Определение СК по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 17 декабря 2019 г. по делу N 8Г-1899/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Фроловой Т.В, судей Латушкиной С.Б. и Прудентовой Е.В, с участием прокурора восьмого (апелляционно-кассационного) отдела (с дислокацией в г. Кемерово) управления по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе Генеральной прокуратуры Российской Федерации Рубана А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-771/2019 по иску Щербакова Александра Ивановича к областному государственному казённому учреждению "Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей, имени М.И. Никульшина" о признании приказов о наложении дисциплинарных взысканий незаконными, о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за период вынужденного прогула, компенсации морального вреда, по кассационной жалобе представителя Щербакова А.И. - Ершова О.С. на решение Октябрьского районного суда г. Томска от 4 апреля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 7 июня 2019 г.

Заслушав доклад судьи Восьмого кассационного суда общей юрисдикции Латушкиной С.Б, выслушав объяснения Щербакова А.И, поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя ответчика областного государственного казённого учреждения "Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей, имени М.И. Никульшина" - директора Федорука В.В, полагавшего кассационную не подлежащей удовлетворению, участвующих в судебном заседании посредством видеоконференц-связи, заключение прокурора восьмого (апелляционно-кассационного) отдела (с дислокацией в г. Кемерово) управления по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе Генеральной прокуратуры Российской Федерации Рубана А.В, полагавшего кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Щербаков А.И. обратился в суд с иском к областному государственному казённому учреждению "Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей, имени М.И. Никульшина" (далее - ОГКУ "Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей, имени М.И. Никульшина"), в котором, с учётом уточнения исковых требований, просил признать незаконным приказы ОГКУ "Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей, имени М.И. Никульшина" от 11 декабря 2017 N о вынесении Щербакову А.И. замечания, от 11 июля 2018 г. N об объявлении Щербакову А.И. выговора, от 27 сентября 2018 г. N о наложении на Щербакова А.И. дисциплинарного взыскания в виде увольнения; признать незаконным увольнение из ОГКУ "Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей, имени М.И. Никульшина" с должности "должность" по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей; обязать ОГКУ "Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей, имени М.И. Никульшина" восстановить Щербакова А.И. на работе в прежней должности; взыскать с ОГКУ "Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей, имени М.И. Никульшина" в пользу Щербакова А.И. компенсацию морального вреда в размере 20 000 руб, недополученный заработок за период с 20 ноября 2018 г. по день вынесения судебного решения в размере 95 426 руб. 82 коп.

В обоснование требований Щербаков А.И. указал, что в соответствии с трудовым договором от 18 сентября 2017 г. N был принят ответчиком на работу на должность "должность", приказом ответчика от 19 ноября 2018 г. N уволен с занимаемой должности с 19 ноября 2018 г. на основании пункта 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации. В приказе о дисциплинарном взыскании в виде увольнения от 27 сентября 2018 г. N в качестве основания для увольнения указывается ненадлежащее исполнение должностных обязанностей при наличии двух дисциплинарных взысканий от 11 декабря 2017 г. и от 11 июля 2018 г.

Щербаков А.И. считает увольнение незаконным, поскольку дисциплинарных проступков, ставших причиной увольнения, он не совершал, основания для привлечения к дисциплинарной ответственности у ответчика отсутствовали.

Решением Октябрьского районного суда г. Томска от 4 апреля 2019 г, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 7 июня 2019 г, в удовлетворении исковых требований Щербакову А.И. отказано.

В поданной представителем Щербакова А.И. - Ершовым О.С. кассационной жалобе ставится вопрос об отмене решения Октябрьского районного суда г. Томска от 4 апреля 2019 г. и апелляционного определения Томского областного суда от 7 июня 2019 г. как незаконных, принятых с нарушением норм материального права.

Относительно доводов кассационной жалобы ОГКУ "Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей, имени М.И. Никульшина", прокурором прокуратуры Томской области Ярцевой Е.Г. принесены письменные возражения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, письменных возражений на неё директора ОГКУ "Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей, имени М.И. Никульшина" Федорука В.В, прокурора прокуратуры Томской области Ярцевой Е.Г, Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции находит жалобу не подлежащей удовлетворению.

Согласно части 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Как следует из обжалуемых судебных постановлений, таких нарушений судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении данного дела не допущено.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Щербаков А.И. с 18 сентября 2017 г. принят на должность "должность" в ОГКУ "Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей, имени М.И. Никульшина" по трудовому договору N от 18 сентября 2017 г.

Приказом ОГКУ "Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей, имени М.И. Никульшина" N от 11 декабря 2017 г. за грубые нарушения правил перевозки воспитанников, за движение, сопряжённое с опасностью для жизни и здоровья воспитанников и их сопровождающих, за нанесение материального ущерба учреждению в виде разбитого корпуса зеркала заднего обзора и нарушения целостности зеркальной поверхности зеркала заднего обзора автомобиля учреждения с правой стороны Щербакову А.И. объявлено замечание; согласно договора о полной материальной ответственности учреждения и "должность" Щербакову А.И. предложено восстановить нанесённый по его вине ущерб учреждению и восстановить целостность корпуса зеркала заднего вида, целостность его зеркальной поверхности добровольно; приказано исключить опасную манеру управления транспортом учреждения, закреплённого за "должность" Щербаковым А.И.

Поводом для привлечения Щербакова А.И. к дисциплинарной ответственности послужила служебная записка "должность" Д. от 29 ноября 2017 г, служебная записка "должность" П. от 28 ноября 2017 г, акт от 29 ноября 2017 г. о повреждении транспортного средства, объяснительная Б.

Приказом ОГКУ "Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей, имени М.И. Никульшина" N от 11 июля 2018 г. за грубое, бестактное отношение к руководителю учреждения 28 июня 2018 г. во время нахождения Щербакова А.И. на рабочем месте Щербакову А.И. объявлен выговор.

Приказом ОГКУ "Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей, имени М.И. Никульшина" N от 27 сентября 2018 г. за ненадлежащее исполнение Щербаковым А.И. обязанностей, возложенных на него заключенным с ним трудовым договором N от 18 сентября 2018 г, должностных обязанностей "должность", выразившееся в нарушении приказа руководителя от 13 сентября 2018 г. N о направлении в командировку в село Калтай Томского района в ОГБУ "ЦО и ДС "Здоровье", отсутствии в месте командирования с 13:00 14 сентября 2018 г. по 08:00 15 сентября 2018 г, использовании в личных целях в вышеуказанное время служебного транспортного средства "Г.", государственный регистрационный знак N, использовании в личных целях ГСМ учреждения, попытке получить средства за стоянку в г. Томске вне маршрута служебного задания, учитывая, что Щербаков А.И. имеет два дисциплинарных взыскания от 11 декабря 2017 г, от 11 июля 2018 г, на Щербакова А.И. наложено дисциплинарное взыскание в виде увольнения и расторжения трудового договора с 1 октября 2018 г.

Приказом N от 27 сентября 2018 " "О прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении)" Щербаков А.И. был уволен.

В связи с поступившей от Щербакова А.И. информацией о временной нетрудоспособности с 29 сентября 2018 г, приказом ответчика N от 1 октября 2018 г. приказ N от 27 сентября 2018 г. отменён.

Приказом ОГКУ "Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей, имени М.И. Никульшина" от 19 ноября 2018 г. N действие трудового договора N от 18 сентября 2017 г. прекращено, Щербаков А.И. уволен с должности "должность" в связи с неоднократным неисполнением работником без уважительных причин трудовых обязанностей, имеющим дисциплинарные взыскания, на основании пункта 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Щербакову А.И, суд первой инстанции исходил из того, что обстоятельства совершения истцом дисциплинарных проступков, за совершение которых Щербаков А.И. привлекался к дисциплинарной ответственности приказами ответчика N от 11 декабря 2017 г, N от 11 июля 2018 г, N от 27 сентября 2018 г, подтверждаются исследованными судом доказательствами, поэтому у работодателя имелись основания для увольнения Щербакова А.И. по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, сроки привлечения истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения ответчиком не нарушены, при увольнении, а также при наложении дисциплинарных взысканий в виде замечания и выговора ответчиком были соблюдены требования статей 192, 193 Трудового кодекса Российской Федерации.

При этом суд первой инстанции указал, что требование о признании приказов N от 11 декабря 2017 г. и N от 11 июля 2018 г. об объявлении Щербакову А.И. замечания и выговора заявлены с пропуском срока для обращения в суд, установленного статьёй 392 Трудового кодекса Российской Федерации, при этом уважительных причин, свидетельствующих о необходимости восстановления пропущенного срока, истцом не представлено.

Судебная коллегия по мотивам, изложенным в апелляционном определении, согласилась с данными выводами суда.

Выводы судебных инстанций являются правильными, соответствуют требованиям закона, сомнений у суда кассационной инстанции не вызывают.

Частью 2 статьи 21 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что работник обязан, в частности, добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, соблюдать трудовую дисциплину, соблюдать требования по охране труда и обеспечению безопасности труда.

В соответствии с частью 1 статьи 22 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель имеет право требовать от работников исполнения ими трудовых обязанностей, соблюдения правил внутреннего трудового распорядка; привлекать работников к дисциплинарной и материальной ответственности в порядке, установленном Трудовым кодексом Российской Федерации, иными федеральными законами.

За совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям (часть 1 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации).

Частью 5 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации определено, что при наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершён.

К дисциплинарным взысканиям, в частности, относится увольнение работника по основанию, предусмотренному пунктом 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (часть 3 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации).

Пунктом 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Порядок применения дисциплинарных взысканий установлен статьёй 193 Трудового кодекса Российской Федерации.

Статьёй 193 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт. Непредставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания. Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учёт мнения представительного органа работников. Дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки - позднее двух лет со дня его совершения. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу. За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание. Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трёх рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт (части 1 - 6 данной статьи).

Если в течение года со дня применения дисциплинарного взыскания работник не будет подвергнут новому дисциплинарному взысканию, то он считается не имеющим дисциплинарного взыскания (часть 1 статьи 194 Трудового кодекса Российской Федерации).

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 33 названного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, при разрешении споров лиц, уволенных по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено. Применение к работнику нового дисциплинарного взыскания, в том числе и увольнение по пункту 5 части 1 статьи 81 Кодекса, допустимо также, если неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей продолжалось, несмотря на наложение дисциплинарного взыскания.

По делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, на ответчике лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что: совершённое работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора; работодателем были соблюдены предусмотренные частями 3 и 4 статьи 193 Трудового кодекса Российской Федерации сроки для применения дисциплинарного взыскания (подпункты 1, 2 пункта 34 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации").

При рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, или об оспаривании дисциплинарного взыскания следует учитывать, что неисполнением работником без уважительных причин является неисполнение трудовых обязанностей или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.) (абзац первый пункта 35 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации").

Из приведённых норм Трудового кодекса Российской Федерации и разъяснений постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что за совершение работником дисциплинарного проступка работодатель вправе применить к нему дисциплинарное взыскание. Дисциплинарным проступком является виновное, противоправное неисполнение или ненадлежащее исполнение работником возложенных на него трудовых обязанностей, выразившееся в нарушении трудового законодательства, положений трудового договора, правил внутреннего трудового распорядка, должностной инструкции или локальных нормативных актов работодателя, непосредственно связанных с деятельностью работника.

Работник может быть уволен на основании пункта 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации только при условии неоднократного нарушения работником трудовых обязанностей без уважительных причин. Нарушение трудовых обязанностей признаётся неоднократным, если, несмотря на дисциплинарное взыскание, которое не снято и не погашено, со стороны работника продолжается или вновь допускается виновное неисполнение или ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей. В этом случае к работнику возможно применение нового дисциплинарного взыскания, в том числе в виде увольнения.

Для обеспечения объективной оценки фактических обстоятельств, послуживших основанием для увольнения работника, и для предотвращения необоснованного применения к работнику дисциплинарного взыскания работодателю необходимо соблюсти установленный законом порядок применения к работнику дисциплинарного взыскания, в том числе затребовать у работника письменное объяснение. За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание. При проверке в суде законности увольнения работника по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, какие конкретно нарушения трудовых обязанностей были допущены по вине работника, явившиеся поводом к его увольнению, могли ли эти нарушения являться основанием для расторжения трудового договора, а также доказательства соблюдения порядка привлечения работника к дисциплинарной ответственности и того, что при наложении на работника дисциплинарного взыскания учитывались тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершён.

Разрешая по существу требования истца о признании незаконными приказов о наложении дисциплинарных взысканий, суд первой инстанции пришёл к обоснованному выводу об отсутствии правовых оснований для их удовлетворения, поскольку факты ненадлежащего исполнения истцом своих должностных обязанностей подтверждены материалами дела, работодателем при применении к истцу дисциплинарного взыскания учтены все имеющие значение обстоятельства, в том числе тяжесть совершённого проступка, и обстоятельства, при которых он совершён, порядок применения дисциплинарных взысканий, предусмотренный статьями 192 - 193 Трудового кодекса Российской Федерации соблюдён.

Выводы суда первой инстанции мотивированы со ссылкой на представленные доказательства, нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения. Полученные судом сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, оценены судом в их совокупности по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, признаны достаточными и достоверными.

Кассационный суд общей юрисдикции соглашается с выводами суда и оснований полагать их неверными не усматривает, поскольку работодателем установлены неоднократные факты нарушений Щербаковым А.И. должностных обязанностей и локальных нормативных актов работодателя, что явилось основанием для применения дисциплинарных взысканий в виде замечания, выговора и последующего увольнения. Дисциплинарные взыскания наложены на истца обоснованно, с соблюдением действующего законодательства и оснований для признания приказов незаконными не усматривается.

Доводы жалобы о несоблюдении ответчиком порядка привлечения к дисциплинарной ответственности отмену обжалуемых решения суда и апелляционного определения не влекут, поскольку опровергаются имеющимися в материалах дела доказательствами.

Так, судом установлено и материалами дела подтверждается, что 28 ноября 2017 г. "должность" Щербаков А.И. при перевозке двух воспитанников учреждения и сопровождавших их двух сотрудников учреждения из г. Томска в село Тогур управлял автомобилем в недопустимой опасной манере, пренебрегая безопасными методами управления и движения, что могло привести к аварийной ситуации, с нанесением материального ущерба учреждению, жизни и здоровью воспитанников и работников учреждения, что в итоге привело к нанесению материального ущерба учреждению в результате воздействия впереди идущего автомобиля на автомобиль учреждения в виде повреждения корпуса зеркала заднего вида, нарушения целостности зеркальной поверхности зеркала заднего обзора с правой стороны по ходу движения. Приказом N от 11 декабря 2017 г. Щербаков А.И. был привлечён к дисциплинарной ответственности в виде замечания. С приказом о вынесении замечания Щербаков А.И. ознакомлен, что подтверждается его личной подписью в приказе, от дачи объяснений отказался, что подтверждается актом комиссии от 5 декабря 2017 г, дисциплинарное взыскание применено к истцу в сроки, установленные статьёй 193 Трудового кодекса Российской Федерации.

Также судом установлено, что 28 июня 2018 г. Щербаков А.И. во время общения с руководителем учреждения в период своего рабочего времени (с 15.30 час. до 15.40 час.) в гаражном боксе допустил грубое и бестактное отношение к руководителю учреждения, чем нарушил Правила и нормы поведения работников учреждения, действовавших в учреждении и с которыми Щербаков И.А. был ознакомлен, в связи с чем приказом работодателя N от 11 июля 2018 г. был привлечён к дисциплинарной ответственности в виде выговора.

Нарушений порядка привлечения истца к дисциплинарной ответственности приказом N от 11 июля 2018 г. судом не установлено. При этом в ходе рассмотрения дела истец не отрицал факт истребования у него письменных объяснений по факту дисциплинарного проступка, и то обстоятельство, что такие объяснения им не предоставлялись работодателю, что подтверждается представленным ответчиком требованием о предоставлении письменного объяснения от 9 июля 2018 г, актом от 10 июля 2018 г. об отказе работника подпись требование о предоставлении письменных объяснений и актом о непредставлении объяснения. Дисциплинарное взыскание применено не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка. Приказ о наложении дисциплинарного взыскания был направлен в адрес истца и получен последним 27 июля 2018 г.

Не установлено нарушений порядка привлечения к дисциплинарной ответственности и при наложении на истца дисциплинарного взыскания в виде увольнения (приказ N от 27 сентября 2018 г.).

Как установлено судом и следует из материалов дела, 20 сентября 2018 г. истцу было предложено представить письменные объяснения по факту отсутствия в месте командирования с 13:00 часов 14 сентября 2018 г. по 08:00 часов 15 сентября 2018 г, что подтверждается представленным в материалы дела письменным требованием, от получения которого истец отказался, что подтверждается актом об отказе работника подписать требование, а также актом о непредставлении объяснения от 25 сентября 2018 г. Срок наложения дисциплинарного взыскания ответчиком соблюдён.

Надлежащих доказательств в опровержение вышеперечисленных документов и зафиксированных в них сведений, истцом в материалы дела не представлено, обстоятельства, послужившие основаниями для применения в отношении истца дисциплинарных взысканий, истцом не опровергнуты.

Непредставление работником письменного объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания, что прямо следует из части 2 статьи 193 Трудового кодекса Российской Федерации.

Привлечение истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения отвечает требованиям пункта 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, поскольку истец к этому времени имел ряд неснятых дисциплинарных взысканий.

Мера дисциплинарного воздействия, применённая в отношении истца, является справедливой и обоснованной, принимая во внимание неоднократность совершённых дисциплинарных проступков.

Доводы жалобы, оспаривающие основания применения к истцу дисциплинарных взысканий оспариваемыми приказами, оценивались судом первой и апелляционной инстанций в рамках рассмотрения спора, получили правовую оценку в решении суда и апелляционном определении, и по существу сводятся к оспариванию указанных выше обстоятельств, основанных на оценке доказательств по делу.

Между тем изменение данной оценки не входит в компетенцию суда кассационной инстанции согласно положениям главы 41 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

При рассмотрении кассационной жалобы кассационный суд общей юрисдикции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими (часть 3 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Кассационный суд общей юрисдикции, в силу своей компетенции, исходит из признанных установленными судом первой и апелляционной инстанций фактических обстоятельств, проверяя лишь правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судебными инстанциями, поскольку правом переоценки доказательств не наделён.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока на обжалование приказов N и N, так как на момент их вынесения и вплоть до издания приказа об увольнении истца, указанные приказы не являлись основанием для незаконного увольнения и не нарушали права истца, отмену обжалуемых судебных постановлений не влекут, поскольку проверялись судом первой и апелляционной инстанции и не нашли своего подтверждения.

Кроме того, пропуск срока исковой давности при рассмотрении требований истца о признании приказов N от 11 декабря 2017 г. и N от 11 июля 2018 г. об объявлении Щербакову А.И. замечания и выговора незаконными не явился самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

Разрешая требования истца в данной части, суд первой инстанции пришёл к выводу об отсутствии правовых оснований для отмены оспариваемых истцом приказов о применении дисциплинарных взысканий с учётом фактических обстоятельств дела.

Доводы жалобы о том, что вменяемые истцу приказом от 19 ноября 2018 г. N нарушения пунктов 2.8, 2.9 и 2.11 трудового договора не были зафиксированы ни в одном из оспариваемых приказов, как и нарушения правил дорожного движения, на которые сослался суд первой инстанции в решении суда, не являются основанием для отмены решения суда и апелляционного определения.

Несмотря на то, что в отношении неисполнения Щербаковым А.И. пунктов 2.8, 2.9 трудового договора, в соответствии с которыми работник обязан не оставлять автомобиль без присмотра на любой минимальный срок, дающий шанс угона автомобиля или кражи каких-либо материальных ценностей, находящихся в автомобиле, во время движения и стоянки все двери автомобиля должны быть блокированы, а также в отношении нарушения Щербаковым А.И. правил дорожного движения при выполнении служебных заданий 26 декабря 2017 г. и 20 марта 2018 г. Щербаков А.И. к дисциплинарной ответственности работодателем не привлекался, доказательств обратного материалы дела не содержат, данное обстоятельство само по себе не является основанием для признания оспариваемого приказа N от 19 ноября 2018 г. о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) незаконным в целом, поскольку работодатель указывает в приказе на ряд нарушений, допущенных работником, за которые истец был привлечён к дисциплинарной ответственности в установленном законом порядке, факт совершения которых послужил самостоятельным и достаточным основанием для привлечения Щербакова А.И. к дисциплинарной ответственности.

Вопреки доводам кассационной жалобы, суд пришёл к правильному выводу, что у ответчика имелись основания для применения к истцу дисциплинарного взыскания в виде увольнения по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации. При увольнении был соблюдён установленный законом порядок применения дисциплинарного взыскания, так как имеется неоднократность неисполнения работником без уважительных причин своих трудовых обязанностей, до издания приказа об увольнении у истца были затребованы письменные объяснения по обстоятельствам совершения вменяемого ему дисциплинарного проступка, сроки применения дисциплинарного взыскания в виде увольнения ответчиком, с учётом отпуска без сохранения заработной платы и периодов временной нетрудоспособности, нарушены не были. Принцип неоднократности ненадлежащего исполнения Щербаковым А.И. без уважительных причин возложенных на него трудовых обязанностей в данном случае был соблюдён.

При таких обстоятельствах и учитывая, что установленный законом порядок применения дисциплинарного взыскания в виде увольнения ответчиком был соблюдён, суд первой инстанции, признав избранное ответчиком дисциплинарное взыскание в виде увольнения соответствующим тяжести совершённого истцом проступка, пришёл к правильному выводу об отказе в удовлетворении заявленных истцом требований.

Ссылки в кассационной жалобе на имеющуюся судебную практику не имеют правового значения, поскольку данные судебные акты преюдициального значения при рассмотрении настоящего спора не имеют, они приняты в отношении иных лиц и по иным фактическим обстоятельствам дела. Судебные акты по каждому делу принимаются с учётом конкретных доводов и доказательств, представленных сторонами, а также особенностей обстоятельств.

Как показал анализ кассационной жалобы, её доводы не могут служить основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений.

Судами первой и апелляционной инстанций не допущено нарушений норм материального или процессуального права, повлиявших на исход дела, влекущих отмену или изменение принятых по настоящему делу судебных постановлений по тем доводам, которые изложены в кассационной жалобе.

Таким образом, при изложенной совокупности обстоятельств, доводы жалобы нельзя квалифицировать в качестве нарушения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, приведших к судебной ошибке, а потому принятые по делу решение суда и апелляционное определение отмене в кассационном порядке не подлежат.

Руководствуясь статьями 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Октябрьского районного суда г. Томска от 4 апреля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 7 июня 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу представителя Щербакова Александра Ивановича - Ершова О.С. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.