Определение СК по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 19 декабря 2019 г. по делу N 8Г-1243/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Бойко В.Н.

судей Дмитриевой О.С. и Нестеренко А.О.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 55RS0005-01-2019-004834-91 по иску Ащеуловой Людмилы Николаевны к обществу с ограниченной ответственностью "Бишоп" о признании сделок недействительными и применении последствий недействительности сделок

по кассационной жалобе общества с ограниченной ответственностью "Бишоп" на решение Первомайского районного суда "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ

Заслушав доклад судьи Восьмого кассационного суда общей юрисдикции Дмитриевой О.С, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Ащеулова Л.Н. обратилась в суд с иском к ООО "Бишоп", уточнив требования, просила признать недействительными договоры оказания консультационно-информационных услуг N от ДД.ММ.ГГГГ и N от ДД.ММ.ГГГГ, взыскать с ответчика уплаченные по договорам денежные средства в сумме 300 000 руб.

В обоснование требований указала, что ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ между сторонами были заключены договоры на оказание консультационно-информационных услуг, по которым истец уплатила в общей сложности 300 000 руб. Согласно условиям договоров ответчик обязался проводить с истцом занятия и обещал после прохождения обучения выплачивать ей заработную плату по 55 000 руб. в месяц. В действительности услуги истцу оказаны не были, ответчиком проведено всего 2-3 беседы продолжительностью 40 минут. Истец ссылалась на заключение договоров под влиянием заблуждения и обмана со стороны ответчика, указывала на злоупотребление ответчиком своими правами.

Решением Первомайского районного суда "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ, признаны недействительными договоры оказания консультационно-информационных услуг N от ДД.ММ.ГГГГ и N от ДД.ММ.ГГГГ между Ащеуловой Л.Н. и ООО "Бишоп".

Взысканы с ООО "Бишоп" в пользу Ащеуловой Л.Н. 300 000 рублей в порядке применения последствий недействительности сделок; в местный бюджет государственная пошлина в сумме 6200 рублей.

В кассационной жалобе ООО "Бишоп" просит вышеуказанные судебные постановления отменить и принять новое решение об отказе в иске. В обоснование доводов жалобы ссылается на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела. Настаивает на том, что обязательства по заключенному с истицей договору оказания консультационно-информационных услуг Обществом исполнены надлежащим образом, с условиями договора истица была ознакомлена. Ссылается на наличие третьего договора, который Ащеулова Л.Н. не оспаривает. Указывает, что ООО "Бишоп" не имеет отношения к организации сделок на финансовой бирже, сделки на бирже истица совершала сама. Полагает недоказанным то обстоятельство, что истица действовала под влиянием обмана или заблуждения.

Проверив материалы дела, законность обжалуемых судебных постановлений в пределах доводов, содержащихся в кассационной жалобе, суд кассационной инстанции не находит оснований для удовлетворения жалобы.

Согласно части 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких оснований для пересмотра обжалуемых судебных постановлений в кассационном порядке по доводам кассационной жалобы не имеется.

Судебными инстанциями установлено, что ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ между ООО "Бишоп" и Ащеуловой Л.Н. были заключены договоры N и N соответственно, по условиям которых ответчик обязался оказать истцу консультационно-информационные услуги в виде индивидуального курса, согласованного сторонами в приложениях к указанным договорам. В свою очередь Ащеулова Л.Н. приняла на себя обязательства оплатить названные услуги в размере и в сроки, предусмотренные договорами.

Курс обучения по каждому договору предполагал посещение истцом 10 занятий.

Общая стоимость услуг по договору N от ДД.ММ.ГГГГ составила 120 000 руб, по договору N от ДД.ММ.ГГГГ - 180 000 руб, которые в полном объеме уплачены Ащеуловой Л.Н.

ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ сторонами подписаны акты об оказании услуг по названным договорам.

Обращаясь с иском, Ащеулова Л.Н, уточнив требования, ссылалась на недействительность вышеуказанных договоров как заключенных под влиянием заблуждения, которое стало следствием умышленного обмана со стороны ответчика, злоупотребившего своими правами.

Разрешая спор и удовлетворяя заявленные исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что Ащеулова Л.Н. была обманута ответчиком, для нее было создано не соответствующее действительности представление о характере сделок, их условиях, так как от нее были сокрыты факты и обстоятельства, касающиеся природы и предмета сделок. В связи с этим суд признал оспариваемые договоры оказания консультационно-информационных услуг N от ДД.ММ.ГГГГ и N от ДД.ММ.ГГГГ недействительными и в порядке применения последствий недействительности сделок взыскал с ответчика в пользу истца оплату по договорам в размере 300 000 руб.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами районного суда, при этом пришел также к выводу о том, что оспариваемые сделки оказания консультативно-информационных услуг совершены ответчиком с нарушением запрета, установленного пунктом 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, вследствие чего могут быть признаны недействительными по основаниям пункта 1 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации. Судебная коллегия исходила из того, что ответчик, имея единственную цель - получение оплаты по договорам, воспользовался нуждаемостью истицы в получении дохода, её очевидной доверчивостью и отсутствием специальных знаний, намеренно создал у нее ложное представление о предмете договоров и их природе, фактически склонил Ащеулову Л.Н. к заключению договоров, которые он не намеревался исполнять надлежащим образом.

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции, проверяя в пределах доводов кассационной жалобы законность оспариваемых судебных постановлений, не имеет оснований для их отмены, поскольку выводы судов основаны на нормах действующего законодательства и фактических обстоятельствах дела.

В соответствии с пунктом 1 статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

Согласно пункту 1 статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации при наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если: сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.; сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные; сторона заблуждается в отношении природы сделки; сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой; сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

В силу пункта 2 статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.

По правилу пункта 1 статьи 10 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", если совершение сделки нарушает запрет, установленный пунктом 1 статьи 10 ГК РФ, в зависимости от обстоятельств дела такая сделка может быть признана судом недействительной (пункты 1 или 2 статьи 168 ГК РФ).

Оценив представленные сторонами доказательства по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что оспариваемые договоры об оказании одних и тех же услуг истец последовательно заключила явно под влиянием обмана со стороны ответчика, который, воспользовавшись трудным материальным положением и определенными индивидуальными особенностями истца, обещая последней обучение методам предпринимательской деятельности, трудоустройство и высокую заработную плату, путем оформления оспариваемых договоров и ряда иных документов создал видимость обучения истца без фактического предоставления услуг, привлек ее денежные средства, полученные в качестве кредитов при своем непосредственном содействии, для оплаты этих услуг и совершения сделок на финансовом рынке без соответствующей подготовки и таких намерений у истца, что повлекло для Ащеуловой Л.Н, действующей под влиянием заблуждения из-за недобросовестных действий ответчика, необходимость выполнения его указаний по оплате фиктивного обучения с целью получения в дальнейшем денежных средств в качестве заработной платы для расчета по кредитам.

Суд апелляционной инстанции, проанализировав содержание приложения N к договорам об оказании консультационно-информационных услуг, учитывая личность истицы, не имеющей экономического образования, ее индивидуальные особенности, правомерно сделал вывод о том, что ответчик, имея единственную цель - завладения денежными средствами истицы, воспользовался нуждаемостью истицы в получении дохода, её очевидной доверчивостью и отсутствием специальных знаний, позволяющих оценить характер сделок и предлагаемых ответчиком услуг, и фактически склонил её к заключению договоров, которые он не намеревался исполнять надлежащим образом, тем самым ответчик свершил оспариваемые сделки оказания консультативно-информационных услуг, нарушая запрет, установленный пунктом 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, вследствие чего сделки являются недействительными на основании пункта 1 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Доводы кассационной жалобы о том, что ООО "Бишоп" не имеет отношения к организации сделок на финансовой бирже, сделки на бирже истица совершала сама, не могут повлечь отмену оспариваемых судебных постановлений, поскольку решением суда с ответчика взыскана лишь сумма, оплаченная по договорам оказания консультационно-информационных услуг в размере 300 000 руб, о взыскании иных денежных средств, утрата которых связана с совершением сделок на финансовом рынке, истцом не заявлялось.

Заключение между сторонами еще одного договора - N от ДД.ММ.ГГГГ на 10 000 руб, который истцом не оспаривается, само по себе не опровергает правильных выводов суда о недействительности оспариваемых в рамках настоящего дела сделок, о чем верно указано судом апелляционной инстанции.

Иные приведенные в кассационной жалобе доводы фактически сводятся к переоценке доказательств и обстоятельств по делу и не могут повлечь отмену или изменение обжалуемых судебных постановлений в кассационном порядке, так как решение вопроса исследования и оценки доказательств отнесено к компетенции судов первой и второй инстанций (статьи 196, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Суд кассационной инстанции правом оценки доказательств законом не наделен.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые в соответствии со статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации являются основанием к отмене или изменению обжалуемых судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено, в связи с чем кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь статьями 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Первомайского районного суда "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Бишоп" - без удовлетворения.

 

Председательствующий В.Н. Бойко

 

Судьи О.С. Дмитриева

А.О. Нестеренко

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.