Определение СК по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 25 декабря 2019 г. по делу N 8Г-373/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Лавник М.В, судей Латушкиной С.Б. и Новожиловой И.А, с участием прокурора восьмого (апелляционно-кассационного) отдела (с дислокацией в г. Кемерово) управления по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе Генеральной прокуратуры Российской Федерации Игнатова И.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-216/2019 (УИД: 38RS0032-01-2018-004132-27) по иску Агарковой Натальи Владимировны к Публичному акционерному обществу "Сбербанк России" о признании приказа о прекращении трудового договора незаконным, признании протокола заседания комиссии по определению преимущественного права на оставление на работе сотрудников незаконным, признании за истцом равной квалификации и производительности труда, преимущественного права на оставление на работе, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, по кассационной жалобе Агарковой Натальи Владимировны на решение Октябрьского районного суда г. Иркутска от 4 февраля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 20 июня 2019 г.

Заслушав доклад судьи Восьмого кассационного суда общей юрисдикции Латушкиной С.Б, выслушав объяснения Агарковой Н.В. и её представителей по ходатайству Косухиной Е.Е. и Гурковой Ю.В, поддержавших доводы кассационной жалобы, представителя ответчика ПАО "Сбербанк России" Непомнящих Т.В, выступающую по доверенности, полагавшую кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению, участвующих в судебном заседании посредством видеоконференц-связи, заключение прокурора восьмого (апелляционно-кассационного) отдела (с дислокацией в г. Кемерово) управления по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе Генеральной прокуратуры Российской Федерации Игнатова И.Н, полагавшего кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Истец Агаркова Н.В. обратилась в суд с иском к Публичному акционерному обществу "Сбербанк России" (далее - ПАО "Сбербанк России"), просила суд признать незаконным приказ ПАО "Сбербанк России" N-кт от 14 августа 2018 г. "О прекращении (расторжении) трудового договора с Агарковой Н.В."; признать протокол заседания комиссии по определению преимущественного права на оставление на работе сотрудников в связи с сокращением численности розничного блока Байкальского банка ПАО Сбербанк N от 8 июня 2018 г. в части касающейся Агарковой Н.В. незаконным; признать за Агарковой Н.В. равную квалификацию и производительность труда, преимущественное право на оставление на работе относительно других сокращаемых работников по должности " "должность"" по приказу N от 30 мая 2018 г. "Об оптимизации/перераспределении штатной численности сотрудников ВСП Байкальского банка ПАО Сбербанк"; восстановить Агаркову Н.В. на работе в ранее занимаемой должности "должность"; взыскать с ПАО "Сбербанк России" в пользу Агарковой Н.В. заработную плату за время вынужденного прогула с 15 августа 2018 г. по день вынесения решения, компенсацию морального вреда вследствие незаконного увольнения в размере 30 000 руб, компенсацию морального вреда вследствие незаконного привлечения к дисциплинарной ответственности в размере 30 000 руб.

В обоснование требований Агаркова Н.В. указала, что в 2001 г. была принята на работу в Тулунское отделение Сберегательного банка, 14 августа 2018 г. была уволена по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации. Увольнение считает незаконным в результате дискриминации, гонений и предвзятого неприязненного отношения к ней руководителя дополнительного офиса г. Тулуна, а также поводом освободиться от работника, который бывает на листах нетрудоспособности в связи с травмой, полученной во время работы у ответчика. Данный факт подтверждается вынесением в отношении истца за день до увольнения приказа о применении дисциплинарного взыскания от 13 августа 2018 г. N-к, впоследствии отмененного ответчиком.

9 июня 2018 г. Агарковой Н.В. было вручено уведомление о предстоящем сокращении занимаемой ею должности " "должность"" (рабочее место в г.Тулун ВСП N). Основанием для оптимизации численности является приказ N от 30 мая 2018 г. "Об оптимизации/перераспределении штатной численности сотрудников ВСП Байкальского банка ПАО Сбербанк".

Полагает принятый протокол N от 8 июня 2018 г, в части, касающейся истца, не мотивированным, необоснованным и незаконным, поскольку комиссией было принято решение без учёта достоверных расчётов производительности труда согласно Порядку расчёта по определению производительности сотрудников массовых специальностей блока "Розничный бизнес" Байкальского банка ПАО Сбербанк от 27 декабря 2017 г.

Указывает, что ответчиком были нарушены требования статьи 179 Трудового кодекса Российской Федерации.

Решением Октябрьского районного суда г. Иркутска от 4 февраля 2019 г, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегией по гражданским делам Иркутского областного суда от 20 июня 2019 г, исковые требования Агарковой Н.В. оставлены без удовлетворения.

В поданной Агарковой Н.В. кассационной жалобе ставится вопрос об отмене решения Октябрьского районного суда г. Иркутска от 4 февраля 2019 г. и апелляционного определения Иркутского областного суда от 20 июня 2019 г, как незаконных.

Относительно доводов жалобы ПАО "Сбербанк России" принесены письменные возражения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, письменных возражений ПАО "Сбербанк России", Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции находит жалобу не подлежащей удовлетворению.

Согласно части 1 статьи 379.7 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Как следует из обжалуемых судебных постановлений, таких нарушений судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении данного дела не допущено.

Судом установлено и из материалов дела следует, что Агаркова Н.В. с 1 апреля 2004 г. состояла в трудовых отношениях с ПАО Сбербанк (ранее филиал Акционерного коммерческого Сберегательного банка РФ Тулунское отделение ОСБ N 2420) на основании трудового договора N от 1 апреля 2004 г. Приказом N-кб от 22 сентября 2016 г. Агаркова Н.В. переведена на должность "должность" специализированного дополнительного офиса N.

Приказом "Об оптимизации/перераспределении штатной численности сотрудников ВСП Байкальского Банка ПАО Сбербанк" N от 30 мая 2018 г. в связи с приведением численности сотрудников фронт-офиса к целевой в рамках модели ВСП 3.0, закрытием ВСП N внесены изменения штатной численности, согласно Приложению N.

Приказом "Об изменении штатного расписания" N-кт от 31 мая 2018 г. штатная численность Дополнительного офиса N Иркутского отделения N была сокращена на 1 единицу: с 4 июня 2018 г. из штатного расписания Дополнительного офиса N Иркутского отделения N исключена единица по должности "должность".

13 июня 2018 г. Агарковой Н.В. было вручено уведомление "О сокращении численности" от 9 июня 2018 г. о том, что в соответствии с приказом "Об оптимизации/перераспределении штатной численности сотрудников ВСП Байкальского Банка ПАО Сбербанк" N от 30 мая 2018 г, Приказом "Об изменении штатного расписания" N-кт от 31 мая 2018 г. должность, занимаемая истцом - "должность" (рабочее место - г. Тулун) подлежит сокращению.

29 июня 2018 г. Агарковой Н.В. направлено уведомление посредством электронной почты о том, что на 29 июня 2018 г. в ПАО Сбербанк не имеется свободных должностей для трудоустройства и просьбой ознакомиться с указанным уведомлением. Повторно уведомление направлено в адрес Агарковой Н.В. 2 июля 2018 г. посредством электронной почты.

3 июля 2018 г. составлен Акт о неполучении документа, в связи с тем, что Агаркова Н.В. с уведомлением от 3 июля 2018 г. об отсутствии другой работы отказалась ознакомиться.

13 августа 2018 г. Агарковой Н.В. в связи с предстоящим сокращением штатной единицы по должности было вручено уведомление об отсутствии другой работы, согласно которого на 13 августа 2018 г. в ПАО Сбербанк не имеется свободных должностей для трудоустройства, с данным уведомлением истец ознакомлена 13 августа 2018 г, о чём свидетельствует её подпись.

9 июня 2018 г. уведомлением "О сокращении штата работников организации" о предстоящем изменении организационной структуры в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации уведомлена первичная профсоюзная организация Иркутского отделения N Байкальского Банка.

В Первичную профсоюзную организацию Иркутского отделения N 3 августа 2018 г. направлен запрос на получение мотивированного мнения профсоюзного комитета Иркутского отделения N ПАО Сбербанк, для принятия решения о расторжении трудового договора по инициативе работодателя с Агарковой Н.В.

Решением комитета первичной организации профсоюза работников Иркутского отделения N постановлено дать согласие на расторжение трудового договора с Агарковой Н.В. по сокращению численности штата.

14 августа 2018 г. Агарковой Н.В. вручено уведомление об отсутствии другой работы, согласно которого на 14 августа 2018 г. в ПАО Сбербанк не имеется свободных должностей (вакансий) для трудоустройства, с данным уведомлением истец ознакомлена 14 августа 2018 г, о чём свидетельствует её подпись.

Приказом N-кт от 14 августа 2018 г. истец уволена из ПАО Сбербанк на основании пункта 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации с должности "должность" по сокращению численности штата.

Разрешая спор по существу, установив вышеуказанные обстоятельства, суд первой инстанции на основании совокупности исследованных доказательств, которым дана оценка в совокупности в соответствии со статьёй 67 ГПК РФ, руководствовался положениями статей 81, 179, 180, 373 Трудового кодекса Российской Федерации, разъяснениями, содержащимися в пункте 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации, и пришёл к выводу, что увольнение истца было произведено с соблюдением норм трудового законодательства, увольнение по основанию, предусмотренному по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, было правомерным, поскольку имело место фактическое сокращение численности штата работников, в частности должности "должность" Дополнительного офиса N Иркутского отделения N, в связи с чем не усмотрел правовых оснований для удовлетворения заявленных Агарковой Н.В. требований.

Судебная коллегия по мотивам, изложенным в апелляционном определении, согласилась с данными выводами суда.

Выводы судов первой и апелляционной инстанций в обжалуемых судебных постановлениях обоснованы, мотивированы со ссылкой на представленные доказательства, нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения. Полученные судами сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, оценены судами в их совокупности по правилам статьи 67 ГПК РФ, признаны достаточными и достоверными.

Доводы кассационной жалобы о том, что в протоколе комиссии от 8 июня 2018 г. отражены недостоверные расчёты в отношении истца, неверно отражён показатель производительности, что, по мнению Агарковой Н.В, свидетельствует о недостоверности протокола в указанной части и является основанием для признания его в указанной части недействительным, отмену обжалуемых судебных постановлений не влекут, поскольку правильность выводов судов первой и апелляционной инстанций не опровергают.

Указанные доводы являлись предметом проверки и оценки судов первой и апелляционной инстанций и правомерно отклонены как не нашедшие своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Вопреки доводам жалобы судом первой инстанции проверено, что при рассмотрении кандидатур на сокращение, работодателем учитывались производительность труда, квалификации работников, характеристики работников и по сравнению с другими работниками работодатель учёл, что Агаркова Н.В. имела более низкую производительность труда и исполнительность. При этом для всех сотрудников применялся единых расчёт производительности за период с августа 2017 г. по апрель 2018 г.

Таким образом, доводы жалобы о производительности труда Агарковой Н.В. по сравнению с другими работниками оценивались судами первой и апелляционной инстанций в рамках рассмотрения спора, получили правовую оценку в решении суда и апелляционном определении, и по существу сводятся к оспариванию указанных выше обстоятельств, основанных на оценке доказательств по делу.

Между тем изменение данной оценки не входит в компетенцию суда кассационной инстанции согласно положениям главы 41 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

При рассмотрении кассационной жалобы кассационный суд общей юрисдикции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими (часть 3 статьи 390 ГПК РФ).

Кассационный суд общей юрисдикции, в силу своей компетенции, исходит из признанных установленными судом первой и апелляционной инстанций фактических обстоятельств, проверяя лишь правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судебными инстанциями, поскольку правом переоценки доказательств не наделён.

Довод кассационной жалобы о преимущественном праве Агарковой Н.В. перед другими работниками на оставление на работе в связи с трудовым увечьем, подлежит отклонению, поскольку основан на ошибочном толковании и применении норм материального права, так как в силу части 2 статьи 179 Трудового кодекса Российской Федерации предпочтение в оставлении на работе работников, получивших в период работы у данного работодателя трудовое увечье или профессиональное заболевание, отдаётся при равной производительности труда и квалификации. Вместе с тем судом первой инстанции установлено, что Агаркова Н.В. не имела равной производительности с другими работниками.

Доводы кассационной жалобы о том, что приказ о прекращении трудового договора подписан неуполномоченным лицом были предметом проверки суда апелляционной инстанции и обоснованно отклонены по мотивам, изложенным в апелляционном определении.

Отклоняя доводы Агарковой Н.В. о том, что приказ N-кт от 14.08.2018 о прекращении трудового договора подписан неуполномоченным лицом, судебная коллегия установила, что приказ подписан начальником отдела организационно-кадровой экспертизы управления организационно-кадровой экспертизы и вознаграждения Байкальского банка ПАО Сбербанк Рогачевой О.В, которой переданы полномочия в рамках трудового законодательства.

Доводы заявителя жалобы о том, что доверенность, выданная Р. в порядке передоверия, должна быть нотариально удостоверена, является ошибочным, так как в соответствии с частью 2 пункта 3 статьи 187 Гражданского кодекса Российской Федерации правило о нотариальном удостоверении доверенности, выдаваемой в порядке передоверия, не применяется к доверенностям, выдаваемым в порядке передоверия юридическими лицами, руководителями филиалов и представительств юридических лиц.

Как показал анализ кассационной жалобы её доводы не свидетельствуют о наличии правовых оснований для отмены обжалуемого решения суда и апелляционного определения, поскольку фактически повторяют правовую позицию, выраженную истцом в суде первой и апелляционной инстанциях, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки судов первой и апелляционной инстанций, не опровергают правильности выводов суда первой инстанции, с которыми согласилась судебная коллегия, а лишь выражают несогласие с оценкой судом исследованных по делу доказательств, которым судом дан надлежащий анализ и правильная оценка по правилам статьи 67 ГПК РФ, основаны на неправильном толковании норм действующего законодательства, регулирующего спорные правоотношения, а потому не могут быть приняты во внимание судебной коллегией.

При изложенной совокупности обстоятельств, доводы жалобы нельзя квалифицировать в качестве нарушения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, приведших к судебной ошибке, а потому принятые по делу решение суда и апелляционное определение отмене в кассационном порядке не подлежат.

Руководствуясь статьями 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Октябрьского районного суда г. Иркутска от 4 февраля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 20 июня 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Агарковой Натальи Владимировны - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.