Определение СК по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 12 декабря 2019 г. по делу N 8Г-480/2019

 

Восьмой кассационный суд общей юрисдикции в составе: председательствующего Чуньковой Т.Ю., судей: Вульферт С.В. и Соловьева В.Н., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело N 24RS0028-01-2019-000334-68 по иску Лысенко М. В. к публичному акционерному обществу Банк "ВТБ", обществу с ограниченной ответственностью "Сириус-Трейд" о признании недействительным договора уступки прав (требований) по кассационной жалобе Лысенко М. В. на решение Кировского районного суда г. Красноярска Красноярского края от 6 марта 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 22 мая 2019 г., заслушав доклад судьи Чуньковой Т.Ю., судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Лысенко М.В. обратился в суд с иском к Публичному акционерному обществу Банк "ВТБ" (далее по тексту - ПАО Банк "ВТБ"), обществу с ограниченной ответственностью "Сириус-Трейд" (далее по тексту - ООО "Сириус-Трейд") о признании недействительным договора уступки прав (требований).

Требования мотивированы тем, что ДД.ММ.ГГГГ между ПАО "Банк ВТБ 24" (в настоящее время ПАО Банк "ВТБ") и истцом заключен кредитный договор N.

Сумма задолженности по кредитному договору на 21 сентября 2018 г. составляла 268 231, 41 руб.

ПАО Банк "ВТБ" уступил свои права требования по указанному кредитному договору N от ДД.ММ.ГГГГ ООО "Сириус-Трейд" на основании договора уступки прав (требований) N от 21 сентября 2018 г.

Истец полагает, что в кредитном договоре не предусмотрена возможность уступки прав требования кредитором третьим лицам. Положения кредитного договора об уступке прав (требований) выполнены машинописным способом с использованием компьютера, строка или графа для выражения согласия/несогласия заемщика с указанным пунктом отсутствует (то есть отсутствует возможность заемщика выразить свою волю), подпись заемщика под данным пунктом также отсутствует, что противоречит Федеральному закону "О потребительском кредите (займе)". Считает, что сделка, заключенная между ПАО Банк "ВТБ" и ООО "Сириус-Трейд" по уступке прав (требований), нарушает его права и интересы как должника, поскольку происходит перемена лица в обязательстве, при этом указанное лицо не является кредитной организацией, в связи с чем ухудшается положение истца как лица - непрофессионального участника коммерческого оборота.

Истец просил суд признать недействительным договор уступки прав (требований) N от 21 сентября 2018 года, заключенный между ПАО Банк "ВТБ" и ООО "Сириус-Трейд", и применить последствия недействительности сделки.

Решением Кировского районного суда г. Красноярска от 6 мая 2019 года в удовлетворении исковых требований Лысенко М.В. к ПАО Банк "ВТБ", ООО "Сириус-Трейд" о признании недействительным договора уступки прав (требований) N от 21 сентября 2018 г, заключенного между ПАО Банк "ВТБ" и ООО "Сириус-Трейд", а также о применении последствий недействительности сделки отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 22 мая 2019 г. решение Кировского районного суда г. Красноярска от 6 марта 2019 г. оставлено без изменения, апелляционная жалоба представителя Лысенко М.В. - Антонова А.А. - без удовлетворения.

В кассационной жалобе Лысенко М.В. просит отменить решение суда первой инстанции и апелляционное определение суда апелляционной инстанции, указывая, что в нарушение положений пункта 13 части 9 статьи 5 Федерального закона N 353-ФЗ от 21 декабря 2013 г. "О потребительском кредите (займе)" кредитным договором от ДД.ММ.ГГГГ, заключенным с ответчиком ПАО Банк "ВТБ", не предусмотрена возможность запрета заемщиком уступки кредитором третьим лицам прав (требований), напротив, предусмотрено только выраженное согласие банку уступить права (требования). Полагает, что заемщик должен иметь возможность не согласиться с условием об уступке кредитором третьим лицам прав (требований) по договору потребительского кредита (займа), так как оно носит индивидуальный характер и должно быть обязательно согласовано заемщиком и кредитором.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций, в пределах доводов, содержащихся в кассационной жалобе, суд не находит оснований для отмены обжалуемых судебных постановлений судов первой и апелляционной инстанций.

В соответствии с частью первой статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Предусмотренных законом оснований для изменения или отмены решения суда первой инстанции и апелляционного определения судом не установлено.

Из материалов дела следует, что ДД.ММ.ГГГГ между Лысенко М.В. и ПАО "Банк ВТБ 24" был заключен кредитный договор N.

21 сентября 2018 г. между ПАО Банк "ВТБ" и ООО "Сириус-Трейд" заключен договор уступки прав (требований) N, о чем заемщик Лысенко М.В. уведомлен 13 декабря 2018 года (л.д.11).

Истец Лысенко М.В. полагает, что уступка прав (требований) нарушает его права и интересы как должника, ссылается, что условия договора не позволяли ему выразить несогласие с условием договора о согласии на уступку прав (требований), в связи с чем просил признать недействительным договор уступки прав (требований) от 21 сентября 2018 г, заключенный между ПАО Банк "ВТБ" и ООО "Сириус-Трейд".

Суды первой и апелляционной инстанции пришли к обоснованному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) граждане и юридические лица свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

На основании пункта 1 статьи 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

В соответствии со статьей 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение (пункт 1).

Договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной (пункт 2)

На основании статьи 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона (пункт 1).

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (пункт 2).

Статьей 383 ГК РФ установлены права, которые не могут переходить к другим лицам. Так, не допускается переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью.

Согласно пунктам 1 - 3 статьи 388 ГК РФ уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону.

Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты за пользование ею, а также предусмотренные кредитным договором иные платежи, в том числе связанные с предоставлением кредита.

Согласно статье 12 Федерального закона от 21 декабря 2013 г. N 353-ФЗ "О потребительском кредите (займе)" (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) кредитор вправе осуществлять уступку прав (требований) по договору потребительского кредита (займа) третьим лицам, если иное не предусмотрено федеральным законом или договором, содержащим условие о запрете уступки, согласованное при его заключении в порядке, установленном настоящим Федеральным законом. При этом заемщик сохраняет в отношении нового кредитора все права, предоставленные ему в отношении первоначального кредитора в соответствии с федеральными законами (часть 1).

При уступке прав (требований) по договору потребительского кредита (займа) кредитор вправе передавать персональные данные заемщика и лиц, предоставивших обеспечение по договору потребительского кредита (займа), в соответствии с законодательством Российской Федерации о персональных данных (часть 2).

В соответствии с частью 9 статьи 5 Федерального закона "О потребительском кредите (займе)" индивидуальные условия договора потребительского кредита (займа) согласовываются кредитором и заемщиком индивидуально и включают в себя, среди прочих, возможность запрета уступки кредитором третьим лицам прав (требований) по договору потребительского кредита (займа) (пункт 13).

В соответствии с частью 12 статьи 5 Федерального закона "О потребительском кредите (займе)" индивидуальные условия договора потребительского кредита (займа), указанные в части 9 настоящей статьи, отражаются в виде таблицы, форма которой установлена нормативным актом Банка России, начиная с первой страницы договора потребительского кредита (займа), четким, хорошо читаемым шрифтом.

Указанием Центрального Банка Российской Федерации от 23 апреля 2014 г. N 3240-У "О табличной форме индивидуальных условий договора потребительского кредита (займа)" утверждена табличная форма индивидуальных условий договора потребительского кредита (займа), и соответствующая графа напротив строки N 13 именуется "Условие об уступке кредитором третьим лицам прав (требований) по договору". Конкретное содержание и форма изложения указанного условия не установлены, что дает возможность изложения содержания данного условия по усмотрению сторон договора.

В соответствии со статьей 7 Федерального закона "О потребительском кредите (займе)" заемщик вправе сообщить кредитору о своем согласии на получение потребительского займа на условиях, указанных в индивидуальных условиях договора потребительского кредита, в течение пяти рабочих дней со дня предоставления заемщику индивидуальных условий договора, если больший срок не установлен кредитором (часть 7).

Из приведенных норм закона следует, что уступка прав (требований) по договору потребительского кредита допускается во всех случаях, кроме тех, когда такая уступка прямо запрещена законом или условиями договора.

Уступка прав (требований) по кредитному договору, не запрещена законом и индивидуальными условиями договора потребительского кредита от ДД.ММ.ГГГГ, заключенного между Лысенко М.В. и ПАО "Банк ВТБ 24".

Пунктом 13 индивидуальных условий кредитного договора установлено, что заемщик не запрещает (выражает согласие) Банку уступить права (требования), принадлежащие Банку по договору, а также передать связанные с правами (требованиями) документы и информацию третьему лицу, в том числе лицу, не имеющему лицензии на осуществление банковский операций.

Согласно нормам действующего законодательства, истец вправе был выразить свою волю на изложение пункта 13 индивидуальных условий кредитного договора в иной редакции, в том числе установить запрет на уступку прав (требований) по кредитному договору.

Доводы истца о том, что положения кредитного договора N от ДД.ММ.ГГГГ об уступке прав (требований) являются типовыми, и он был лишен возможности выразить свою волю, не подтверждены доказательствами. Истец не представил доказательств того, что он выражал несогласие с указанным условием договора, либо был лишен возможности повлиять на содержание индивидуальных условий кредитного договора.

Суд первой инстанции правильно указал, что индивидуальные условия договора представляют собой оферту кредитора, которую клиент принимает добровольно, имея право заявить о несогласии с теми или иными предлагаемыми положениями.

В силу статей 382, 383, 388 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка права (требования) предусмотрена и не противоречит закону, и не лишает силы уступку по денежному обязательству даже в том случае, когда между должником и кредитором имеется соглашение об ограничении или о запрете уступки.

Таким образом, сама по себе уступка права (требования) не противоречит закону.

При таких обстоятельствах требование истца о признании договора уступки права (требования), заключенного между сторонами, не может быть признано обоснованным. Обстоятельств, свидетельствующих о нарушении прав истца при заключении оспариваемого договора не установлено.

Согласно пункту 1 статьи 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В соответствии со статьей 168 ГК РФ за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (пункт 1).

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (пункт 2).

Доводы кассационной жалобы истца фактически повторяют его правовую позицию, изложенную в исковом заявлении и в ходе судебного разбирательства в судах первой и апелляционной инстанций, и вновь содержит указание на то, что предлагаемые индивидуальные условия кредитного договора не предоставляли возможность выразить несогласие с условием о праве кредитной организации на уступку права (требования).

Судами дана оценка данному доводу ответчика. Данных, свидетельствующих о том, что ответчик отказал в изменении редакции указанного условия, и, что истец имел намерение изменить указанное условие договора, выражал несогласие с ним, не имеется.

Лысенко М.В. на момент заключения кредитного договора согласился со всеми предлагаемыми условиями, о чем свидетельствует факт подписания им договора. Договор заключен без оговорок, что означает, что соглашение обо всех условиях договора, в том числе в части уступки прав (требований) между сторонами достигнуто.

Суд апелляционной инстанции также обоснованно отметил, что перемена лиц в обязательстве права Лысенко М.В. как потребителя банковской услуги не нарушает, так как не влияет на объем прав и обязанностей истца, как заемщика по кредитному договору, при этом правовая природа отношений сторон кредитного договора не предполагает наличие личных отношений между кредитором, выдавшим кредит, не связано неразрывно с личностью.

Принимая во внимание изложенное, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены постановлений суда первой и апелляционной инстанции, так как в кассационной жалобе не приведены доводы, свидетельствующие о том, что судами допущены такие нарушения, которые влекут отмену судебных постановлений в кассационном порядке.

Выводы судов, содержащиеся в решении и апелляционном определении, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судами, при этом судом первой и апелляционной инстанции не допущено нарушений либо неправильного применения норм материального права или норм процессуального права, которые привели или могли привести к принятию неправильного судебного постановления.

Руководствуясь статьями 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Кировского районного суда г. Красноярска Красноярского края от 6 марта 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 22 мая 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Лысенко М. В. ? без удовлетворения.

 

Председательствующий Т.Ю. Чунькова

 

Судьи С.В. Вульферт

В.Н. Соловьев

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.