Определение СК по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 14 января 2020 г. по делу N 8Г-2741/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Фроловой Т.В, судей Кожевниковой Л.П, Богдевич Н.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское N; 2-2034/2018 по иску Ш.С.В. к Министерству финансов Российской Федерации, Судебному департаменту при Верховном Суде Российской Федерации о компенсации морального вреда, по кассационной жалобе Ш.С.В. на решение Кировского районного суда г. Томска от 21 декабря 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 17 мая 2019 г, заслушав доклад судьи Восьмого кассационного суда общей юрисдикции Богдевич Н.В, выслушав Ш.С.В, поддержавшего доводы кассационной жалобы, участвующего в судебном заседании посредством системы видеоконфиренц-связи, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции, установила:

Ш.С.В. (далее также - Ш.С.В, истец) обратился в суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации, Судебному департаменту при Верховном Суде Российской Федерации о компенсации морального вреда в размере 282 000 руб.

В обоснование указал, что в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ принимал участие в судебных заседаниях в качестве обвиняемого по уголовному делу в Ленинском районном суде г. Томска, при этом содержался под стражей, доставлялся в суд конвоем и находился в суде в конвойном помещении, которое не отвечало требованиям санитарии и гигиены. Помещения камер были размером 3, 5 х 1, 2 кв. м со слабым освещением, без стола и санузла, в туалет можно было ходить только иногда, когда выводил конвой, в камерах находились в разные дни от 3 до 10 человек, вытяжки и окон не было, в помещении было накурено. Отсутствовала возможность приема пищи, а в некоторые дни истцу приходилось проводить целый день в суде. С 2013 года стали выдавать сухие пайки в день судебного заседания, однако конвой отказывался предоставлять кипяток для того, чтобы заварить пищу и чай, отсутствовал стол для приема пищи. Кроме того, в зале судебного заседания истец находился в "клетке" небольшого размера, где стояла лавочка длиной не более 120 см, совместно с тремя подсудимыми, сидеть на лавке не представлялось возможным; отсутствовал стол, что делало невозможным осуществление записей по делу и нарушало права истца на судебную защиту. Всего истец участвовал в 94 судебных заседаниях. После приезда в СИЗО их долго держали в боксах и не разводили по камерам, вследствие чего осуществлять нормальный прием пищи было невозможно.

Полагал, что сам факт содержания истца в условиях, несоответствующих, по его мнению, установленным требованиям, является нарушением его прав, гарантированных законом, и предполагает наличие нравственных страданий, и как следствие, причинение морального вреда.

Решением Кировского районного суда города Томска от 21 декабря 2018 г. в удовлетворении заявленных требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 17 мая 2019 г. решение Кировского районного суда города Томска от 21 декабря 2018 г. оставлено без изменения.

Ш.С.В. подана кассационная жалоба в Восьмой кассационный суд общей юрисдикции, в которой он просит отменить состоявшиеся судебные постановления как незаконные.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке.

От представителей Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, Управления Судебного департамента в Томской области поступило заявление с просьбой о рассмотрении дела в их отсутствии.

Представители Министерства финансов Российской Федерации в лице УФК по Томской области и УМВД России по Томской области в судебное заседании суда кассационной инстанции не явились, о причинах неявки не сообщили.

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда, руководствуясь частью 5 статьей 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее также - ГПК РФ), считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции находит жалобу неподлежащей удовлетворению, поскольку не имеется оснований для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений.

Согласно статье 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда содержащихся в обжалуемом судебном постановлении фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального или норм процессуального права.

Как следует из материалов дела, установлено судами первой и апелляционной инстанций Ш.С.В, содержавшийся под стражей в качестве меры пресечения, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ доставлялся в Ленинский районный суд г. Томска в связи с рассмотрением в отношении него уголовного дела, содержался в помещении, специально отведенном для указанных лиц, в том числе в целях ожидания судебного заседания.

Порядок содержания и размещения лиц, содержащихся под стражей, определен нормами Федерального закона от 5 июля 1995 г. N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" (далее также - Федеральный закон "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений").

Вместе с тем, нормами указанного Закона камеры конвойных помещений и залы судебных заседаний в зданиях судов общей юрисдикции к местам содержания под стражей не отнесены, то есть в сферу регулирования данного закона не входят. Вышеуказанные помещения являются частью зданий судов и лица, находящиеся под стражей, в них не содержатся, а доставляются в здание суда и временно там находятся для участия в судебном процессе и других мероприятии, предусмотренных действующим законодательством.

Соответственно, на таких лиц распространяются все требования и регламенты, предусмотренные для всех без исключения граждан, находящихся в зданиях судов.

Суды первой и апелляционной инстанции, оценив доводы истца о том, что конвойные помещения, предоставленные для временного содержания лиц, доставленных к месту рассмотрения уголовного дела в Ленинском районном суде г. Томска не отвечали требованиям гигиены и санитарии, естественным потребностям человека, что явилось причиной его нравственных страданий, унижающих человеческое достоинство, пришли к выводу о том, что Ленинский районный суд г. Томска являлся в рассматриваемый по делу период приспособленным зданием для осуществления правосудия, отвечающим нормам и требованиям действующего законодательства, и временное пребывание истца в указанных помещениях не могло нарушить его конституционные и личные права.

Суд первой инстанции, придя к выводу о недоказанности истцом факта незаконности действий должностных лиц государственных органов, наличия причинно-следственной связи между предполагаемыми истцом незаконными действиями (бездействием) должностных лиц и вредом, который якобы причинен ему, и отказывая Ш.С.В. в удовлетворении заявленных требований о взыскании компенсации морального вреда, исходили из положений, предусмотренных в том числе Конституцией Российской Федерации, Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, статей 151, 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", с учетом разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10 от 20 декабря 1994 г. "О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда".

Суд апелляционной инстанций поддержал выводы суда первой инстанции, признав их состоятельными и обоснованными.

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции соглашается с выводами судов первой и апелляционной инстанций, и находит, что суды правильно определили обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, верно применили законы, подлежащие применению, дали надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в ходе судебного разбирательства доказательствам.

Согласно статье 2 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства.

В Российской Федерации в силу статьи 17 Конституции Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.

Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями или бездействием органов государственной власти или их должностных лиц (статья 53 Конституции Российской Федерации).

В соответствии со статьей 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред (далее также ГК РФ), причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

По тем же правилам возмещается и причиненный гражданину моральный вред.

Статьей 151 ГК РФ предусмотрено, что если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Как разъяснено в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", суду в целях разрешения споров о компенсации морального вреда необходимо выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные и физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме или иной материальной форме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора.

Конституцией Российской Федерации предусмотрено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией (статьи 15, 17 Конституции Российской Федерации).

В соответствии со статьей 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. (с изменениями и дополнениями) никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

Частью 1 статьи 56 ГПК РФ предусмотрено, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законом.

В соответствии с положениями Федерального закона от 8 января 1998 г. N 7-ФЗ "О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации" Судебный департамент осуществляет организационное обеспечение деятельности судов, под которым понимаются мероприятия кадрового, финансового, материально-технического и иного характера, направленные на создание условий для полного и независимого осуществления правосудия.

Требования, которым должны отвечать камеры для временного содержания подсудимых в судах, при проектировании и строительстве зданий судов общей юрисдикции в настоящее время должны соответствовать Своду правил СП 152.13330.2012 "Здания судов общей юрисдикции. Правила проектирования", утвержденному приказом Федерального агентства по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству от 25 декабря 2012 г. N 111/ГС. Указанный Свод правил распространяется на проектирование вновь строящихся и реконструируемых зданий судов общей юрисдикции. При этом в соответствии с пунктом 1.2 Свода правил 152.13330.2012 для реконструируемых зданий настоящий Свод правил применяется при наличии возможности.

В период рассмотрения уголовного дела в отношении Ш.С.В, то есть в 2011-2013 годах действовали положения Свода правил по проектированию и строительству СП 31-104-2000 "Здания судов общей юрисдикции", утвержденного приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 2 декабря 1999 N 154 и утратившего силу в связи с изданием Приказа Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 22 апреля 2014 N 96 (далее также - Свод правил).

Пунктом 7.2 Свода правил допускается проектирование камер для подсудимых без естественного освещения. Оборудование камер туалетами, обеспеченность метража камер, количество лиц, находящихся одновременно в одной камере конвойного помещения для размещения спецконтингента на время ожидания начала судебного заседания не регламентированы.

Согласно приложению N 1 к приказу Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 1 октября 2012 N 185 "Об утверждении временных норм обеспечения материально-техническими средствами федеральных судов общей юрисдикции и управлений (отделов) Судебного департамента в субъектах Российской Федерации, форм отчетов-заявок" по временной норме N 1 обеспечения мебелью федеральных судов общей юрисдикции камеры для подсудимых оборудуются только скамьями. Оснащение помещений данной категории иными предметами мебели не предусмотрено.

Судами установлено, что в настоящее время в здании Ленинского районного суда г. Томска камеры для подсудимых оборудованы приточно-вытяжной вентиляцией, электрическим освещением, что позволяет подсудимому осуществлять работу с документами. В камерах для подсудимых температура наружного воздуха соответствует санитарным нормам требованиям, ежедневно производимая влажная уборка помещений осуществляется с применением чистящих и дезинфицирующих средств.

Конвойное помещение обеспечено питьевой водой и чайником.

При таких обстоятельствах судебная коллегия Восьмого кассационного суда общей юрисдикции находит состоятельными выводы судов первой и апелляционной инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения ходатайства истца об осмотре доказательств - мест размещения подсудимых, поскольку вследствие давности рассматриваемого по делу периода, места размещения подсудимых изменились в результате проведения капитального ремонта.

В соответствии с пунктом 8.3 Свода правил 31-104-2000 "Здания судов общей юрисдикции", действовавшего на момент строительства здания суда, в залах судебных заседаний для рассмотрения уголовных дел следует устанавливать металлическую заградительную решетку высотой 220 см, ограждающую с четырех сторон место для размещения подсудимых во время проведения судебных процессов ограждаемая решеткой площадь должна обеспечивать размещение от 3 до 20 подсудимых, она устанавливается в задании на проектирование.

В соответствии с разделом 7.2 Методических рекомендаций по организации деятельности администратора верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, автономного округа, окружного (флотского) военного суда, районного суда, гарнизонного военного суде, утвержденных Генеральным директором Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации 24 ноября 2009 г, в залах судебных заседаний для рассмотрения уголовных дел устанавливаются металлические решетки, пуленепробиваемые стекла либо иные приспособления, ограждающие места для размещения подсудимых во время проведения судебных процессов.

Согласно пункту 3.113 Наставлений по содержанию, охране и конвоированию подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, утвержденных Приказом Министерства внутренних дел России от 26 января 1996 г. N 41 (дсп), в зале судебного заседания подозреваемые и обвиняемые размещаются за барьером.

Довод подателя кассационной жалобы о том, что факт ограждения в зале судебного заседания металлической решеткой места размещения подсудимого составляет угрозу его человеческому достоинству, не состоятелен и обоснованно отклонен судами как не основанный на законе.

Факт ограждения в зале судебного заседания судами первой и апелляционной инстанциями обоснованно расценен как применение дополнительных мер, направленных на обеспечение безопасности всех участников судебного процесса, в том числе и подсудимого.

Суд кассационной инстанции, находит основанным на нормах действующего законодательства вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что обеспеченные в соответствии с требованиями закона условия содержания под стражей нельзя рассматривать как бесчеловечные или унижающие достоинство, поскольку условия содержания под стражей продиктованы прежде всего необходимость обеспечения безопасности лиц, содержащихся под стражей, конвоя, сотрудников суда и иных лиц, находящихся в зале судебного заседания, и не носят цели умалить права и законные интересы, в том числе подсудимого, в настоящем деле - истца.

Как уже изложено выше, юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими установлению при разрешении требований о взыскании компенсации морального вреда, являются: факт причинения морального вреда и его размер, противоправность поведения причинителя вреда, причинно-следственная связь между действиями причинителя вреда и причиненным моральный вредом, степень вины причинителя морального вреда. Отсутствие хотя бы одного из указанных условий, необходимых для применения ответственности, влечет отказ в удовлетворении иска.

Обязанность по доказыванию факта причинения вреда личным неимущественным правам и другим нематериальным благам возлагается на истца, именно истец должен доказать наличие причинно-следственной связи между незаконными действиями, бездействием государственных органов и имеющимся у истца моральным вредом.

Как верно установлено судами, истцом в нарушение статьи 56 ГПК РФ не представлено доказательств, подтверждающих причинение ему моральных, нравственных страданий, доказательств того, что он в ходе судебного разбирательства по уголовному делу обращал внимание суда на нарушение условий его содержания в конвойном помещении, на тот факт, что нахождение в зале судебного заседания металлического ограждения причиняет ему нравственные страдания, вызывает страх, является причиной нервного потрясения.

Между тем, как разъяснено в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. N 5 (ред. от 5 марта 2013) "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации", к "бесчеловечному обращению" относятся случаи, когда такое обращение, как правило, носит преднамеренный характер, имеет место на протяжении нескольких часов или когда в результате такого обращения человеку были причинены реальный физический вред либо глубокие физические или психические страдания.

Унижающим достоинство обращением признается, в частности, такое обращение, которое вызывает у лица чувство страха, тревоги и собственной неполноценности.

При этом лицу не должны причиняться лишения и страдания в более высокой степени, чем тот уровень страданий, который неизбежен при лишении свободы, а здоровье и благополучие лица должны быть гарантированы с учетом практических требований режима содержания.

Оценка указанного уровня осуществляется в зависимости от конкретных обстоятельств, в частности, от продолжительности неправомерного обращения с человеком, характера физических и психических последствий такого обращения.

При таких обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанции, отказывая Ш.С.В. в удовлетворении требований о взыскании компенсации морального вреда, обоснованно пришли к выводу о недоказанности истцом обстоятельств, с которыми законодатель связывает возникновение права на компенсацию морального вреда.

Обжалуемые судебные акты первой и апелляционной инстанций приняты без нарушений норм материального либо норм процессуального права, выводы судов, содержащиеся в обжалуемых судебных постановлениях, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленных судами первой и апелляционной инстанций.

Оснований для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции, определила:

решение Кировского районного суда города Томска от 21 декабря 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 17 мая 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Ш.С.В. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.