Определение СК по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 09 января 2020 г. по делу N 8Г-466/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Лавник М.В, судей Богдевич Н.В, Кожевниковой Л.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-3893/2019; N 24RS0048-01-2018-015233-79 по иску Кудро Александра Евгеньевича к Закрытому акционерному обществу "Космик" о возложении обязанности, взыскании задолженности по заработной плате, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации за задержку выдачи трудовой книжки, компенсации морального вреда

по кассационной жалобе Кудро Александра Евгеньевича на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 5 июня 2019 г.

Заслушав доклад судьи Восьмого кассационного суда общей юрисдикции Лавник М.В, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Кудро А.Е. обратился в суд с иском к Закрытому акционерному обществу "Космик" (далее по тексту также ЗАО "Космик") о возложении обязанности, взыскании задолженности по заработной плате, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации за задержку выдачи трудовой книжки, компенсации морального вреда.

Требования мотивированы тем, что в период с 11 августа 2018 г. по 31 августа 2018 г. состоял с ЗАО "Космик" в трудовых отношениях, работал в должности официанта. По условиям трудового договора ему была установлена часовая тарифная ставка в размере 68 руб. в час. При трудоустройстве он прошел медосмотр. Однако при выдаче заработной платы работодатель произвел удержание 2200 руб. за прохождение медосмотра. Трудовой договор был расторгнут 30 августа 2018 г. по его инициативе, он был ознакомлен с соответствующим приказом. При расторжении трудового договора окончательный расчет с ним в полном объеме произведен не был. Кроме того, при увольнении работодатель не выдал ему трудовую книжку, в связи с чем, он был лишен возможности трудиться.

Уточнив исковые требования, просил возложить на ответчика обязанность по выдаче трудовой книжки; взыскать с ответчика задолженность по заработной плате в размере 2200 руб. в виде произведенных удержаний за медосмотр, компенсацию отпуска при увольнении в размере 2156, 25 руб, неполученный заработок за время задержки трудовой книжки за период с 31 августа 2018 г. по 19 февраля 2019 г. в размере 83375 руб, компенсацию морального вреда в размере 100000 руб.

Решением Советского районного суда г. Красноярска от 19 февраля 2019 г. постановлено:

Исковые требования Кудро Александра Евгеньевича к Закрытому акционерному обществу "Космик" о возложении обязанности, взыскании задолженности по заработной плате, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации за задержку выдачи трудовой книжки, компенсации морального вреда, удовлетворить.

Взыскать с Закрытого акционерного общества "Космик" в пользу Кудро Александра Евгеньевича задолженность по заработной плате в размере 2200 рублей, компенсацию за неиспользованный отпуск в размере 2524 рубля 23 копейки, компенсацию за задержку выдачи трудовой книжки в размере 96785 рублей 15 копеек, компенсацию морального вреда в размере 1000 рублей, а всего 102509 рублей 98 копеек.

Обязать Закрытое акционерное общество "Космик" выдать Кудро Александра Евгеньевича трудовую книжку.

Взыскать с Закрытого акционерного общества "Космик" государственную пошлину в доход местного бюджета в размере 3830 рублей 20 копеек.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 5 июня 2019 г. постановлено:

Решение Советского районного суда г. Красноярска от 19 февраля 2019 года отменить. Принять по делу новое решение. В удовлетворении исковых требований Кудро Александра Евгеньевича к Закрытому акционерному обществу "Космик" о возложении обязанности выдать трудовую книжку, взыскании задолженности по заработной плате, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации за задержку выдачи трудовой книжки, компенсации морального вреда - отказать.

В кассационной жалобе истец Кудро А.Е. просит об отмене апелляционного определения Красноярского краевого суда от 5 июня 2019 г.

Относительно доводов кассационной жалобы возражений не представлено.

В судебное заседание судебной коллегии по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции стороны, надлежаще извещенные о времени и месте рассмотрения дела, не явились, о причинах неявки не сообщили. На основании части 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции приходит к следующему.

Судом первой инстанции установлено и следует из письменных материалов гражданского дела, что 13 августа 2018 г. между ЗАО "Космик" и Кудро А.Е. заключен трудовой договор на неопределенный срок, согласно которому последний принят на должность официанта ОП в г. Красноярске.

На момент трудоустройства в ЗАО "Космик" у истца имелась личная медицинская книжка, выданная ФБУЗ "Центр гигиены и эпидемиологии по Железнодорожному транспорту" 27 апреля 2018 г.

Истец Кудро А.Е. по направлению работодателя ЗАО "Космик" прошел предварительный медицинский осмотр (обследование), 20 августа 2018 г. ООО "Инфоком-М" ему выдано медицинское заключение о годности и допуске к работе.

Обращаясь в суд с настоящим иском истец ссылался на то, что с 13 по 30 августа 2018 г. он работал официантом в ЗАО "Космик", уволен по собственному желанию, 31 августа 2018 г. был ознакомлен с приказом о прекращении действия трудового договора, при увольнении получил заработную плату за август в размере 11934 руб, однако трудовая книжка ему при увольнении выдана не была, компенсация за неиспользованный отпуск не выплачена.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Кудро А.Е, суд первой инстанции исходил из заключенного сторонами трудового договора, установленного факта работы истца Кудро А.Е. в ЗАО "Космик" в период с 13 августа 2018 г. по 31 августа 2018 г. в должности официанта, отсутствия доказательств, подтверждающих выплату истцу окончательного расчета, выдачи ему трудовой книжки, и обязанности работодателя доказать соблюдения требований законодательства при прекращении трудовых отношений с истцом, законность произведенных удержаний.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об отказе Кудро А.Е. в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции указал на то, что согласно содержанию трудового договора, дата начала исполнения трудовых обязанностей Кудро А.Е. определена после прохождения им медицинского осмотра, при отсутствии установленных противопоказаний к работе в должности официанта. Таким образом, в силу положений статьи 61 Трудового кодекса Российской Федерации заключенный сторонами 13 августа 2018 г. трудовой договор не вступил в законную силу в дату его заключения.

При этом, сведения о его вступлении в законную силу в иную дату, в материалах дела также не содержатся, как и доказательств того, что истец приступил к работе после прохождения медицинского осмотра, либо фактически был допущен до работы ранее и выполнял трудовые обязанности в заявленный в иске период. Также отсутствуют доказательства прекращения ответчиком трудовых отношений 31 августа 2018 г, выплаты заработной платы за спорный период, произведения удержаний в размере 2200 руб. за прохождение медицинского осмотра. Доказательств, подтверждающих, что истец по вине работодателя был лишен возможности трудиться, стороной истца не представлено.

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции находит выводы суда апелляционной инстанции основанными на неправильном толковании и применении норм материального права, и сделанными с существенным нарушением норм процессуального права.

В силу части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, и корреспондирующих ей положений международных правовых актов, в частности статьи 8 Всеобщей декларации прав человека, пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также пункта 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, государство обязано обеспечить осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной, полной и эффективной.

Одной из процессуальных гарантий права на судебную защиту в целях правильного рассмотрения и разрешения судом гражданских дел является норма части 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливающая, что решение суда должно быть законным и обоснованным.

Требованиям законности и обоснованности согласно пункту 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации должно отвечать и апелляционное определение суда апелляционной инстанции.

В пунктах 2 и 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" разъяснено, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствам, не нуждающимся в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Согласно статье 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пунктах 5 и 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству", под уточнением обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, следует понимать действия судьи и лиц, участвующих в деле, по определению юридических фактов, лежащих в основании требований и возражений сторон, с учетом характера спорного правоотношения и норм материального права, подлежащих применению. В случае заблуждения сторон относительно фактов, имеющих юридическое значение, судья на основании норм материального права, подлежащих применению, разъясняет им, какие факты имеют значение для дела и на ком лежит обязанность их доказывания (статья 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). При определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела.

Из изложенных норм процессуального закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что выводы суда об установленных им фактах должны быть основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании. При этом бремя доказывания юридически значимых обстоятельств между сторонами спора подлежит распределению судом на основании норм материального права, регулирующих спорные отношения, а также требований и возражений сторон.

Между тем, апелляционное определение суда апелляционной инстанции указанным требованиям закона и разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации, не соответствует.

Согласно части 1 статьи 15 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения - это отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы) в интересах, под управлением и контролем работодателя, подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

Сторонами трудовых отношений являются работник и работодатель (часть 1 статьи 20 Трудового кодекса Российской Федерации).

Трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом (часть 1 статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации).

Трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен (часть 3 статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации).

В части 1 статьи 56 Трудового кодекса Российской Федерации дано понятие трудового договора как соглашения между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном объеме выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Трудовой договор заключается в письменной форме, составляется в двух экземплярах, каждый из которых подписывается сторонами (часть 1 статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации).

В письменный трудовой договор в обязательном порядке включаются все условия, существенные для работника и для работодателя (часть 2 статьи 303 Трудового кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 61 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор вступает в силу со дня его подписания работником и работодателем, если иное не установлено названным Кодексом, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации или трудовым договором, либо со дня фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя (часть 1 статьи 61 Трудового кодекса Российской Федерации).

Работник обязан приступить к исполнению трудовых обязанностей со дня, определенного трудовым договором (часть 2 статьи 61 Трудового кодекса Российской Федерации).

Если в трудовом договоре не определен день начала работы, то работник должен приступить к работе на следующий рабочий день после вступления договора в силу (часть 3 статьи 61 Трудового кодекса Российской Федерации).

Если работник не приступил к работе в день начала работы, установленный в соответствии с частью второй или третьей статьи 61 названного Кодекса, то работодатель имеет право аннулировать трудовой договор. Аннулированный трудовой договор считается незаключенным. Аннулирование трудового договора не лишает работника права на получение обеспечения по обязательному социальному страхованию при наступлении страхового случая в период со дня заключения трудового договора до дня его аннулирования (часть 4 статьи 61 Трудового кодекса Российской Федерации).

Трудовой договор вступает в силу со дня его подписания работником и работодателем, если иное не установлено трудовым договором, либо со дня фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя. При этом работник обязан приступить к исполнению трудовых обязанностей со дня, определенного трудовым договором.

Следовательно, одним из основных признаков возникновения трудовых отношений является выполнение работником трудовой функции. Факт заключения трудового договора свидетельствует о возникновении между сторонами правоотношений по трудоустройству, которые предшествуют непосредственно трудовым отношениям и заканчиваются, когда работник приступил к выполнению трудовой функции.

Таким образом, работодатель вправе принять решение об аннулировании трудового договора, вследствие чего трудовой договор считается незаключенным, только в случае, если работник не приступил к работе в день начала работы, указанный в трудовом договоре, а если день начала работы в трудовом договоре не определен, то если работник не приступил к работе на следующий рабочий день после вступления трудового договора в силу.

По смыслу взаимосвязанных положений статей 15, 16, 56, 61, части второй статьи 67, статьи 303 Трудового кодекса Российской Федерации, если с работником оформлен трудовой договор в письменной форме и работник приступил к работе, наличие трудового правоотношения презюмируется, в связи с чем, доказательства отсутствия трудовых отношений должен представить работодатель. Поскольку возможность аннулирования работодателем трудового договора закон связывает с тем, что работник не приступил к исполнению трудовых обязанностей в день начала работы, сам факт аннулирования трудового договора нельзя рассматривать в качестве доказательства того, что работник не приступил к работе. При этом работодатель, заключивший с работником в письменной форме трудовой договор, и принявший решение об аннулировании трудового договора с работником, должен представить доказательства, подтверждающие, что работник не приступил к исполнению своих трудовых обязанностей в день начала работы. При разрешении вопроса, имелись ли между сторонами трудовые отношения, суд в силу статей 55, 59 и 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вправе принимать любые средства доказывания, предусмотренные процессуальным законодательством. К таким доказательствам, в частности относятся письменные доказательства, свидетельские показания, аудио- и видеозаписи.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и отказывая Кудро А.Е. в удовлетворении исковых требований к ЗАО "Космик", вследствие неправильного толкования приведенных норм материального права, а также неправильного распределения бремени доказывания имеющих значение для дела обстоятельств, при наличии заключенного между истцом и ответчиком в письменной форме трудового договора, неправомерно возложил на истца обязанность по доказыванию факта трудовых отношений.

В силу положений статей 67, 71, 195 - 198, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, а выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Оценка доказательств и отражение ее результатов в судебном решении является проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, вытекающих из принципа самостоятельности судебной власти, что, однако, не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом. В противном случае нарушаются задачи и смысл гражданского судопроизводства, установленные статьей 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Эти требования процессуального закона, как усматривается из текста обжалуемого апелляционного определения, судом апелляционной инстанции при разрешении спора по иску Кудро А.Е. к ЗАО "Космик" выполнены не были.

С учетом изложенного обжалуемое апелляционное определение нельзя признать законным, оно принято с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемого судебного постановления и направления дела на новое апелляционное рассмотрение в суд апелляционной инстанции - судебную коллегию по гражданским делам Красноярского краевого суда в ином составе судей.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям сторон нормами права и установленными по делу обстоятельствами.

Руководствуясь статьями 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 5 июня 2019 г. отменить, направить дело на новое апелляционное рассмотрение в суд апелляционной инстанции - судебную коллегию по гражданским делам Красноярского краевого суда в ином составе судей.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.