Определение СК по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 12 декабря 2019 г. по делу N 8Г-1820/2019

 

Восьмой кассационный суд общей юрисдикции в составе: председательствующего Чуньковой Т.Ю., судей: Вульферт С.В. и Соловьева В.Н., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело N 24RS0048-01-2018-014056-21 по иску Макеева В.С. к Железкину М.Ю. о расторжении договора купли-продажи и взыскании денежных средств, по кассационной жалобе Железкина М.Ю. на решение Советского районного суда г. Красноярска Красноярского края от 10 июля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 25 сентября 2019 г., заслушав доклад судьи Чуньковой Т.Ю., судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Макеев В.С. обратился в суд с иском к Железкину М.Ю. о расторжении договора купли-продажи и взыскании денежных средств.

Требования мотивированы тем, что 27 июня 2017 г. между истцом и Железкиным М.Ю. был заключен договор купли-продажи автомобиля "Тойота Ланд Крузер 200", VIN N, 2016 года выпуска, стоимостью "данные изъяты" руб. Впоследствии выяснилось, что указанное транспортное средство имеет вторичную идентификационную маркировку, что подтверждается выводами эксперта ЭКЦ ГУ МВД России по Красноярскому краю. В связи с указанными обстоятельствами 19 октября 2018 г. автомобиль у истца был изъят органами дознания МО МВД России "Назаровский". Полагает, что ответчик существенно нарушил условия договора.

Истец просил суд расторгнуть договор купли-продажи транспортного средства от 27 июня 2017 г, взыскать с Железкина М.Ю. в его пользу денежные средства в сумме "данные изъяты" руб.

Решением Советского районного суда г. Красноярска Красноярского края от 10 июля 2019 г. исковые требования Макеева В.С. к Железкину М.Ю. о расторжении договора купли-продажи и взыскании денежных средств удовлетворены - расторгнут договор купли-продажи транспортного средства от 27 июня 2017 г, заключенный между Железкиным М.Ю. и Макеевым В.С.; с Железкина М.Ю. в пользу Макеева В.С. взысканы денежные средства, уплаченные по договору купли продажи транспортного средства от 27 июня 2017 г, в сумме 3 990 000 рублей, судебные расходы по оплате государственной пошлины в сумме 28 450 рублей, а всего 4 018 450 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 25 сентября 2019 г. решение Советского районного суда г. Красноярска от 10 июля 2019 г. оставлено без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

В кассационной жалобе Железкин М.Ю. просит отменить решение суда первой инстанции и апелляционное определение, указывая, что судебные инстанции не применили закон, подлежащий применению, в частности положения статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, в силу которых добросовестность ответчика при заключении оспариваемого договора купли-продажи предполагается, и доказательств обратного истцом не представлено.

Кроме того, суд необоснованно возложил бремя доказывания добросовестности поведения на ответчика, при том, что в силу статьи 476 Гражданского кодекса Российской Федерации продавец отвечает за недостатки товара, если покупатель докажет, что недостатки возникли до его передачи покупателю.

Также указывает, что согласно заключению, составленному по результатам служебной проверки сотрудников МРЭО ГИБДД МУ МВД России "Красноярское" признаки изменения заводской маркировки номерных агрегатов в момент проведения осмотра при совершении регистрационных действий ответчиком от 27 июня 2017 г. отсутствовали.

Основанием для назначения проверки в отношении спорного автомобиля явился факт формального наличия действующей регистрации на аналогичный автомобиль в республике Казахстан. При этом данных, свидетельствующих о проведении проверки в отношении указанного автомобиля, не имеется.

Заявитель указывает, что судом не установлено, что изменение идентификационных номеров автомобиля произведено до передачи автомобиля по оспариваемому договору, установив лишь факт наличия изменений зафиксированных экспертным заключением по состоянию на сентябрь 2018 г, и не установлено, что изменения были внесены до 27 июня 2017 г. При указанных обстоятельствах, истцом не приведено доводов о нарушении ответчиком условий договора.

Полагает, что экспертное заключение ЭКЦ ГУ МВД России по Красноярскому краю, проведенное в рамках уголовного дела, является ненадлежащим доказательством, поскольку выводы эксперта противоречат установленным обстоятельствам и материалам дела. В экспертном заключении не указано, на каких конкретно агрегатах установлены вторичные идентификационные номера. При этом судом было отказано в удовлетворении ходатайства о вызове эксперта для допроса в судебном заседании для устранения противоречий, а также в истребовании из ГУ МВД России "Красноярское" фотоматериалов фиксации осмотра спорного автомобиля.

Представителем Макеева В.С. - Адаменко Е.В. в суд кассационной инстанции представлены возражения относительно кассационной жалобы.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав представителя Железкина М.Ю. - Торопынина Ю.С. и представителя Макеева В.С. - Адаменко Е.В, проверив законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций, в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, суд не находит оснований для отмены обжалуемых судебных постановлений судов первой и апелляционной инстанций.

В соответствии с частью первой статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Предусмотренных законом оснований для изменения или отмены в обжалуемой части решения суда первой инстанции и апелляционного определения судом не установлено.

В соответствии с пунктом 1 статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

На основании статьи 461 Гражданского кодекса Российской Федерации при изъятии товара у покупателя третьими лицами по основаниям, возникшим до исполнения договора купли-продажи, продавец обязан возместить покупателю понесенные им убытки, если не докажет, что покупатель знал или должен был знать о наличии этих оснований (пункт 1).

Соглашение сторон об освобождении продавца от ответственности в случае истребования приобретенного товара у покупателя третьими лицами или о ее ограничении недействительно (пункт 2).

Согласно пункту 2 статьи 469 Гражданского кодекса Российской Федерации при отсутствии в договоре купли-продажи условий о качестве товара продавец обязан передать покупателю товар, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется.

В соответствии с пунктом 2 статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае существенного нарушения требований к качеству товара (обнаружения неустранимых недостатков, недостатков, которые не могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат времени, или выявляются неоднократно, либо проявляются вновь после их устранения, и других подобных недостатков) покупатель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы;

В силу пункта 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только, в частности, при существенном нарушении договора другой стороной.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Судом первой инстанции установлено, что Макеев В.С. (покупатель) на основании договора купли-продажи транспортного средства от 27 июня 2017 г. приобрел у Железкина М.Ю. (продавец) по цене "данные изъяты" рублей автомобиль "Тойота Ланд Крузер 200", 2016 года выпуска, черного цвета, двигатель N, идентификационный номер N, ПТС N.

В день заключения договора - 27 июня 2017 г. указанное транспортное средство было передано продавцом покупателю по акту приема-передачи автомобиля.

Истцом уплачены денежных средств ответчику в размере стоимости автомобиля "данные изъяты" руб, что подтверждается платежным поручением N 1 от 27 июня 2017 г.

Факт взаимного исполнения сторонами обязательств по договору - в виде оплаты покупателем стоимости автомобиля и передачи продавцом транспортного средства покупателю подтверждается также подписями сторон в соответствующих графах в договоре купли-продажи транспортного средства от 27 июня 2017 г.

29 июня 2017 года приобретенный у Железкина М.Ю. автомобиль был поставлен Макеевым В.С. на регистрационный учет в РЭО ОГИБДД МО МВД России "Назаровский".

Впоследствии обнаружилось, что на поверхности площадки в районе знаков номерного обозначения у автомобиля "Тойота Ланд Крузер 200" с г/н N обнаружены следы постороннего механического воздействия, в знаках номерного обозначения VIN N присутствуют слабовыраженные посторонние элементы.

По данному факту 22 августа 2018 г. дознавателем ОД МО МВД России "Назаровский" было возбуждено и принято к производству уголовное дело по части 1 статьи 326 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В рамках производства по уголовному делу постановлением от 7 сентября 2018 г. была назначена криминалистическая экспертиза. Согласно заключению эксперта N от 13 сентября 2018 г. идентификационная маркировка шасси (VIN) N представленного на экспертизу автомобиля "Тойота Ланд Крузер 200" является вторичной. Первичная идентификационная маркировка шасси подвергалась изменению путем термического воздействия в области нанесения 7, 11, 14 - 17 знаков с последующим механическим воздействием в области нанесения данных знаков и нанесением знаков вторичной маркировки. Восстановить первичное маркировочное обозначение шасси не представляется возможным. Дублирующие маркировочные обозначения VIN автомобиля, расположенные в доступных для осмотра местах уничтожены путем демонтажа заводских табличек с первичной маркировкой и установкой табличек с вторичной маркировкой N. В ходе исследования скрытых полостей, внутренних элементов кузова обнаружены таблички с дублирующим идентификационным номером шасси автомобиля: N, которые изготовлены в соответствии с технологией предприятия изготовителя, следов демонтажа не имеют. Маркировочное обозначении двигателя N представленного на экспертизу автомобиля "Тойота Ланд Крузер 200", является вторичным, для установления первичной маркировки двигателя необходимо произвести демонтаж навесного оборудования.

Согласно протоколу выемки от 19 октября 2018 г. в рамках уголовного дела автомобиль "Тойота Ланд Крузер 200" был у Макеева В.С. изъят.

В связи с указанными обстоятельствами 24 октября 2018 г. Макеев В.С. в адрес Железкина М.Ю. направил претензию о расторжении договора купли-продажи автомобиля и возврате ему уплаченной за автомобиль денежной суммы в размере "данные изъяты" руб, которая ответчиком быта оставлена без удовлетворения.

Согласно пункту 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации N1090 от 23 октября 1993 г, запрещается эксплуатация транспортных средств, имеющих скрытые, поддельные, измененные номера узлов и агрегатов.

Таким образом, с учетом установленного запрета на эксплуатацию транспортного средства с измененной маркировкой узлов и агрегатов Макеев В.С. в дальнейшем не имеет возможности использовать по назначению приобретенное у ответчика Железкина М.Ю. транспортное средство, что свидетельствует о том, что со стороны продавца Железкина М.Ю. имело место существенное нарушение договора, которое влечет для покупателя Макеева В.С. такой ущерб, что он лишается того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора. О существенном нарушении договора стороной ответчика свидетельствует и факт изъятия автомобиля органами дознания в рамках производства по уголовному делу, в связи с чем истец вправе требовать расторжения договора и возврата продавцом полученной в счет оплаты цены автомобиля денежной суммы в размере "данные изъяты" руб.

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что на основании договора купли-продажи от 27 июня 2017 г. ответчик продал истцу автомобиль уже с имеющейся измененной заводской маркировки идентификационного номера кузова и двигателя, поскольку именно такие, не являющиеся первичными, идентификационные номера указаны в договоре купли-продажи, акте приема-передачи автомобиля, паспорте транспортного средства, свидетельстве о регистрации транспортного средства.

Кроме того, в ходе служебной проверки, проведенной в отношении сотрудников МРЭО ГИБДД по фактам производства 21 марта 2017 г. и 17 мая 2017 г. регистрационных действий с указанным автомобилем "Тойота Ланд Крузер 200", было установлено, что данный автомобиль по информации УГИБДД ГУ МВД России по Красноярскому краю имеет действующую регистрацию в республике Казахстан и одновременно в Российской Федерации. Поскольку органами дознания было установлено, что автомобиль, являющийся предметом спора по настоящему делу, имеет изменения номерных агрегатов, следовательно, на территории Российской Федерации предметом гражданско-правовых сделок могло являться лишь транспортное средство -"двойник", а "оригинальный" автомобиль эксплуатируется и состоит на регистрационном учете в республике Казахстан.

Принимая во внимание изложенное, доводы кассационной жалобы ответчика о том, что в деле отсутствуют доказательства, свидетельствующие, что автомобиль был продан при наличии изменений заводской маркировки, и указанные изменения, если таковые имеются, появились после продажи автомобиля Макееву В.С, являются несостоятельными.

Суды пришли к обоснованному выводу, что ответчик продал истцу товар, непригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется, и обнаруженный недостаток товара возник до передачи автомобиля истцу, следовательно, покупатель вправе требовать расторжения договора.

Доказательств того, что истец на момент заключения договора купли-продажи знал о недостатках товара, которые являются препятствием для использования его по назначению, стороной ответчика в соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не представлено.

Оспаривая выводы судов первой и апелляционной инстанций, ответчик ссылается на то, что факт продажи автомобиля с номерными агрегатами, имеющими признаки вторичной маркировки, опровергается тем, что автомобиль был поставлен на регистрационный учет органами ГИБДД, при этом при совершении регистрационных действий проверялись номерные агрегаты транспортного средства, что не может быть принято во внимание в качестве основания для отмены обжалуемых постановлений суда.

Суд апелляционной инстанции обоснованно указал, что сам по себе факт регистрации автомобиля органами ГИБДД не свидетельствует об отсутствии изменений номера шасси и двигателя автомобиля до заключения договора купли-продажи транспортного средства, принимая, кроме прочего, во внимание что заключением служебной проверки по результатам служебной проверки в отношении сотрудников МРЭО ГИБДД МУ МВД России "Красноярское" от 17 августа 2018 г. установлено, что выявить признаки изменения идентификационной маркировки при производстве регистрационных действий без использования специальных средств и проведения экспертно-криминалистического исследования было невозможно (л.д. 149).

Доводы о недостоверности выводов эксперта ЭКЦ ГУ МВД России по Красноярскому краю, изложенных в заключении N от 13 сентября 2018 г, составленном по результатам проведения криминалистической экспертизы по уголовному делу, возбужденному 22 августа 2018 г. по части 1 статьи 326 Уголовного кодекса Российской Федерации, не влекут отмену судебных актов судов первой и апелляционной инстанций, так как направлены на переоценку доказательств по делу, что не может быть принято во внимание и повлечь отмену судебных постановлений в кассационном порядке. Указанные доводы представляют фактически субъективную оценку ответчиком экспертного заключения, направленную на опровержение выводов эксперта.

Указание ответчика на то, что суд необоснованно не удовлетворил ходатайство стороны ответчика о вызове эксперта в суд, также не свидетельствует о незаконности обжалуемых судебных актов, учитывая, что экспертное заключение не содержит неясностей, не вызывает двойного толкования и понимания изложенных в нем выводов, при этом ответчик не заявлял ходатайство о проведении по настоящему делу судебной экспертизы.

Принимая во внимание изложенное, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены постановлений суда первой и апелляционной инстанции, так как в кассационной жалобе не приведены доводы, свидетельствующие о том, что судами допущены такие нарушения, которые влекут отмену судебных постановлений в кассационном порядке.

Выводы судов, содержащиеся в решении и апелляционном определении, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судами, при этом судом первой и апелляционной инстанции не допущено нарушений либо неправильного применения норм материального права или норм процессуального права, которые привели или могли привести к принятию неправильного судебного постановления.

Руководствуясь статьями 379.6, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Советского районного суда г. Красноярска от 10 июля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 25 сентября 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Железкина М.Ю. ? без удовлетворения.

 

Председательствующий Т.Ю. Чунькова

 

Судьи С.В. Вульферт

В.Н. Соловьев

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.