Определение СК по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 18 декабря 2019 г. по делу N 8Г-370/2019

 

Восьмой кассационный суд общей юрисдикции в составе: председательствующего Чуньковой Т.Ю., судей: Вульферт С.В. и Ларионовой С.Г., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело N 55RS0005-01-2019-001082-14 по иску Будко Г. А. к обществу с ограниченной ответственностью "Монолит" о признании отсутствующими обязательств по ипотеке, прекращении залога на квартиру по кассационной жалобе Будко Г. А. на решение Первомайского районного суда г. Омска Омской области от 13 мая 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 24 июля 2019 г., заслушав доклад судьи Чуньковой Т.Ю., судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Будко Г.А. обратился в суд с иском к открытому акционерному обществу "Монолит" о признании отсутствующими обязательств по договору ипотеки, прекращении залога на квартиру. Требования мотивированы тем, что ему на основании договора дарения от 17 ноября 2011 г, заключенного между ним и Б.А.П., Б.Е.С., принадлежит на праве собственности жилое помещение, расположенное по адресу: "адрес".

Указанное жилое помещение ранее было предметом залога на основании договора ипотеки от ДД.ММ.ГГГГ по долговым обязательствам, возникшим из договора займа от ДД.ММ.ГГГГ, заключенного между Б.А.П. и закрытым акционерным обществом "Омтранснефтепродукт".

Решением Первомайского районного суда г. Омска от 9 декабря 2008 г. с Б.А.П. в пользу закрытого акционерного общества "Омтранснефтепродукт" взыскана задолженность по договору займа в размере 5 888 262, 20 руб. и судебные расходы; в обращении взыскания на заложенное имущество отказано на основании пункта 1 статьи 78 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)".

Определением Первомайского районного суда г. Омска от 19 мая 2009 г. произведена замена взыскателя на общество с ограниченной ответственностью "Монолит".

В 2011 году закрытое акционерное общество "Омтранснефтепродукт" было ликвидировано, конкурсное производство в отношении указанного юридического лица завершено. В связи с указанными обстоятельствами на основании заявления Б.А.П. в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним была погашена запись об ипотеке квартиры.

При заключении 17 ноября 2011 г. договора дарения квартиры и государственной регистрации перехода права собственности, обременений (залога) на квартиру зарегистрировано не было.

Поскольку на дату заключения договора дарения регистрации залога на квартиру в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним не имелось, это свидетельствует о его добросовестном поведении при приобретении квартиры. Кроме того, заключенный между Б.А.П. и закрытым акционерным обществом "Омтранснефтепродукт" договор займа носит не целевой характер и не связан с приобретением квартиры - он (истец) стороной договора и должником по обязательствам Б.А.П. не является, а общество с ограниченной ответственностью "Монолит" не является правопреемником по договору ипотеки.

Истец просил признать отсутствующим у него обязательство по договору ипотеки от ДД.ММ.ГГГГ, заключенному между Б.А.П. и закрытым акционерным обществом "Омтранснефтепродукт", предметом залога по которому является квартира, расположенная по адресу: "адрес".; прекратить залог на вышеуказанную квартиру.

Решением Первомайского районного суда г. Омска от 13 мая 2019 г. в удовлетворении исковых требований Будко Г.А. к обществу с ограниченной ответственностью "Монолит" о признании отсутствия обязательств по договору ипотеки от ДД.ММ.ГГГГ, заключенному между закрытым акционерным обществом "Омтранснефтепродукт" и Б.А.П, Б.Е.С, прекращении залога на жилое помещение, расположенное по адресу: "адрес", отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 24 июля 2019 г. решение Первомайского районного суда г. Омска от 13 мая 2019 г. оставлено без изменения, апелляционная жалоба Будко Г.А. - без удовлетворения.

В кассационной жалобе Будко Г.А. просит отменить решение суда первой инстанции от 13 мая 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 24 июля 2019 г. и принять новое решение об удовлетворении исковых требований. Истец указывает, что судами первой и апелляционной инстанций не дана оценка факту ликвидации залогодержателя - закрытого акционерного общества "Омтранснефтепродукт" в 2011 году, в связи с чем определением суда от 19 мая 2009 г. была произведена замена взыскателя на общество с ограниченной ответственностью "Монолит". При этом общество с ограниченной ответственностью "Монолит" с 2009 года не произвел регистрацию перехода права залога спорной квартиры. Судебные инстанции также не приняли во внимание наличие договора залога по обеспечению исполнения истцом договора займа от ДД.ММ.ГГГГ, заключенного с Т.Т.И, зарегистрированного в установленном законом порядке. Необоснованной также является ссылка суда на заочное решение суда от 9 февраля 2012 г, которым с Б.А.П. в пользу общества с ограниченной ответственность "Монолит" взысканы проценты по договору займа от ДД.ММ.ГГГГ, поскольку указанное заочное решение суда было отменено.

Определением судьи Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 17 октября 2019 г. кассационная жалоба принята к производству и назначена к рассмотрению в судебном заседании.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав представителя Будко Г.А. - Колесник Э.В, ознакомившись с возражениями относительно кассационной жалобы представителя ООО "Монолит" Янина С.Г, проверив законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций, правильность применения и толкования судами норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных постановлений, в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, суд не находит оснований для отмены обжалуемых судебных постановлений судов первой и апелляционной инстанций.

В соответствии с частью первой статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Предусмотренных законом оснований для изменения или отмены в обжалуемой части решения суда первой инстанции и апелляционного определения судом не установлено.

Судом первой инстанции установлено, что ДД.ММ.ГГГГ между закрытым акционерным обществом "Омтранснефтепродукт" (займодавец) и Б.А.П. (заемщик) был заключен договор займа на сумму "данные изъяты" руб. сроком возврата до ДД.ММ.ГГГГ с взиманием "данные изъяты" процентов годовых за пользование заемными средствами. ДД.ММ.ГГГГ между сторонами подписано дополнительное соглашение, по условиям которого сумма займа увеличена до "данные изъяты" рублей.

ДД.ММ.ГГГГ в обеспечение обязательств заемщика по возврату займа, полученного по договору займа от ДД.ММ.ГГГГ, между Б.А.П, Б.Е.С. и закрытым акционерным обществом "Омтранснефтепродукт" был заключен договор ипотеки - залога недвижимого имущества - квартиры, расположенной по адресу: "адрес". В соответствии с пунктом 3 статьи 339 Гражданского кодекса Российской Федерации 6 марта 2007 г. произведена регистрация договора залога.

В связи с невыполнением заемщиком обязательств по договору займа, займодавец обратился в суд с соответствующими исковыми требованиями, и решением Первомайского районного суда г. Омска от 9 декабря 2008 г. были удовлетворены исковые требования закрытого акционерного общества "Омтранснефтепродукт" к Б.А.П, Б.Е.С. о взыскании суммы займа - с Б.А.П. в пользу закрытого акционерного общества "Омтранснефтепродукт" взыскана задолженность по договору займа в размере 5 156 432, 20 руб, проценты по договору в сумме 721 830, 14 руб, неустойка 10 000 рублей, государственная пошлина 20 000 рублей. В то же время закрытому акционерному обществу "Омтранснефтепродукт" отказано в удовлетворении требований об обращении взыскания на жилое помещение, являющееся предметом ипотеки, со ссылкой на то, что заем денежных средств заемщиком Б.А.П. осуществлялся на потребительские цели, а не на приобретение (строительство, капитальный ремонт) заложенной квартиры, либо приобретение квартиры в г. Москве. Кроме того, Б.А.П, Б.Е.С. отказано в удовлетворении встречного иска к закрытому акционерному обществу "Омтранснефтепродукт" о признании договора займа от ДД.ММ.ГГГГ притворной сделкой. Решение суда от 19 декабря 2008 г. вступило в законную силу.

Впоследствии по договору уступки права требования от 5 марта 2009 г. закрытое акционерное общество "Омтранснефтепродукт" уступило обществу с ограниченной ответственностью "Монолит" права требования по договору займа от ДД.ММ.ГГГГ и права залогодержателя по договору ипотеки от ДД.ММ.ГГГГ

Определением Первомайского районного суда г. Омска от 19 мая 2009 г, вступившим в законную силу, произведена замена стороны взыскателя закрытого акционерного общества "Омтранснефтепродукт" на правопреемника - общество с ограниченной ответственностью "Монолит".

Как установлено судом, в 2011 году Управлением Росреестра Омской области на основании заявления Б.А.П. была погашена запись об ипотеке в отношении спорного жилого помещения по причине ликвидации залогодержателя - закрытого акционерного общества "Омтранснефтепродукт".

После прекращения регистрации договора залога - 17 ноября 2011 г. между собственниками жилого помещения - Б.А.П, Б.Е.С. (дарители) и Будко Г.А. (одаряемый) был заключен договор дарения, согласно которому дарители подарили, а одаряемый принял в дар квартиру "адрес". Право собственности Будко Г.А. на указанную квартиру зарегистрировано в установленном законом порядке.

Решением Первомайского районного суда г. Омска от 2 июля 2012 г, вступившим в законную силу, установлено наличие у общества с ограниченной ответственностью "Монолит" права залога на квартиру по "адрес". Решением суда установлено, что внесение в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество записи о погашении ипотеки не прекратило данное право. В удовлетворении встречного иска Будко Г.А. к обществу с ограниченной ответственностью "Монолит", закрытому акционерному обществу "Омтранснефтепродукт" о признании недействительным договора уступки права требования от 5 марта 2009 г. отказано.

Принятые на себя обязательства по возврату заемных средств и уплате процентов за пользование ими заемщик Б.А.П. не исполнил.

Из кассационной жалобы и материалов дела следует, что истец по настоящему делу - собственник квартиры, расположенной по адресу: "адрес", просит признать залог квартиры прекращенным, ссылаясь на то обстоятельство, что квартира была отчуждена в его пользу по договору дарения при отсутствии регистрации залога, при этом он (истец) не является заемщиком по договору займа, на нем не лежит обязанность по возврату долга, кроме того, у общества с ограниченной ответственностью "Монолит" отсутствуют права залогодержателя.

Разрешая заявленные исковые требования, суды первой и апелляционной инстанции пришли к правильному выводу, что с учетом установленных по делу обстоятельств и в соответствии с нормами действующего законодательства и нормами, действовавшими на момент возникновения спорных правоотношений, оснований для удовлетворения иска не имеется.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 334 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями установленными законом. В случаях и в порядке, которые установлены законами, удовлетворение требования кредитора по обеспеченному залогом обязательству (залогодержателя) может осуществляться путем передачи предмета залога в собственность залогодержателя.

Залог земельных участков, предприятий, зданий, сооружений, квартир и другого недвижимого имущества (ипотека) регулируется законом об ипотеке. Общие правила о залоге, содержащиеся в настоящем Кодексе, применяются к ипотеке в случаях, когда настоящим Кодексом или законом об ипотеке не установлены иные правила.

В соответствии с пунктом 1 статьи 353 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений), в случае перехода права собственности на заложенное имущество либо права хозяйственного ведения или права оперативного управления им от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества (за исключением случаев реализации этого имущества в целях удовлетворения требований залогодержателя в порядке, установленном законом), либо в порядке универсального правопреемства право залога сохраняет силу.

В силу пункта 2 статьи 346 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 1 июля 2014 г.) залогодатель вправе отчуждать предмет залога, передавать его в аренду или безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом распоряжаться им только с согласия залогодержателя, если иное не предусмотрено законом или договором и не вытекает из существа залога.

Согласно пунктам 1, 3 статьи 38 Федерального закона от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" лицо, которое приобрело заложенное по договору об ипотеке имущество в результате его отчуждения или в порядке универсального правопреемства, в том числе в результате реорганизации юридического лица или в порядке наследования, становится на место залогодателя и несет все обязанности последнего по договору об ипотеке, включая и те, которые не были надлежаще выполнены первоначальным залогодателем.

Залог имущества по договору об ипотеке сохраняет силу независимо от того, были ли при переходе этого имущества к другим лицам нарушены какие-либо установленные для такого перехода правила.

В соответствии с пунктом 3 статьи 339 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 10, 19 Федерального закона от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" договор об ипотеке, ипотека должны быть зарегистрированы в порядке, установленном для регистрации сделок с соответствующим имуществом в Едином государственном реестре недвижимости.

Разрешая исковые требования Будко Г.А. о прекращении залога на квартиру, суд первой инстанции установил, что заемщиком Б.А.П. не исполнены обязательства по договору займа, в обеспечение исполнения которого заключен договор залога недвижимого имущества - квартиры, расположенной по адресу: "адрес", в связи с чем залог сохраняет свою силу, при этом право залога следует судьбе обеспеченного залогом обязательства, соответственно, переход права собственности на заложенное имущество не прекращает обязательство по залогу.

Судом апелляционной инстанции правильно применены нормы материального права, и суд обоснованно сослался на статью 4 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие.

Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.

Статьей 352 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений, то есть на момент заключения договора залога и перехода права собственности на заложенное имущество, было предусмотрено, что залог прекращается: с прекращением обеспеченного залогом обязательства; по требованию залогодателя при наличии оснований, предусмотренных пунктом 3 статьи 343 настоящего Кодекса; в случае гибели заложенной вещи или прекращения заложенного права, если залогодатель не воспользовался правом, предусмотренным пунктом 2 статьи 345 настоящего Кодекса; в случае реализации (продажи) заложенного имущества в целях удовлетворения требований залогодержателя в порядке, установленном законом, а также в случае, если его реализация оказалась невозможной.

Суд кассационной инстанции находит правильными выводы судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии оснований для прекращения залога спорного имущества, учитывая, что добросовестность приобретения истцом спорной квартиры, то есть то обстоятельство, на которое ссылается истец, не имеет правового значения при разрешении заявленных исковых требований.

Приведенный перечень оснований прекращения залога является исчерпывающим. Законом не предусмотрено прекращение залога в случае приобретения заложенного имущества по безвозмездной сделке лицом, которое не знало, и не должно было знать, что это имущество является предметом залога, в том числе положениями статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции.

При указанных обстоятельствах, сам по себе переход права собственности на заложенное имущество не прекращает право залога, поскольку до настоящего времени обязательства по обеспеченному залогом договору займа не исполнены. Иных обстоятельств, которые являлись бы законными основаниями для прекращения залога, из материалов дела также не усматривается.

С учетом приведенных норм закона - статьи 353 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 38 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)", подлежащих применению при разрешении спора, доводы истца Будко Г.А. о том, что он не является стороной договора займа или стороной договора залога, не могут быть приняты во внимание и не влекут прекращение залога. Законом не только предусмотрено сохранение залога при переходе права собственности на недвижимое имущество, но и возможность передачи в залог имущества лицом, не являющимся должником. Так, в силу статьи 335 Гражданского кодекса Российской Федерации залогодателем может быть как сам должник, так и третье лицо.

Ликвидация первоначального залогодержателя - закрытого акционерного общества "Омтранснефтепродукт" также не свидетельствует о прекращении залога на спорный объект недвижимости, поскольку по договору уступки права требования от 5 марта 2009 г. первоначальный залогодержатель переуступил обществу с ограниченной ответственностью "Монолит" права требования по договору займа от ДД.ММ.ГГГГ, заключенному с Б.А.П, и права залогодержателя по договору ипотеки от ДД.ММ.ГГГГ, заключенному с Б.А.П. и Б.Е.С.

В соответствии со статьей 355 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент заключения договора уступки права требования) залогодержатель вправе передать свои права по договору о залоге другому лицу с соблюдением правил о передаче прав кредитора путем уступки требования (статьи 382 -390). Уступка залогодержателем своих прав по договору о залоге другому лицу действительна, если тому же лицу уступлены права требования к должнику по основному обязательству, обеспеченному залогом.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

На основании статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

Права общества с ограниченной ответственностью "Монолит" как залогодержателя спорного жилого помещения с момента совершения указанной сделки уступки права требования подтверждены вступившим в законную силу решением Первомайского районного суда г. Омска от 2 июля 2012 г.

Не свидетельствует о прекращении залога в обеспечение исполнения обязательств по договору займа в пользу общества с ограниченной ответственностью "Монолит" наличие обеспечения исполнения договора займа от ДД.ММ.ГГГГ, заключенного истцом Будко Г.А. с Т.Т.И, в виде залога спорного жилого помещения, поскольку на момент заключения данных договоров займа и залога квартира находилась в залоге у общества с ограниченной ответственностью "Монолит" на основании уступки права требования от 5 марта 2009 г.

В силу пункта 1 статьи 342 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, если имущество, находящееся в залоге, становится предметом еще одного залога в обеспечение других требований (последующий залог), требования последующего залогодержателя удовлетворяются из стоимости этого имущества после удовлетворения требований предшествующих залогодержателей.

Не свидетельствует о незаконности обжалуемых судебных постановлений ссылка суда на заочное решение суда от 9 февраля 2012 г. о взыскании с Б.А.П. в пользу общества с ограниченной ответственность "Монолит" процентов по договору займа от ДД.ММ.ГГГГ, которое, как указывает истец в кассационной жалобе, было отменено, поскольку указанное решение не имеет правового значения при разрешении требований Будко Г.А, заявленных по настоящему делу.

С учетом изложенного, оснований для отмены в кассационном порядке решения Первомайского районного суда г. Омска Омской области от 13 мая 2019 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 24 июля 2019 г. не усматривается.

Судебными инстанциями не допущено нарушений либо неправильного применения норм материального права или норм процессуального права, влекущих в любом случае отмену постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций, выводы судов, содержащиеся в обжалуемых судебных постановлениях, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судами.

Руководствуясь статьей 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Первомайского районного суда г. Омска от 13 мая 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 24 июля 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Будко Г. А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий Т.Ю. Чунькова

 

Судьи С.В. Вульферт

С.Г. Ларионова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.