные средства были переданы в дар.

В отношении денежных средств в размере 152 536 руб, суд первой инстанции верно указал, что представленные доказательства не подтверждают факта передачи их Крайневой Н.В. в заем Морозовой О.В. либо Морозову И.А.

Доводы кассационной жалобы основаны на переоценке собранных по делу доказательств и установленных судом обстоятельств.

Судами при рассмотрении дела верно определены юридически значимые для дела обстоятельства, подробно проанализированы представленные доказательства и им дана надлежащая правовая оценка.

В силу положений статьи 390 ГПК РФ суд кассационной инстанции правом на переоценку исследованных доказательств не наделен.

Оспариваемые заявителем судебные постановления являются законными и обоснованными, постановленными в соответствии с нормами процессуального и материального права, регламентирующими спорные правоотношения.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые в соответствии со статьей 379.7 ГПК РФ являются основанием к отмене или изменению обжалуемых судебных актов, в данном случае судебной коллегией не установлено, кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь статьями 390, 390.1, 390.2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Кировского районного суда г. Омска от 19 марта 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 22 мая 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Крайневой Н.В. - без удовлетворения.

Определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в течение трех месяцев со дня его вынесения.

 

Председательствующий В.Н.Бойко

 

Судьи С.В.Вульферт

Н.Г. Умыскова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.