Определение СК по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 19 декабря 2019 г. по делу N 8Г-2011/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного

суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Лавник М.В, судей Кожевниковой Л.П, Латушкиной С.Б, рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N (N 2-313/19) по иску В.Е.С. к С.Е.А, о взыскании компенсации морального вреда, по кассационной жалобе С.Е.А, на решение Центрального районного суда г. Читы Забайкальского края от 28 мая 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 7 августа 2019 г, которыми исковые требования удовлетворены частично, Заслушав доклад судьи Восьмого кассационного суда общей юрисдикции Кожевниковой Л.П, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции, установила:

В.Е.С. обратилась в суд с иском к ответчику С.Е.А, о компенсации морального вреда.

В обоснование требований указала, что вступившим в законную силу постановлением мирового судьи судебного участка N Центрального судебного района г. Читы от 18 марта 2019 г. установлена вина С.Е.А, в совершении в отношении нее преступления, предусмотренного ч.1 ст.137 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее УК РФ), а именно, в период времени с 01 час. 05 мин. ДД.ММ.ГГГГ С.Е.А,, находясь по адресу: "адрес", обладая фотографиями интимного характера с изображенной на них ранее знакомой В.Е.С. (в количестве 5 штук), без ее согласия, на почве личных неприязненных отношений, осуществил их размещение в социальной сети интернет "Вконтакте" по адресу: "адрес"

Указанным постановлением установлено, что своими умышленными и преступными действиями ответчик существенно нарушил гарантированные ч. 1 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции Российской Федерации права истицы на неприкосновенность частной жизни и личную тайну.

Прекращение уголовного дела в отношении ответчика по п. 3 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ), в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, то есть, по нереабилитирующим основаниям, не влияет на установление факта нарушения ее конституционных прав и компенсацию морального вреда.

Ссылается на то, что противоправность действий ответчика в части обнародования (размещения) ее фотографий повлекло нарушение ее прав на неприкосновенность частной жизни и личную тайну и причинило ей моральный вред в связи с нравственными и душевными страданиями в виде неудовлетворительного эмоционального состояния.

На протяжении более двух лет (с января 2017 г.) она из - за размещения фотографий, их доступности всем пользователям сети "Интернет" испытывает чувство стыда и огорчения, переносит насмешки со стороны родственников, коллег по работе, друзей, вынуждена сменить место жительства, а также переживает по поводу того, что распространение фотографий создаст угрозу для ее дальнейшей карьеры в сфере педагогической деятельности.

Просила суд взыскать с С.Е.А, компенсацию морального вреда в размере 2 000 000 рублей.

Решением Центрального районного суда г. Читы от 28 мая 2019 г. исковые требования В.Е.С. удовлетворены частично.

Суд взыскал с С.Е.А, в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 70 000 рублей.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 7 августа 2019 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Восьмой кассационный суд общей юрисдикции, С.Е.А, ставит вопрос об отмене решения Центрального районного суда г. Читы от 28 мая 2019 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 7 августа 2019 г, как незаконных.

В судебное заседание суда кассационной инстанции не явились стороны, извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, судебная коллегия, руководствуясь ч.5 ст. 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, рассмотрела дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции не находит оснований для удовлетворения жалобы.

В силу положений ст. 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Статья 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что кассационный суд общей юрисдикции проверяет законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного постановления, в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции рассмотрела дело в пределах доводов кассационной жалобы ответчика.

Как установлено судами и следует из материалов дела, постановлением мирового судьи судебного участка N Центрального судебного района г.Читы Забайкальского края от ДД.ММ.ГГГГ уголовное дело N по обвинению С.Е.А, в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 137 УК РФ по факту размещения фотографий истца интимного характера в социальной сети "ВКонтакте", прекращено на основании ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

При этом при прекращении дела по не реабилитирующему основанию в связи истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности, С.Е.А, выразил свое с ним согласие, постановление не обжаловал.

Частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что неправомерными действиями ответчика в отношении В.Е.С, выразившимися в незаконном размещении ее фотографий интимного характера в социальной сети "ВКонтакте" без ее согласия, истцу был причинен моральный вред.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд первой инстанции исходил из непозволительности вмешательства в частную жизнь лица, включающую и охрану его изображения, недопустимость нарушения конституционных прав лица. Суд с учетом характера причиненных истцу нравственных страданий, фактических обстоятельства, при которых был причинен моральный вред, индивидуальных особенностей истца, требований разумности и справедливости, пришел к выводу об удовлетворении требований в части компенсации морального вреда в сумме 70 000 рублей.

Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с решением суда первой инстанции, сослался на правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в Определении от 16 июля 2015 г. N 1549-О, согласно которой прекращение уголовного дела и освобождение от уголовной ответственности, в связи с истечением срока давности на основании п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ не освобождает виновного от обязательств по возмещению нанесенного ущерба и компенсации причиненного вреда и не исключает защиту потерпевшим своих прав в порядке гражданского судопроизводства.

Ссылку ответчика о том, что размер морального вреда определен без учета имущественного положения ответчика, являющегося инвалидом первой группы, судебная коллегия по гражданским делам Забайкальского краевого суда отклонила, так как доказательств, подтверждающих размер пенсии ответчика, отсутствие у него и членов его семьи иных доходов, ответчиком суду представлено не было, размер компенсации морального вреда определен судом правильно, в соответствии с положениями ст.ст. 151, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации..

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции считает, что суд при разрешении спора обоснованно исходил из следующих норм права.

Согласно п. 1 ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни.

В силу ч. 1 ст. 23 и ч. 1 ст. 24 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну; сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

В соответствии со ст. 150 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна являются нематериальными благами, принадлежащими гражданину от рождения.

Статьей 151 ГК РФ предусмотрено что, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего (ст.1101 ГК РФ).

Согласно ст. 152.1 ГК РФ обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускается только с согласия этого гражданина.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" указано, что размер компенсации зависит от характера и объема, причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств; при определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости; степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции считает необходимым отметить, что, оценив представленные доказательства в совокупности, суды пришли к верному выводу о том, что именно ответчиком в сети "Интернет" размещены фотографии В.Е.С. интимного характера, что подтверждается постановлением мирового судьи судебного участка N Центрального судебного района г.Читы от 18.03.2019 года, материалами уголовного дела, исследованными судом апелляционной инстанции.

Судами первой и апелляционной инстанций размер подлежащей взысканию компенсации морального вреда мотивирован, произведен с учетом обстоятельств дела, характера и объема, причиненных истцу нравственных и физических страданий, степени вины причинителя вреда, с учетом требований разумности и справедливости.

Доводы кассатора о том, что суды не должны были принимать в качестве доказательства упомянутое постановление мирового судьи, о том, что материалы уголовного дела не подтверждают его вины в размещении фотографий истца, о том, что судами не учтено его имущественное положение, основаны на субъективном, ошибочном толковании норм права, выражают несогласие с выводами судов, направлены на переоценку собранных по делу доказательств, что в силу ч. 2 ст. 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является недопустимым в суде кассационной инстанции.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 года N 29 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции" в п.1 разъяснено, что производство в суде кассационной инстанции предназначено для исправления существенных нарушений норм материального права или норм процессуального права, допущенных судами в ходе предшествующего разбирательства дела и повлиявших на исход дела, и без устранения которых невозможно восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защищаемых законом публичных интересов.

Доводы кассационной жалобы не влекут отмену по существу правильного решения, поскольку не влияют на обоснованность выводов судов, судами правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, дана оценка всем представленным доказательствам в совокупности в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, нарушений норм материального права или норм процессуального права, допущенных судами в ходе разбирательства дела и повлиявших на исход дела, не установлено.

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции, руководствуясь ст.ст. 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определила:

решение Центрального районного суда г. Читы Забайкальского края от 28 марта 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 7 августа 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу С.Е.А, без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.