Определение СК по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 14 января 2020 г. по делу N 8Г-3881/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Дударёк Н.Г, судей Жуленко Н.Л, Ковалевской В.В, рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N42RS0013-01-2019-001109-28 по иску Черкасовой В.П. к администрации Междуреченского городского округа Кемеровской области о признании права собственности на жилой дом в порядке приобретательной давности

по кассационной жалобе представителя Черкасовой В.П. - Стукова Ю.И. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 19 сентября 2019 г.

Заслушав доклад судьи Восьмого кассационного суда общей юрисдикции Ковалевской В.В, объяснения представителя Черкасовой В.П. - Стукова Ю.И, поддержавшего кассационную жалобу, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Черкасова В.П. обратилась в суд с иском к администрации Междуреченского городского округа о признании права собственности на жилой дом в порядке приобретательной давности, ссылаясь на то, что она, её дети Черкасов Л.Е, Черкасов С.Е. и её мать Остроухова В.П. проживают в жилом доме по адресу: "адрес" момента приобретения указанного жилого дома ДД.ММ.ГГГГ Жилой дом по адресу: "адрес" она приобрела по расписке от ДД.ММ.ГГГГ, в то время имела фамилию Остроухова. ДД.ММ.ГГГГ она и её дети снялись с регистрационного учета по адресу "адрес", зарегистрироваться в нем вновь не смогли; однако фактически она и члены ее семьи проживали в спорном доме, который из ее владения никогда не выбывал; она и все члены ее семьи зарегистрированы в доме ее сестры по адресу "адрес". Она (истец) неоднократно обращалась к ответчику по вопросу установления права собственности на спорный жилой, но ей было отказано, поскольку домовладение является неплановым, то есть самовольной постройкой. На основании изложенного, истец просила признать за ней право собственности на жилой дом по адресу "адрес" общей площадью "данные изъяты".м. в порядке приобретательной давности.

Определением Междуреченского городского суда Кемеровской области от 16 мая 2019 г. к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Ошлыкова А.Ф.

Решением Междуреченского городского суда Кемеровской области от 24 июня 2019 года исковые требования Черкасовой В.П. к администрации Междуреченского городского округа Кемеровской области о признании права собственности на жилой дом в порядке приобретательной давности удовлетворены; за Черкасовой В.П, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, признано право собственности на жилой дом, расположенный по адресу "адрес", общей площадью 31, 5кв.м.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 19 сентября 2019 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принят новый судебный акт, которым в удовлетворении исковых требований Черкасовой В.П. отказано.

В кассационной жалобе представителя Черкасовой В.П. - Стукова Ю.И. ставится вопрос об отмене апелляционного определения в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Кассатор выражает несогласие с выводом суда апелляционной инстанции о том, что дом является самовольной постройкой; в апелляционном определении не указано, являлся ли дом самовольной постройкой с момента возведения или стал ею после пристройки истцом к нему кухни. Указывает, что на момент возведения спорного дома в соответствии с действовавшим на тот момент законодательством он не мог являться самовольной постройкой; в силу ч. 4 ст. 29 Жилищного кодекса Российской Федерации помещение может быть сохранено в переустроенном и (или) перепланированном состоянии; вывод суда апелляционной инстанции о том, что истцом не представлены доказательства отсутствия нарушения градостроительных норм, отсутствия нарушений прав и законных интересов иных лиц произведенной реконструкцией не основан на материалах дела и установленных судом первой инстанции обстоятельств. Установленные судом первой инстанции обстоятельства об открытом, непрерывном владении истцом спорным домом как своим собственным не опровергнуты в апелляционном определении.

В соответствии с ч. 5 ст. 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее ГПК РФ) судебная коллегия Восьмого кассационного суда общей юрисдикции рассмотрела дело при данной явке.

Изучив материалы дела, выслушав пояснения участвующих в деле лиц, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив законность обжалуемых судебных актов в соответствии с ч. 1 ст. 379.6 ГПК РФ, судебная коллегия Восьмого кассационного суда общей юрисдикции приходит к следующему.

В соответствии со ст. 379.7 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Такие нарушения норм права нарушены судом апелляционной инстанции при рассмотрении данного дела.

Как установлено судом, и следует из материалов дела, жилой дом по адресу "адрес", общей площадью "данные изъяты".м, 1962 года постройки поставлен на технический учет в БТИ г. Междуреченска в 1962 г. и числился: за Чекаловым П.В. (правоустанавливающие документы отсутствуют, имеется запись в инвентарном деле); за Ошлыковой М.П. (правоустанавливающие документы отсутствуют, имеется запись в инвентарном деле); с ДД.ММ.ГГГГ по настоящее время за Остроуховой В.П. на основании заявления от ДД.ММ.ГГГГ, согласованного администрацией г. Междуреченска.

В связи с регистрацией брака ДД.ММ.ГГГГ Остроухова В.П. сменила фамилию на Черкасова.

Согласно договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, составленному в простой письменной форме, Ошлыкова А.Ф. продала Остроуховой В.П. жилой дом по адресу: "адрес" за 40 000 руб.

Согласно домовой книге Остроухова В.П. была зарегистрирована по адресу "адрес" с ДД.ММ.ГГГГ, в связи с регистрацией брака с Черкасовым Е.П. в домовой книге сделана отметка ДД.ММ.ГГГГ о смене фамилии Остроуховой В.П. на Черкасову. Кроме истца в спорном доме были зарегистрированы ее мать Остроухова В.П. ДД.ММ.ГГГГ, сын Черкасов Л.Е. ДД.ММ.ГГГГ, сын Черкасов С.Е. ДД.ММ.ГГГГ

ДД.ММ.ГГГГ истец и ее дети были сняты с регистрационного учета по адресу: "адрес" и зарегистрированы по адресу: "адрес".

Удовлетворяя заявленные исковые требования, суд первой инстанции руководствовался ст. 234 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ), п. 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N10, Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", исходил из того, что Черкасова В.П. приобрела спорный дом у лица, имевшего законное право пользования домом и право на отчуждение дома, Ошлыкова А.Ф. передала Черкасовой В.П. домовую книгу, заявление о разрешении администрацией города оформить дом на нее (Ошлыкову А.Ф.) с одобрительной резолюцией, в связи с чем пришел к выводу о том, что Черкасова В.П. приобрела право собственности на жилой дом по адресу "адрес", в силу приобретательной давности, поскольку она открыто, добросовестно и непрерывно владеет домом как своим собственным имуществом на протяжении более 18 лет.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции, руководствовался п. 1 ст. 218, ст. 222, ст. 225, ст. 234 ГК РФ, ст. 56 ГПК РФ, разъяснениями содержащимися в п. п. 15, 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N10, Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", исходил из того, что по состоянию на 27 сентября 2004 г. спорный жилой дом обладал следующими параметрами: 1962 года постройки, общей площадью 28, 9кв.м, жилой площадью 17, 9кв.м.; по состоянию на 29 апреля 2015 г. конфигурация дома изменилась, общая площадь дома увеличилась до 31, 5кв.м, жилая уменьшилась до 11, 2кв.м, в связи с чем пришел к выводу о реконструкции дома в период владения истца путем возведения к дому кухни. Суд апелляционной инстанции указал, что истец не представила доказательства наличия разрешения на реконструкцию дома, предоставления ей либо прежним владельцам спорного строения земельного участка, на котором расположено это строение, на каком-либо вещном праве, в связи с чем пришел к выводу, что спорный объект недвижимости является самовольной постройкой; предусмотренные ч. 3 ст. 222 ГК РФ условия для признания права собственности на эту постройку не соблюдены, в связи с чем ст. 234 ГК РФ не подлежит применению.

Между тем судами не учтено следующее.

Согласно п. 1 ст. 222 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент рассмотрения дела судом) самовольной постройкой является здание, сооружение или другое строение, возведенные или созданные на земельном участке, не предоставленном в установленном порядке, или на земельном участке, разрешенное использование которого не допускает строительства на нем данного объекта, либо возведенные или созданные без получения на это необходимых в силу закона согласований, разрешений или с нарушением градостроительных и строительных норм и правил, если разрешенное использование земельного участка, требование о получении соответствующих согласований, разрешений и (или) указанные градостроительные и строительные нормы и правила установлены на дату начала возведения или создания самовольной постройки и являются действующими на дату выявления самовольной постройки.

В силу п. 3 ст. 222 ГК РФ право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, на котором создана постройка, при одновременном соблюдении следующих условий: если в отношении земельного участка лицо, осуществившее постройку, имеет права, допускающие строительство на нем данного объекта; если на день обращения в суд постройка соответствует установленным требованиям; если сохранение постройки не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

В этом случае лицо, за которым признано право собственности на постройку, возмещает осуществившему ее лицу расходы на постройку в размере, определенном судом.

В силу п. 1 ст. 234 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент рассмотрения дела судом) лицо - гражданин или юридическое лицо, - не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность). Право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации.

В соответствии с п. 2 ст. 234 ГК РФ до приобретения на имущество права собственности в силу приобретательной давности лицо, владеющее имуществом как своим собственным, имеет право на защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками имущества, а также не имеющих прав на владение им в силу иного предусмотренного законом или договором основания.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности; давностное владение признается открытым, если лицо не скрывает факта нахождения имущества в его владении. Принятие обычных мер по обеспечению сохранности имущества не свидетельствует о сокрытии этого имущества; давностное владение признается непрерывным, если оно не прекращалось в течение всего срока приобретательной давности. В случае удовлетворения иска давностного владельца об истребовании имущества из чужого незаконного владения имевшая место ранее временная утрата им владения спорным имуществом перерывом давностного владения не считается. Передача давностным владельцем имущества во временное владение другого лица не прерывает давностного владения. Не наступает перерыв давностного владения также в том случае, если новый владелец имущества является сингулярным или универсальным правопреемником предыдущего владельца; владение имуществом как своим собственным означает владение не по договору. По этой причине статья 234 Гражданского кодекса Российской Федерации не подлежит применению в случаях, когда владение имуществом осуществляется на основании договорных обязательств (аренды, хранения, безвозмездного пользования и т.п.).

Как указано в абз. 1 п. 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", по смыслу статей 225 и 234 Гражданского кодекса Российской Федерации, право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу, а также на бесхозяйное имущество.

Согласно абз. 1 п. 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" возможность обращения в суд с иском о признании права собственности в силу приобретательной давности вытекает из статей 11 и 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым защита гражданских прав осуществляется судами путем признания права. Поэтому лицо, считающее, что стало собственником имущества в силу приобретательной давности, вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности.

По смыслу указанных выше положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, давностное владение является добросовестным, если, приобретая вещь, лицо не знало и не должно было знать о неправомерности завладения ею. Это относится к случаям, когда вещь приобретается внешне правомерными действиями, однако право собственности в силу тех или иных обстоятельств возникнуть не может. При этом лицо владеет вещью открыто, как своей собственной, то есть вместо собственника, без какого-либо правового основания (титула).

Как следует из материалов дела, до обращения истца в суд с настоящим иском владение жилым домом и земельным участком никем, в том числе местной администрацией, не оспаривалось.

Каких-либо требований о сносе дома к истцу или прежним владельцам по правилам ст. 109 Гражданского кодекса РСФСР и ст. 222 ГК РФ, а также требований об истребовании земельного участка, необходимого для обслуживания дома, не заявлялось.

При этом согласно техническому заключению о состоянии строительных конструкций индивидуального жилого дома по адресу: "адрес", существующие строительные конструкции жилого дома находятся в работоспособном состоянии, пригодны для дальнейшей эксплуатации здания, не создают угрозу жизни и здоровья жильцов; согласно справке государственного инспектора "адрес" и "адрес" по пожарному надзору указанный жилой дом соответствует требованиям пожарной безопасности.

Между тем эти обстоятельства не были предметом исследования и оценки суда апелляционной инстанции.

Согласно ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (ч. 2 ст. 56 ГПК РФ).

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (ч. 1 ст. 67 ГПК РФ).

При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению (ч. 1 ст. 196 ГПК РФ).

В п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" разъяснено, что заявленные требования рассматриваются и разрешаются по основаниям, указанным истцом, а также по обстоятельствам, вынесенным судом на обсуждение в соответствии с ч. 2 ст. 56 ГПК РФ.

В апелляционном определении судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда констатировала, что истец не доказала отсутствие нарушений градостроительных норм, отсутствие нарушений прав и законных интересов иных лиц в результате произведенной реконструкции.

При этом, как следует из протокола судебного заседания суда апелляционной инстанции от 19 сентября 2019 г, на обсуждение сторон не выносились эти юридически значимые по делу обстоятельства; судом первой инстанции также не разъяснялось сторонам, что юридически значимыми по делу обстоятельствами наряду с иными являются соответствие реконструированного жилого дома всем обязательным нормам и правилам, отсутствие нарушения прав и законных интересов иных лиц в связи с произведенной реконструкцией.

Кроме того, судебная коллегия Восьмого кассационного суда общей юрисдикции отмечает, что вопреки выводам суда апелляционной инстанции само по себе отсутствие доказательств предоставления Черкасовой В.П. либо прежним владельцам спорного строение на каком-либо вещном праве земельного участка, на котором расположено это строение, не препятствует приобретению по давности недвижимого имущества, обстоятельства возведения которого неизвестны.

Иной подход ограничивал бы применение ст. 234 ГК РФ и введение в гражданским оборот недвижимого имущества, возведенного в период действия гражданского законодательства, не предусматривающего признание права собственности на самовольную постройку, и в отношении которого истекли сроки предъявления требования о сносе.

С учетом изложенного судебная коллегия Восьмого кассационного суда общей юрисдикции полагает необходимым апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 19 сентября 2019 г. отменить и направить дело на новое апелляционное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, установить обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, правоотношения сторон и разрешить возникший спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь ст. ст. 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 19 сентября 2019 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.