Определение СК по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 24 декабря 2019 г. по делу N 8Г-2388/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Бойко В.Н, судей Соловьева В.Н, Чуньковой Т.Ю.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску общества с ограниченной ответственностью "ВТБ Факторинг" к Дробышу Олегу Иосифовичу, Белокрылову Олегу Юрьевичу, Щербакову Александру Серафимовичу о взыскании денежных средств по договору поручительства

по кассационной жалобе истца на решение Октябрьского районного суда города Новосибирска от 26 апреля 2019 года, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 08 августа 2019 года.

Заслушав доклад судьи Соловьева В.Н, объяснения представителя истца Сгибова А.В, судебная коллегия

установила:

общество с ограниченной ответственностью "ВТБ Факторинг" (далее- Общество), основывая свои требования на генеральном договоре о факторинговом обслуживании от 03.04.2012 N, заключенном с первоначальным кредитором- ОАО "Полиэф", обратилось в суд с иском к поручителям ООО "Мега-Пласт-Сибирь"- ФИО1, ФИО2, ФИО3 о взыскании денежных средств по договорам поручительства в связи с неисполнением основным должником ООО "Мега-Пласт-Сибирь" обязательства по оплате поставленных ему первоначальным кредитором в период времени с 30.06.2017 по 23.10.2017 товаров во исполнение договора поставки от 14.01.2014 N в общей сумме "данные изъяты", включающих основной долг- "данные изъяты". и проценты за пользование коммерческим кредитом- "данные изъяты" В обоснование заявленных требований Общество ссылалось на договор поручительства от 07.03.2014 N, заключенный с поручителем ФИО1, договор поручительства от 06.03.2014 N, заключенный с поручителем ФИО2, договор поручительства от 07.03.2014 N заключенный с поручителем ФИО3

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, привлечены ООО "Мега-Пласт-Сибирь" и ОАО "Полиэф".

Решением Октябрьского районного суда города Новосибирска от 26.04.2019, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 08.08.2019, в удовлетворении исковых требований полностью отказано.

В кассационной жалобе истец просит отменить указанные выше судебные постановления в связи с нарушением норм материального права, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Суд неверно определилсрок поручительства и неправильно истолковал условия договора поручительства, а также не принял во внимание осведомленность и согласие поручителей по вопросу об изменении срока действия договора поставки и объема ответственности поручителей. По мнению заявителя жалобы, согласие поручителей на изменение обязательства, возникшего из договора поставки, влекущее увеличение ответственности поручителей, прямо следует из пунктов 1.1-1.3 договоров поручительства. Изменение срока действия договора поставки не является изменением срока обязательств, обеспеченных поручительством и не влечет негативных последствий для поручителей. Факт осведомленности поручителей относительно изменения условий основного обязательства следует из того, что они являлись участниками ООО "Мега-Пласт-Сибирь", один из поручителей являлся его генеральным директором. Поручитель ФИО2 в качестве генерального директора ООО "Мега-Пласт-Сибирь" подписал соглашение от 07.12.2015 о продлении срока действия договора поставки, поручитель ФИО3 направил письмо от 28.04.2017 с предложением о расторжении договора поручительства. Будучи осведомленными об изменении основного обязательства, поручители прямо не возражали против изменения условий поручительства. Суд не принял во внимание, что согласно пункту 3.3 договоров поручительства требования к поручителям могут быть предъявлены в течение пяти лет с момента наступления срока исполнения основного обязательства.

Письменных возражений относительно кассационной жалобы от лиц, участвующих в деле, не поступило.

В заседании суда кассационной инстанции представитель истца Сгибов А.В. поддержал жалобу по изложенным в ней основаниям.

Иные лица, участвующие в деле, их представители в заседание суда кассационной инстанции не явились, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы были уведомлены надлежащим образом, о причинах неявки не сообщили.

Изучив материалы дела, проверив в порядке статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций, правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных постановлений, в обжалованной части и в пределах доводов, содержащихся в кассационной жалобе, суд кассационной инстанции приходит к следующим выводам.

Судами установлены следующие обстоятельства дела.

03.04.2012 между Обществом и ОАО "Полиэф" заключен генеральный договор о факторинговом обслуживании N, по условиям которого Общество приняло на себя обязательство финансировать ОАО "Полиэф" под уступку его денежных требований к дебиторам, к числу которых отнесены обязательства ООО "Мега-Пласт-Сибирь" перед ОАО "Полиэф" по договору поставки от 14.01.2014 N (далее- договор поставки от 14.01.2014). Перечень платежных обязательств содержится в реестре (приложение N1 к договору о факторинговом обслуживании). Данный реестр включает обязательства по оплате поставленных в адрес ООО "Мега-Пласт-Сибирь" товаров в период с 30.06.2017 по 23.10.2017 с указанием реквизитов отгрузочных документов.

В силу договора поставки от 14.01.2014 ОАО "Полиэф" приняло на себя обязательство в течение срока действия договора поставлять ООО "Мега-Пласт-Сибирь" товары, а последнее обязалось осуществлять приемку товаров и оплачивать их стоимость (пункт 1.1).

Пунктом 9.1 договора поставки от 14.01.2014 определен срок действия договора поставки- по 31.01.2015 включительно.

Договор поставки подписан от имени ООО "Мега-Пласт-Сибирь" ФИО2

Условия поставки товаров (наименование товара, количество, цена и другие) ежемесячно определялись сторонами в дополнительных соглашениях к договору поставки от 14.01.2014.

В обеспечение надлежащего исполнения обязательств по договору поставки от 14.01.2014 заключены договоры поручительства: от 07.03. N (с поручителем ФИО1), от 06.03.2014 N (с поручителем ФИО2), от 07.03.2014 N (с поручителем ФИО3).

По условиям договоров поручительства ответчики приняли на себя обязанность солидарно отвечать за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств ООО "Мега-Пласт-Сибирь" перед ОАО "Полиэф", принятых им по договору поставки от 14.01.2014, требования по которым уступлены Обществу.

Соглашениями ОАО "Полиэф" и ООО "Мега-Пласт-Сибирь от 31.01.2015 и от 07.12.2015, заключенными позднее договоров поручительства, срок действия договора поставки от 14.01.2014 продлен по 28.02.2016, а затем по 31.12.2017 (соответственно).

Дополнительными соглашениями от 26.05.2017, 29.06.2017, 18.08.2017, 29.09.2017 ООО "Мега-Пласт-Сибирь", ОАО "Полиэф" и ООО "ВТБ Факторинг" в договор поставки от 14.01.2014 внесены изменения, предусматривающие предоставление отсрочки платежей на условиях коммерческого кредита.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды исходили из того, что поручители не давали своего согласия отвечать за исполнение должником (ООО "Мега-Пласт-Сибирь") его обязательств по договору поставки от 14.01.2014 на измененных условиях, то есть после истечения первоначального срока действия договора поставки, а именно- за исполнение обязательства по оплате товаров, поставленных в период времени после 31.01.2015.

Давая оценку доводам Общества о том, что согласие поручителей на изменение обязательства, возникшего из договора поставки, влекущее увеличение ответственности поручителей, прямо следует из пунктов 1.1-1.3 договоров поручительства, суды пришли к мотивированному выводу, что указанные условия договоров поручительства не могут быть расценены как согласие нести ответственность по обязательствам ООО "Мега-Пласт-Сибирь" за пределами срока поставки товаров, определенного договором поставки от 14.01.2014 (то есть после 31.01.2015).

Условие договоров поручительства о том, что требования к поручителям могут быть предъявлены в течение пяти лет с момента наступления срока исполнения основного обязательства (пункт 3.3 договоров поручительства) суды правомерно истолковали, как относящееся к платежным обязательствам, возникшим в период первоначального срока действия договора поставки от 14.01.2014 (то есть в отношении товаров, отгруженных в срок по 31.01.2015).

Поскольку требования по настоящему иску заявлены в отношении товаров, отгруженных в период с июня по октябрь 2017 года, то есть за пределами срока действия обязательства, в отношении которого ответчиками выданы поручительства, суды, верно применив к отношениям сторон положения пунктов 1 и 2 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришли к правомерному выводу, что поручители не несут ответственность за их неисполнение должником (ООО "Мега-Пласт-Сибирь").

Выводы суда соответствуют правовой природе договора поставки, как договорного обязательства, носящего срочный характер. Следовательно, при отсутствии в договоре поставки условия о его продлении, поручители несут ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение платежных обязательств, возникших по основаниям, наступившим после истечения срока действия договора поставки, только при условии, что ими было дано соответствующее согласие.

Сама по себе информированность поручителей о хозяйственной деятельности должника по основному обязательству, не предполагает их согласие на увеличение объема ответственности по договорам поручительства.

Поскольку обстоятельства по делу судом установлены правильно, принятые судом доказательства являются допустимыми, им дана надлежащая правовая оценка, применен закон, подлежащий применению, судебные постановления являются законным и обоснованным, оснований для их отмены по доводам, изложенным в кассационной жалобе не имеется.

Иные доводы жалобы не содержат фактов, которые не были проверены и учтены судами при рассмотрении дела и имеют юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияют на обоснованность и законность судебных постановлений, либо опровергают выводы судов, в связи с чем являются несостоятельными и не могут служить основанием для отмены судебных постановлений.

Нарушений норм процессуального права, которые привели или могли привести к принятию неправильных судебных постановлений, либо являющихся безусловным основанием для их отмены, при рассмотрении дела не допущено.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Октябрьского районного суда города Новосибирска от 26 апреля 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 08 августа 2019 года по настоящему делу оставить без изменения, кассационную жалобу истца- без удовлетворения.

 

Председательствующий В.Н.Бойко

 

Судьи В.Н. Соловьев

Т.Ю.Чунькова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.