Определение СК по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 12 декабря 2019 г. по делу N 8Г-821/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Лавник М.В, судей Латушкиной С.Б. и Богдевич Н.В, с участием прокурора восьмого (апелляционно-кассационного) отдела (с дислокацией в г. Кемерово) управления по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе Генеральной прокуратуры Российской Федерации Рубана А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-388/2019 (УИД: 38RS0019-01-2019-000321-40) по иску Балаценко Ирины Александровны к Акционерному обществу "Связь объектов транспорта и добычи нефти" о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, по кассационной жалобе Балаценко Ирины Александровны на решение Падунского районного суда г. Братска Иркутской области от 28 марта 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 11 июля 2019 г.

Заслушав доклад судьи Восьмого кассационного суда общей юрисдикции Латушкиной С.Б, выслушав объяснения представителя Акционерного общества "Связь объектов транспорта и добычи нефти" Милик Т.В, выступающую по доверенности и полагавшую кассационную не подлежащей удовлетворению, заключение прокурора восьмого (апелляционно-кассационного) отдела (с дислокацией в г. Кемерово) управления по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе Генеральной прокуратуры Российской Федерации Рубана А.В, полагавшего кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению, судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Балаценко И.А. обратилась в суд с иском к Акционерному обществу "Связь объектов транспорта и добычи нефти" (далее - АО "Связьтранснефть") в котором, с учётом уточнения исковых требований, просила признать незаконным: увольнение по приказу о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнение) от 17 января 2019 г. N по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, приказ филиала АО "Связьтранснефть" - "Прибайкальское Производственно-Техническое Управление Связи" (далее также - АО "Связьтранснефть" - "Прибайкальское ПТУС") от 17 января 2019 г. N "О результатах служебного расследования; восстановить Балаценко И.А. на работе в прежней должности - "должность" филиала АО "Связьтранснефть" - "Прибайкальское ПТУС"; взыскать с АО "Связьтранснефть" в пользу Балаценко И.А. заработную плату за время вынужденного прогула за период с 30 января 2019 г. по день восстановления на работе, компенсацию морального вреда в размере 101 000 руб, 16 коп.

В обоснование требований Балаценко И.А. указала, что с 9 февраля 2009 г. осуществляла трудовую деятельность в филиале АО "Связьтранснефть" - "Прибайкальское ПТУС" в должности "должность".

17 января 2019 г. приказом N от 17 января 2019 г. о прекращении (расторжении) трудового договора с работником уволена по пункту 5 части 1 статьи 814 Трудового кодекса Российской Федерации за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарные взыскания.

В качестве оснований к увольнению в приказе указано на приказы филиала АО "Связьтранснефть" - "Прибайкальское ПТУС" "О применении дисциплинарного взыскания" от 18 апреля 2018 г. N и от 23 апреля 2018 г. N, а также приказ филиала АО "Связьтранснефть" - "Прибайкальское ПТУС" от 17 января 2019 г. N "О результатах служебного расследования", мотивированное мнение ОППО АО "Связьтранснефть" от 17 января 2019 г.

Истец считает, что приказ об увольнении издан с нарушением требований частей 4, 5, 6 статьи 193 Трудового кодекса Российской Федерации, дисциплинарное взыскание по результатам служебного расследования согласно приказу по основной деятельности от 17 января 2019 г. N, приказом работодателя не оформлялось, к истцу не применялось и не могло быть применено, период совершения вменяемых проступков находится за пределами шести месяцев со дня совершения. За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание, а по приказам N от 18 апреля 2018 г, N от 23.04.2018, указанным в приказе о прекращении трудового договора, к истцу уже были применены меры дисциплинарного взыскания.

Незаконными действиями работодателя Балаценко И.А. причинён моральный вред, который выразился в "данные изъяты", приведшем к "данные изъяты", вызову скорой медицинской помощи на рабочее место, который она оценивает в 101 000 руб. 16 коп.

Решением Падунского районного суда г. Братска Иркутской области от 28 марта 2019 г, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 11 июля 2019 г, в удовлетворении исковых требований Балаценко И.А. отказано.

В поданной Балаценко И.А. кассационной жалобе ставится вопрос об отмене решения Падунского районного суда г. Братска Иркутской области от 28 марта 2019 г. и апелляционного определения Иркутского областного суда от 11 июля 2019 г, как незаконных.

Относительно доводов кассационной жалобы заместителем прокурора прокуратуры Иркутской области Бабенко В.В, представителем ответчика АО "Связьтранснефть" Матвиивой О.И. принесены письменные возражения.

В судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции Балаценко И.А, надлежаще извещённая о времени и месте рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, не явилась, сведений о причинах неявки не представила. На основании части 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившегося истца Балаценко И.А.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, письменных возражений на неё заместителя прокурора прокуратуры Иркутской области Бабенко В.В, представителя АО "Связьтранснефть" Матвиивой О.И, Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции находит жалобу не подлежащей удовлетворению.

Согласно части 1 статьи 379.7 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Как следует из обжалуемых судебных постановлений, таких нарушений судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении данного дела не допущено.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Балаценко И.А. состояла в трудовых отношениях с ответчиком АО "Связьтранснефть" (филиал "Прибайкальское ПТУС") с 9 февраля 2009 г. по 17 января 2019 г. по трудовому договору N от 9 февраля 2009г.

С 1 июля 2014 г. Балаценко И.А. занимала должность "должность" филиала АО "Связьтранснефть" - "Прибайкальское ПТУС".

В соответствии с трудовым договором, в редакции дополнительного соглашения от 12 августа 2015 г, должностная инструкция N от 12 августа 2015 г. является неотъемлемой частью трудового договора.

Согласно указанной должностной инструкции "должность" филиала АО "Связьтранснефть" - "Прибайкальское ПТУС", с которой Балаценко И.А. была ознакомлена 12 августа 2015 г, "должность" относится к категории руководителей, подчиняется непосредственно директору филиала, должен знать нормативные и методические материалы, касающиеся деятельности Общества, правила внутреннего трудового распорядка, основы трудового законодательства Российской Федерации.

В соответствии с коллективным договором АО "Связьтранснефть" на 2019-2021 годы, принятым на конференции работников 12 апреля 2018 г. протокол N, вступившим в законную силу 1 января 2019 г, расторжение трудового договора в соответствии с пунктами 2, 3 или 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации с работником, являющимся членом профсоюза, производится с учётом мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации.

Из материалов дела следует, что приказом N от 18 апреля 2018 г. Балаценко И.А. привлечена к дисциплинарной ответственности в виде замечания за необеспечение безусловного и точного выполнения Положения о коммерческой тайне АО "Связьтранснефть", Регламента предоставления доступа к информационным ресурсам ОАО "Связьтранснефть" за неисполнение должностных обязанностей, предусмотренных пунктом 3.1.6 должностной инструкции.

Также, приказом N от 23 апреля 2018 г. Балаценко И.А. привлечена к дисциплинарной ответственности в виде замечания за несоблюдение моральных и этических норм и принципов корпоративных взаимоотношений и поведения работников.

Вступившим в законную силу 1 ноября 2018 г. решением Падунского районного суда г. Братска Иркутской области от 18 июля 2018 г. в удовлетворении требований Балаценко И.А. о признании незаконным приказом N от 18 апреля 2018 г. и N от 23 апреля 2018 г. отказано.

На основании приказа директора филиала N от 19 декабря 2018 г. в связи с обнаружением в службе организации делопроизводства грубых нарушений установленного порядка учёта, передачи и хранения документов "Для служебного пользования", документов, содержащих конфиденциальную информацию и коммерческую тайну, проведено служебное расследование. Поводом для проведения служебного расследования послужила докладная записка П. от 17 декабря 2018 г.

По результатам служебного расследования, проведённого комиссией в период с 19 декабря 2018 г. по 28 декабря 2018 г, комиссия пришла к выводу, что "должность" Балаценко И.А. нарушила требования пп. 8.1.3, 8.3.1 Положения о коммерческой тайне АО "Связьтранснефть" (СТН-01.120.00-СВТН.01-014-15); пп. 11.3.4.1, 11.3.4.2, 11.3.6.1, 13.2.1, 13.2.7, 13.6.1 Инструкции по делопроизводству в АО "Связьтранснефть" (И-01.120.00-СВТН.01-001-16); пп. 2.1.5, 2.2.3.3, 2.2.14, 2.2.15, 2.2.16, Положения о службе организации делопроизводства филиала АО "Связьтранснефть" - "Прибайкальское ПТУС" N 83 от 31 августа 2015 г.; пп. 3.2, 4.5, п. 5.3 Положения о порядке изготовления, использования и хранения печатей и штампов (СТП-01.01-74.15.00-СТН-003-1-06), п. 3.1.6, 3.1.14 должностной инструкции N 310 "должность".

В связи с выявленными нарушениями у Балаценко И.А. работодателем были затребованы объяснения 26 декабря 2018 г, которые представлены истцом 14 января 2019 г.

По результатам служебного расследования издан приказ N от 17 января 2019 г. "О результатах служебного расследования", которым за ненадлежащее исполнение пунктов 3.1.14, 3.1.6 должностной инструкции от 12 августа 2015 г. N 310, выразившихся в невыполнении требований Положения о коммерческой тайне АО "Связьтранснефть", Инструкции по делопроизводству в АО "Связьтранснефть", Положения о службе организации делопроизводства филиала АО "Связьтранснефть" - "Прибайкальское ПТУС", Положения о порядке изготовления, использования и хранения печатей и штампов, приказано применить к Балаценко И.А. дисциплинарное взыскание в установленном трудовым законодательством порядке, в том числе указать Балаценко И.А. на слабую организацию работы в службе, на необходимость неукоснительного соблюдения локальных нормативных актов АО "Связьтранснефть".

Приказом N от 17 января 2019 г. Балаценко И.А. уволена по пункту 5 части 1 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

В качестве оснований в приказе указаны: приказы филиала АО "Связьтранснефть" - "Прибайкальское ПТУС" "О применении дисциплинарного взыскания" от 18 апреля 2018 г. N и от 23 апреля 2018 г. N, приказ филиала АО "Связьтранснефть" - "Прибайкальское ПТУС" от 17 января 2019 г. N "О результатах служебного расследования", мотивированное мнение ОППО АО "Связьтранснефть" от 17 января 2019 г.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Балаценко И.А, суд первой инстанции исходил из того, что факт неоднократного неисполнения Балаценко И.А. трудовых обязанностей имел место и подтверждается актом служебного расследования, а также исследованными судом доказательствами, поэтому у работодателя имелись основания для увольнения Балаценко И.А. по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, сроки привлечения истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения ответчиком не нарушены, при увольнении ответчиком были соблюдены требования статей 192, 193 Трудового кодекса Российской Федерации.

При этом суд первой инстанции указал, что, несмотря на то, что часть вменяемых истцу нарушений своих трудовых обязанностей, перечисленных в приказе N от 17 января 2019 г, судом признана необоснованными, ввиду пропуска шестимесячного срока, установленного статьёй 193 Трудового кодекса Российской Федерации, данное обстоятельство не является основанием для признания оспариваемого приказа N от 17 января 2019 г. незаконным в целом, поскольку работодатель указывает в приказе на ряд нарушений, допущенных работником, тогда как каждое из них в отдельности при определённых условиях может явиться самостоятельным и достаточным основанием для привлечения работника к дисциплинарной ответственности.

Судебная коллегия по мотивам, изложенным в апелляционном определении, согласилась с данными выводами суда.

Выводы судов первой и апелляционной инстанций являются правильными, соответствуют требованиям закона, сомнений у суда кассационной инстанции не вызывают.

Частью 2 статьи 21 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что работник обязан, в частности, добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, соблюдать трудовую дисциплину, соблюдать требования по охране труда и обеспечению безопасности труда.

В соответствии с частью 1 статьи 22 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель имеет право требовать от работников исполнения ими трудовых обязанностей, соблюдения правил внутреннего трудового распорядка; привлекать работников к дисциплинарной и материальной ответственности в порядке, установленном Трудовым кодексом Российской Федерации, иными федеральными законами.

За совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям (часть 1 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации).

Частью 5 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации определено, что при наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершённого проступка и обстоятельства, при которых он был совершён.

К дисциплинарным взысканиям, в частности, относится увольнение работника по основанию, предусмотренному пунктом 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (часть 3 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации).

Пунктом 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Порядок применения дисциплинарных взысканий установлен статьёй 193 Трудового кодекса Российской Федерации.

Статьёй 193 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт. Непредоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания. Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учёт мнения представительного органа работников. Дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки - позднее двух лет со дня его совершения. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу. За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание. Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трёх рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт (части 1 - 6 данной статьи).

Если в течение года со дня применения дисциплинарного взыскания работник не будет подвергнут новому дисциплинарному взысканию, то он считается не имеющим дисциплинарного взыскания (часть 1 статьи 194 Трудового кодекса Российской Федерации).

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 33 названного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, при разрешении споров лиц, уволенных по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено. Применение к работнику нового дисциплинарного взыскания, в том числе и увольнение по пункту 5 части 1 статьи 81 Кодекса, допустимо также, если неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей продолжалось, несмотря на наложение дисциплинарного взыскания.

По делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, на ответчике лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что: совершённое работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора; работодателем были соблюдены предусмотренные частями 3 и 4 статьи 193 Трудового кодекса Российской Федерации сроки для применения дисциплинарного взыскания (подпункты 1, 2 пункта 34 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации").

При рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, или об оспаривании дисциплинарного взыскания следует учитывать, что неисполнением работником без уважительных причин является неисполнение трудовых обязанностей или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.) (абзац первый пункта 35 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации").

Из приведённых норм Трудового кодекса Российской Федерации и разъяснений постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что за совершение работником дисциплинарного проступка работодатель вправе применить к нему дисциплинарное взыскание. Дисциплинарным проступком является виновное, противоправное неисполнение или ненадлежащее исполнение работником возложенных на него трудовых обязанностей, выразившееся в нарушении трудового законодательства, положений трудового договора, правил внутреннего трудового распорядка, должностной инструкции или локальных нормативных актов работодателя, непосредственно связанных с деятельностью работника.

Работник может быть уволен на основании пункта 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации только при условии неоднократного нарушения работником трудовых обязанностей без уважительных причин. Нарушение трудовых обязанностей признаётся неоднократным, если, несмотря на дисциплинарное взыскание, которое не снято и не погашено, со стороны работника продолжается или вновь допускается виновное неисполнение или ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей. В этом случае к работнику возможно применение нового дисциплинарного взыскания, в том числе в виде увольнения.

Для обеспечения объективной оценки фактических обстоятельств, послуживших основанием для увольнения работника, и для предотвращения необоснованного применения к работнику дисциплинарного взыскания работодателю необходимо соблюсти установленный законом порядок применения к работнику дисциплинарного взыскания, в том числе затребовать у работника письменное объяснение. За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание. При проверке в суде законности увольнения работника по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, какие конкретно нарушения трудовых обязанностей были допущены по вине работника, явившиеся поводом к его увольнению, могли ли эти нарушения являться основанием для расторжения трудового договора, а также доказательства соблюдения порядка привлечения работника к дисциплинарной ответственности и того, что при наложении на работника дисциплинарного взыскания учитывались тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершён.

Отказывая Балаценко И.А. в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции правильно применил нормы трудового законодательства, определяющие условия и порядок увольнения работника по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, а также разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению, верно установилимеющие значение для разрешения настоящего спора обстоятельства и пришёл к правильному выводу о наличии у работодателя оснований для привлечения Балаценко И.А. к дисциплинарной ответственности в виде увольнения по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, поскольку факт систематического неисполнения или ненадлежащего исполнения ею трудовых обязанностей ответчиком доказан и нашёл подтверждение в ходе судебного разбирательства.

Доводы кассационной жалобы о том, что факт совершения истцом вменяемых ответчиком нарушений Положения о коммерческой тайне АО "Связьтранснефть", Инструкции по делопроизводству АО "Связьтранснефть", должностной инструкции, опровергается материалами дела, признаются несостоятельными, поскольку они опровергаются представленными в материалы дела доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку в соответствии с требованиями статьи 67 ГПК РФ.

Так, судом установлено и материалами дела подтверждается, что Балаценко И.А. являлась ответственным лицом за организацию и ведение конфиденциального делопроизводства в филиале АО "Связьтранснефть"-"Прибайкальское ПТУС" на основании приказа N от 6 апреля 2017 г.

30 августа 2018 г. Балаценко И.А. выдала инженеру Р, временно исполняющего обязанности директора, распоряжение АО "Связьтранснефть" от 27 августа 2018 г. N " "данные изъяты"", учётный номер N от 30 августа 2018 г, расписавшемуся в получении конфиденциального документа в персональном реестре учёта носителей ДСП N от 31 мая 2016 г, впоследствии данный документ был возвращён 1 октября 2018 г. Балаценко И.А, о чём также имеется подпись Р. в персональном реестре, при этом подпись Балаценко И.А. в реестре о его получении отсутствует, что является нарушением пунктов 11.3.4.1, 11.3.4.2 Инструкции по делопроизводству в АО "Связьтранснефть". При этом местонахождение документа после его возврата должным образом Балаценко И.А. зафиксировано не было в учётной документации, имелись лишь недостоверные сведения о его местонахождении, что в дальнейшем повлекло необходимость его поиска.

В соответствии с пунктом 16.1.2 Положения о коммерческой тайне АО "Связьтранснефть" служебная информация ограниченного распространения (ДСП) относится к конфиденциальной информации. В соответствии с пунктом 8.1.3 Положения о коммерческой тайне АО "Связьтранснефть" работники, допущенные к конфиденциальной информации, обязаны соблюдать установленные в Обществе правила работы с конфиденциальными документами, порядок их учёта, хранения, передачи и уничтожения.

Судом на основании совокупности исследованных доказательств установлено, что Балаценко И.А, являясь "должность" нарушила порядок выдачи, учёта и хранения документов ДСП, не оформив должным образом передачу конфиденциального документа исполняющему обязанности директора Р. и его возврат исполнителю в отдел конфиденциального делопроизводства, внесла недостоверные сведения о его местонахождении в учётные документы, а также не обеспечила своевременный возврат исполненного документа в Общество. При этом судом установлено, что о необходимости возврата документа после его исполнения Балаценко И.А. достоверно знала, однако до момента его обнаружения комиссией (26 ноября 2018 г.) документ находился без движения в закрытом файловом шкафу N.

Также суд установил, что Балаценко И.А. нарушила порядок ведения учёта (регистрации) документов ДСП, выявленных при осмотре помещения N, а именно ведение двух журналов с одинаковым наименованием "Журнал регистрации входящих документов, содержащих служебную информацию ограниченного распространения гриф "ДСП" под номенклатурными номерами 06-02.3-19 и 06-02.03-19, начатых 9 января 2018 г, что создало предпосылки к утрате документов ДСП, чем нарушила требования пункта 13.2.1 Инструкции по делопроизводству в АО "Связьтранснефть". Организованный таким образом учёт конфиденциальных документов противоречит установленному в Обществе порядку и локальным нормативным актам.

Исследовав и оценив представленные сторонами доказательства, дав надлежащую оценку доводам и пояснениям сторон, показаниям свидетелей в их совокупности в соответствии с требованиями статьи 67 ГПК РФ, суд установил, что Балаценко И.А, являясь ответственным лицом за организацию и ведение конфиденциального делопроизводства в филиале АО "Связьтранснефть"-"Прибайкальское ПТУС" допустила нарушения требований пункта 8.1.3 Положения о коммерческой тайне АО "Связьтранснефть", пунктов 11.3.4.1, 11.3.4.2, 13.2.1 Инструкции по делопроизводству в АО "Связьтранснефть", пункта 3.1.6 должностной инструкции N 310 "должность".

Выводы суда первой инстанции мотивированы со ссылкой на представленные доказательства, нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения. Полученные судом сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, оценены судом в их совокупности по правилам статьи 67 ГПК РФ, признаны достаточными и достоверными.

Выражая несогласие с судебными актами, заявитель приводит доводы, которые получили правовую оценку в решении суда и апелляционном определении, и по существу сводятся к оспариванию указанных выше обстоятельств, основанных на оценке доказательств по делу.

Между тем изменение данной оценки не входит в компетенцию суда кассационной инстанции согласно положениям главы 41 ГПК РФ.

При рассмотрении кассационных жалоб кассационный суд общей юрисдикции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими (часть 3 статьи 390 ГПК РФ).

Кассационный суд общей юрисдикции, в силу своей компетенции, исходит из признанных установленными судом первой и апелляционной инстанций фактических обстоятельств, проверяя лишь правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судебными инстанциями, поскольку правом переоценки доказательств не наделён.

Ссылка заявителя жалобы на отказ в истребовании документа N несостоятельна, поскольку, как следует из материалов дела, данный документ был исследован судом, что отражено в протоколе судебного заседания.

Довод заявителя в кассационной жалобе о том, что суд не допросил в качестве свидетелей, присутствовавших при вскрытии шкафа N, а также свидетеля, оформлявшего письмо N в Общество с приложением N, не могут служить основанием для отмены по существу правильного решения суда.

Согласно положениям статей 56, 59, 67 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне их надлежит доказывать, принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Таким образом, в силу закона право определения доказательств, имеющих значение для дела, как и право решения вопроса о целесообразности приобщения доказательств, принадлежит суду, рассматривающему делу по существу.

При этом, как следует из материалов дела, стороной истца о вызове свидетелей не заявлялось.

Указание в жалобе о том, что Балаценко И.А. не была ознакомлена с коллективным договором АО "Связьтранснефть" и иными локальными нормативными актами работодателя, не является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений.

Действительно, согласно статье 22 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель обязан знакомить работников под роспись с принимаемыми локальными нормативными актами, непосредственно связанными с их трудовой деятельностью, однако законодателем не установлено, что невыполнение работодателем этой обязанности ведёт к недействительности принятых локальных нормативных актов.

Представленными в дело доказательствами подтверждено, что Балаценко И.А, являясь "должность" филиала АО "Связьтранснефть" - "Прибайкальское ПТУС", ответственным лицом за организацию и ведение конфиденциального делопроизводства в филиале, в силу занимаемой должности обязана в своей работе руководствоваться локальными нормативными актами и обеспечивать соблюдение требований локальных нормативных актов.

То обстоятельство, что из вменённых нарушений требований нормативных документов, часть требований судом признана необоснованными, вопреки доводам кассационной жалобы, не является основанием для признания оспариваемого Балаценко И.А. приказа N от 17 января 2019 г. "О результатах служебного расследования" недействительным в целом, поскольку, как верно указано судами первой и апелляционной инстанций, каждое нарушение, указанное в данном приказе, может являться самостоятельным и достаточным основанием для привлечения работника к дисциплинарной ответственности.

Вопреки доводам кассационной жалобы, суд пришёл к правильному выводу, что у ответчика имелись основания для применения к истцу дисциплинарного взыскания в виде увольнения по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации. При увольнении был соблюден установленный законом порядок применения дисциплинарного взыскания, так как имеется неоднократность неисполнения работником без уважительных причин своих трудовых обязанностей, работодателем были учтены тяжесть совершённого проступка и обстоятельства, при которых он был совершён, до издания приказа об увольнении у истца были затребованы письменные объяснения по обстоятельствам совершения вменяемого ей дисциплинарного проступка, сроки применения дисциплинарного взыскания в виде увольнения ответчиком, с учётом отпусков и периодов нетрудоспособности, нарушены не были, при избрании вида дисциплинарной ответственности работодателем учитывалось предшествующее поведение работника и его отношение к труду, работодателем было запрошено мотивированное мнение первичной профсоюзной организации о даче согласия на увольнение Балаценко И.А. по основаниям пункта 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации и такое мнение профсоюзным органом было представлено.

Принцип неоднократности ненадлежащего исполнения Балаценко И.А. без уважительных причин возложенных на неё трудовых обязанностей в данном случае был соблюден: на Балаценко И.А. ранее наложены дисциплинарные взыскания приказом N от 18 апреля 2018 г, приказом N от 23 апреля 2018 г. в виде замечания; решением Падунского районного суда г. Братска от 18 апреля 2018 г, оставленным без изменения апелляционным определением Иркутского областного суда от 1 ноября 2018 г, в иске Балаценко И.А. о признании данных приказов незаконными отказано.

При выборе вида дисциплинарного взыскания и оценке тяжести допущенного проступка, ответчиком учтено наличие неснятых дисциплинарных взысканий, иных претензий со стороны работодателя относительно нарушений требований локальных нормативных актов и распорядительных документов.

Приведённые в кассационной жалобе доводы заявителя о том, что при наложении дисциплинарного взыскания работодателем не учитывалась тяжесть совершённого проступка, предшествующее поведение истца, период работы, по существу сводятся к оспариванию установленных судом фактических обстоятельств дела, переоценке доказательств и, как следствие, к разъяснению обстоятельств настоящего дела с изложением позиции стороны истца относительно возникшего спора и собственного мнения истца о правильности разрешения дела, в связи с чем, изложенные доводы не могут служить основанием для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

Доводы заявителя о том, что она не была ознакомлена работодателем с актом служебного расследования, выводы которого были положены в основу решения об увольнении, являлись предметом проверки судов первой и апелляционной инстанций, им дана надлежащая правовая оценка.

Ссылка в жалобе о том, что решение суда не содержит требования о признании незаконным приказа "О результатах служебного расследования" от 17 января 2019 г. N и отсутствует принятое по нему решение несостоятельна, поскольку, как следует из решения суда, судом дана оценка данному приказу и в удовлетворении требований о признании данного приказа незаконным Балаценко И.А. отказано.

Довод жалобы о дискриминации трудовых прав истца является несостоятельным, поскольку признаки дискриминации, перечисленные в статье 3 Трудового кодекса Российской Федерации, в действиях работодателя судом не установлены.

Бремя доказывания дискриминации со стороны работодателя лежит на истце.

При разрешении заявленных истцом требований, ни в суде первой инстанции, ни в суде апелляционной инстанции дискриминации истца как работника со стороны работодателя не установлено и доказательств наличия дискриминации истцом не представлено.

Довод кассационной жалобы о том, что суд первой инстанции при разрешении спора вышел за пределы заявленных истцом требований, нарушив нормы процессуального права, не может быть принят во внимание кассационным судом общей юрисдикции в качестве основания для отмены оспариваемых судебных постановлений, поскольку в настоящем случае исковые требования Балаценко И.А. разрешены в соответствии с законом на основании установленных юридических фактах, нарушений норм материального и процессуального права не усматривается.

Доводы кассационной жалобы на то, что председательствующий по делу судья Б. подлежала самоотводу ввиду того, что принимала участие при рассмотрении дела о признании незаконными приказов о применении дисциплинарных взысканий N от 18 апреля 2018 г. и N от 23 апреля 2018 г. в качестве председательствующего судьи, не могут служить основанием для отмены постановленного решения, поскольку основаны на неверном толковании норм процессуального права.

Доказательств тому, что при рассмотрении данного гражданского дела имели место обстоятельства, указанные в статье 16 ГПК РФ суду первой и апелляционной инстанций представлено не было.

В кассационной жалобе указывается на то, что судом не разрешён заявленный истцом отвод. Вместе с тем в материалах дела отсутствует мотивированное ходатайство об отводе судьи, согласно протоколу судебного заседания соответствующее ходатайство истцом не заявлялось.

Доводы кассационной жалобы относительно неполноты протокола судебного заседания суда первой инстанции, в части не внесения в протокол заявленного истцом ходатайства об отводе судьи, объективно ничем не подтверждены, в связи с чем подлежат отклонению.

Довод о нарушении судом первой инстанции срока изготовления мотивированного решения, не свидетельствует о существенном нарушении норм процессуального права.

Ссылка в жалобе на то, что суд апелляционной инстанции не направил истцу письменные возражения ответчика, повлечь отмену оспариваемых судебных постановлений не может, так как на правильность выводов судов не влияет.

Следует учесть, что истец не была лишена возможности ознакомиться с материалами настоящего гражданского дела до его рассмотрения в суде апелляционной инстанции, и изложить свои доводы с учётом возражений ответчика на апелляционную жалобу истца или непосредственно в заседании судебной коллегии.

Как показал анализ кассационной жалобы, её доводы не могут служить основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений.

Судами первой и апелляционной инстанций не допущено нарушений норм материального или процессуального права, повлиявших на исход дела, влекущих отмену или изменение принятых по настоящему делу судебных постановлений по тем доводам, которые изложены в кассационной жалобе.

Таким образом, при изложенной совокупности обстоятельств, доводы жалобы нельзя квалифицировать в качестве нарушения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, приведших к судебной ошибке, а потому принятые по делу решение суда и апелляционное определение отмене в кассационном порядке не подлежат.

Руководствуясь статьями 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Падунского районного суда г. Братска Иркутской области от 28 марта 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 11 июля 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Балаценко Ирины Александровны - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.