Определение СК по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 16 января 2020 г. по делу N 8Г-1682/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего ФИО16 Л.Н, судей ФИО22 Е.В, ФИО21 Н.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Насонова Юрия Генриховича к Федеральному государственному казенному образовательному учреждению высшего образования "Университет прокуратуры Российской Федерации" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда

по кассационной жалобе Федерального государственного казенного образовательного учреждения "Университет прокуратуры Российской Федерации" в лице представителя ФИО18 Виктории Константиновны на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 июля 2019 года.

Заслушав доклад судьи ФИО16 Л.Н, объяснения представителя ответчика ФИО18 В.К, истца ФИО20 Ю.Г, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации ФИО23 В.М, полагавшего апелляционное определение подлежащим отмене, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

установила:

ФИО20 Ю.Г. обратился в суд с иском к Федеральному государственному казенному образовательному учреждению высшего образования "Университет прокуратуры Российской Федерации" (далее также - ФГКОУ ВО "Университет прокуратуры Российской Федерации", Университет) о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований ФИО20 Ю.Г. ссылался на то, что на основании трудового договора от 16 июня 2010 г. N N и дополнительного соглашения к нему он состоял в трудовых отношениях с ФГКОУ ВО "Университет прокуратуры Российской Федерации", с 11 мая 2015 г. замещал должность "данные изъяты" Научно-исследовательского института Академии Генеральной прокуратуры РФ. Приказом от 25 июня 2018 г. N N он освобожден от занимаемой должности с 28 июня 2018 г. по пункту 2 части 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ (сокращение штата работников организации), с выплатой выходного пособия при увольнении.

По мнению истца, увольнение является незаконным, произведено с нарушением действующего трудового законодательства, поскольку реального сокращения численности и штата в Университете места не имело, фактически ответчиком были созданы новые подразделения путем слияния (укрупнения) и выделения; общая штатная численность работников не уменьшилась; помимо того, истцу при увольнении не предложены все свободные вакантные должности, соответствующие его квалификации, а равно нижестоящие должности; ответчиком не рассмотрен вопрос о праве истца на преимущественное оставление на работе. Указал, что незаконными действиями ответчика истцу причинен моральный вред.

Решением Преображенского районного суда г. Москвы от 16 января 2019 года в удовлетворении иска ФИО20 Ю.Г. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 июля 2019 года (с учетом определения от 4 сентября 2019 года об исправлении описки) решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым ФИО20 Ю.Г. восстановлен на работе в ФГКОУ ВО "Университет прокуратуры Российской Федерации" в должности "данные изъяты" Научно-исследовательского института Университета. В его пользу с ответчика взыскан средний заработок за время вынужденного прогула в сумме "данные изъяты" руб, компенсация морального вреда "данные изъяты" руб.

В кассационной жалобе ответчиком ставится вопрос об отмене апелляционного определения.

Определением судьи Второго кассационного суда общей юрисдикции ФИО28 Л.Н. от 12 декабря 2019 г. кассационная жалоба принята к производству суда и передана с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

В заседании суда кассационной инстанции представитель ответчика ФИО18 В.К. поддержала доводы кассационной жалобы, истец ФИО20 Ю.Г. просил кассационную жалобу оставить без удовлетворения.

В своем заключении прокурор Генеральной прокуратуры Российской Федерации ФИО23 В.М. полагала апелляционное определение подлежащим отмене.

Выслушав объяснения сторон, заключение прокурора, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции находит кассационную жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права (ст. 379.7 ГПК РФ).

Такого характера существенные нарушения норм материального и норм процессуального права судом апелляционной инстанции были допущены и выразились в следующем.

Согласно пункту 2 части 1 статьи 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

В силу статьи 180 ТК РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью третьей статьи 81 настоящего Кодекса.

Увольнение по указанному основанию допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором (часть 3 статьи 81).

Расторжение трудового договора с работником по пункту 2 части 1 статьи 81 ТК РФ возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (статья 179 ТК РФ) и был предупрежден персонально не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (часть 2 статьи 180 ТК РФ).

Согласно разъяснению, данному в пункте 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", в соответствии с частью 3 статьи 81 Кодекса увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. Судам следует иметь в виду, что работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности.

Как установлено судом и следует из материалов дела, на основании трудового договора от 16 июня 2010 г. N N и приказа от 16 июня 2010 г. N N ФИО20 Ю.Г. принят на федеральную государственную службу в ФГКОУ ВПО "Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации" на государственную должность заведующего отделом проблем участия прокурора в гражданском и арбитражном судопроизводстве, прокурорского надзора за исполнением законов в исполнительном производстве и в сфере административных правонарушений Научно-исследовательского института.

Соглашением от 2 августа 2011 N N, заключенным между сторонами по делу, наименование отдела, в котором работал истец, изменено на отдел проблем участия прокурора в гражданском и арбитражном процессе, прокурорского надзора за исполнением законов в исполнительном производстве НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ.

На основании соглашения об изменении условий трудового договора от 10 августа 2015 г. и приказа от 10 августа 2015 г. N N ФИО20 Ю.Г. назначен на должность ведущего научного сотрудника отдела проблем участия прокурора в гражданском, арбитражном и административном процессе Научно-исследовательского института Академии Генеральной прокуратуры РФ.

Пунктом 9 трудового договора от 16 июня 2010 г. N N предусмотрено, что трудовой договор может быть прекращен по основаниям и в порядке установленными Федеральным законом "О прокуратуре Российской Федерации" и Трудовым кодексом Российской Федерации. Индивидуальные трудовые споры по вопросам исполнения настоящего трудового договора рассматриваются и разрешаются в порядке, установленном Трудовым кодексом Российской Федерации.

Согласно Уставу Федерального государственного казенного образовательного учреждения высшего образования "Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации", утвержденному приказом Генерального прокурора Российской Федерации 28 сентября 2015 года (л.д. 48 т.1), учредителем Академии является Российская ФедерациЯ, функции и полномочия которого выполняет Генеральная прокуратура Российской Федерации (пункт 1.5); Академия осуществляет свою деятельность, в том числе в соответствии с организационно-распорядительными документами Генерального прокурора Российской Федерации и настоящим уставом (пункт 1.12).

С учетом последующих изменений, внесенных в Устав, ФГКОУ ВО "Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации" переименовано в ФГКОУ ВО "Университет прокуратуры Российской Федерации" (л.д. 123 т.1).

В структуру Университета входят Научно-исследовательский институт и филиалы: Иркутский юридический институт, Казанский юридический институт, Крымский юридический институт, Санкт-Петербургский юридический институт.

В целях оптимизации структуры и повышения эффективности деятельности Университета Генеральным прокурором Российской Федерации 12 марта 2018 г. издан приказ за N 13-ш (с учетом уточнения, внесенного приказом от 17 марта 2018 г. N 15-ш) о частичном изменении структуры и штатного расписания Университета прокуратуры Российской Федерации (л.д. 129-135, 136 т.1).

Названным приказом Генерального прокурора РФ в Университете и его подразделениях (филиалах), включая Научно-исследовательский институт, Казанский юридический институт, Крымский юридический институт, были ликвидированы некоторые кафедры, отделы, исключены должности; за счет высвободившейся штатной численности образованы новые кафедры, отделы с установлением новых должностей, помимо того, некоторые кафедры и отделы были переименованы.

Приказом ректора Университета от 9 апреля 2018 г. N N в порядке реализации приказов Генерального прокурора Российской Федерации от 12 марта 2018 г. N 13-ш " и от 17 марта 2018 г. N 15-ш внесены соответствующие изменения в штатное расписание Университета, всего высвобождено 54 единицы, в том числе в НИИ были ликвидированы 3 отдела общей штатной численностью 24 единицы (пункт 1.2 приказа, л.д. 138 т.1), а также исключены 13 должностей и штатных единиц (пункт 2.2 приказа, л.д. 139 т.1).

За счет высвободившейся штатной численности в Университете и его подразделениях (филиалах) названным приказом ректора были образованы новые кафедры и отделы, установлена штатная численность отделов, ряд штатных единиц передан филиалам Университета, расположенным в других регионах Российской Федерации.

В НИИ были образованы (пункт 3.2 приказа):

отдел научного обеспечения прокурорского надзора и укрепления законности в социально-экономической сфере, штатной численностью 13 единиц;

отдел научного обеспечения предупреждения преступности, штатной численностью 6 единиц;

лаборатория криминологического обеспечения прокурорской деятельности, штатной численностью 6 единиц.

Также ряд отделов НИИ был переименован (пункт 5.2 приказа), в частности, отдел проблем участия прокурора в гражданском, арбитражном и административном процессе был переименован в отдел научного обеспечения участия прокурора в гражданском, арбитражном и административном процессе, производстве по делам об административных правонарушениях (л.д. 144 т.1).

В соответствии с указанным выше приказом ректора в отделе проблем участия прокурора в гражданском, арбитражном и административном процессе НИИ, в котором истец замещал государственную должность, были исключены из штатного расписания должности ведущего научного сотрудника, старшего научного сотрудника, научного сотрудника и младшего научного сотрудника.

То есть должность ведущего научного сотрудника, занимаемая истцом, была исключена из штатного расписания и подлежала сокращению.

Уведомлением ФГКОУ ВО "Университет прокуратуры Российской Федерации" от 28 апреля 2018 г. ФИО20 Ю.Г. был предупрежден о сокращении его должности и предстоящем увольнении на основании пункта 2 части 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ с 28 июня 2018 г.

Сведений о предложении ему вакантных должностей уведомление не содержало.

С названным уведомлением истец ознакомлен 28 апреля 2018 г.

Приказом ФГКОУ ВО "Университет прокуратуры Российской Федерации" от 25 июня 2018 г. N N ФИО20 Ю.Г. уволен с занимаемой должности с 28 июня 2018 г. на основании пункта 2 части 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, с выплатой выходного пособия. Причитающиеся ему выплаты произведены.

Разрешая спор, суд первой инстанции установил, что фактическое сокращение штата в ФГКОУ ВО "Университет прокуратуры Российской Федерации" имело место; общее штатное расписание Университета (включая НИИ и филиалы) на 2018 год было утверждено Генеральным прокурором РФ на 298 единиц, после реализации приказов Генерального прокурора РФ по состоянию на 2019 год в штате значилось 292 единицы.

Должность, замещаемая истцом, была реально сокращена и исключена из штатного расписания ответчика.

Порядок увольнения ФИО20 Ю.Г. по пункту 2 части 1 ст. 81 ТК РФ работодателем соблюден, поскольку о предстоящем сокращении он был уведомлен надлежащим образом и в установленный срок; вакантных должностей, которые мог бы занять истец с учетом его квалификации и опыта работы, ученого звания, у ответчика в период со дня предупреждения ФИО20 Ю.Г. об увольнении и до дня издания приказа об его увольнении, не имелось.

Судом установлено, что должности во вновь образованных отделах НИИ не являлись свободными, так как были предложены работодателем иным сотрудникам института, также попавшим под сокращение в процессе реализации приказов Генерального прокурора РФ об оптимизации.

При издании приказа ректор действовал в пределах своей компетенции и в соответствии с распоряжением учредителя образовательной организации.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об удовлетворении иска, судебная коллегия исходила из того, что в нарушение части 3 статьи 81 Трудового кодекса РФ работодатель не предложил истцу для замещения должности, являвшиеся вакантными в течение всего периода проведения мероприятий по сокращению численности или штата работников.

Так, судом апелляционной инстанции установлено, что в период с момента уведомления истца о предстоящем увольнении в связи с сокращением должности и увольнением (с 28 апреля 2018 г. по 28 июня 2018 г.) у ответчика имелась вакантная должность заведующего организационно-контрольным отделом Университета прокуратуры, которая истцу не предлагалась.

Данная должность 24 мая 2018 года была предложена для замещения ФИО39 О.А, состоявшей в должности старшего научного сотрудника отдела научного обеспечения участия прокурора в гражданском, арбитражном процессе, производстве по делам об административных правонарушениях НИИ. С учетом полученного согласия, приказом ректора Университета от 24 мая 2018 г. N N ФИО39 О.А. освобождена от занимаемой должности старшего научного сотрудника НИИ и назначена на должность заведующего организационно-контрольным отделом Университета.

При этом освободившаяся 24 мая 2018 г. должность старшего научного сотрудника отдела научного обеспечения участия прокурора в гражданском, арбитражном процессе, производстве по делам об административных правонарушениях НИИ истцу до дня его увольнения предложена не была. Равно истцу не предложены иные вакантные должности, имеющиеся у ответчика.

В соответствии с частью 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

В пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" (далее - постановление Пленума о судебном решении) разъяснено, что решением является постановление суда первой инстанции, которым дело разрешается по существу.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пунктах 2 и 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении", решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению (статья 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Как разъяснено в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции", судам необходимо учитывать, что по смыслу статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

Таким образом, апелляционное определение также должно соответствовать общим требованиям, предъявляемым к решению суда статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, то есть должно быть законным и обоснованным.

Названным требованиям закона и разъяснениям о порядке его применения апелляционное определение не отвечает.

Так, судом первой инстанции установлено, что в ФГКОУ ВО "Университет прокуратуры Российской Федерации", включая его структурные единицы, в 2018 году имело место сокращение штата сотрудников.

Данный вывод суда первой инстанции судом апелляционной инстанции не опровергнут.

Из материалов дела следует, что наряду с должностью истца, под сокращение попал ряд иных должностей НИИ и Университета в целом; в отношении сотрудников, замещавших эти должности, у работодателя также имелось обязательство по соблюдению порядка увольнения, предусмотренного частью 3 статьи 81 Трудового кодекса РФ.

Согласно уведомлению от 19 апреля 2018 г. ФИО39 О.А, замещавшая должность старшего научного сотрудника отдела проблем участия прокурора в гражданском, арбитражном и административном процессе НИИ, была предупреждена работодателем о предстоящем высвобождении с 19 июня 2018 года на основании пункта 2 ч.1 ст. 81 Трудового кодекса РФ (л.д. 132 -133 т.2).

27 апреля 2018 года работодателем предложена ФИО39 О.А. для замещения должность старшего научного сотрудника во вновь образованном в НИИ отделе научного обеспечения участия прокурора в гражданском, арбитражном и административном процессе, производства по делам об административных правонарушениях (л.д. 135 т.2).

Истец ФИО20 Ю.Г. получил уведомление о предстоящем высвобождении 28 апреля 2018 года.

То есть, ФИО20 Ю.Г. получил уведомление о предстоящем увольнении после того как соответствующее уведомление было вручено ФИО39 О.А. и имевшаяся на момент уведомления истца вакантная должность старшего научного сотрудника отдела научного обеспечения участия прокурора в гражданском, арбитражном и административном процессе, производства по делам об административных правонарушениях НИИ уже была предложена другому работнику, подпадавшему под сокращение ФИО39 О.А.).

Уведомление от 27 апреля 2018 г. не содержало срока, в течение которого ФИО39 О.А. должна была сообщить работодателю о своём намерении занять предложенную должность либо отказаться от неё.

Таким образом, названное предложение работодателя являлось актуальным на весь период действия предупреждения ФИО39 О.А. о предстоящем высвобождении замещаемой ею должности, в данном случае до 19 июня 2018 года.

24 мая 2015 года ректором Университета предложена ФИО39 О.А. для замещения должность заведующего организационно-контрольным отделом Университета прокуратуры РФ, на что получено согласие работника (л.д. 136 т.2), и приказом ректора Университета от 24 мая 2018 года ФИО39 О.А. назначена на указанную должность с 25 мая 2015 года (л.д. 157 т.2).

Сделав вывод о том, что после назначения ФИО39 О.А. на новую должность, освободившаяся должность являлась вакантной, но не была предложена истцу, суд апелляционной инстанции не учел, что 26 и 27 мая 2018 года являлись выходными днями, а 28 мая 2017 года эта должность в порядке части 3 ст. 81 Трудового кодекса РФ была предложена другому сотруднику Университета - ФИО52 Е.Г, также подпадавшей под сокращение (л.д. 134 т.2).

От замещения предложенной работодателем должности старшего научного сотрудника отдела научного обеспечения участия прокурора в гражданском, арбитражном и административном процессе, производства по делам об административных правонарушениях НИИ ФИО52 Е.Г. отказалась только 4 июля 2018 года, т.е. уже после того как истец был уволен с работы по сокращению штата (л.д. 134 т.2).

При таких обстоятельствах полагать, что истцу в нарушение части 3 ст. 81 Трудового кодекса РФ не была предложена названная выше должность, у суда апелляционной инстанции не имелось.

В материалы дела ответчиком представлены справки о результатах организационно-штатных мероприятий по оптимизации работы Университета, в которых отражено перемещение сотрудников Университета и НИИ во вновь образованные кафедры и отделы. Однако суд апелляционной инстанции им оценки не дал и не привел в апелляционном определении доказательств о наличии у ФИО20 Ю.Г. преимущества перед другими высвобождаемыми работниками на оставление на работе.

Наличие у истца высшего юридического образования и ученой степени кандидата юридических наук, само по себе, а также с учетом специфики института, не свидетельствует о преимущественном праве на оставление на работе по отношению с иными сотрудниками Университета прокуратуры РФ, также подлежавшими высвобождению с замещаемых должностей.

Судом апелляционной инстанции в апелляционном определении не дан анализ должностным регламентам (инструкциям) относительно требований к претендентам на замещаемые должности, на что указывалось ответчиком в ходе разрешения спора, а равно не учтены показатели эффективности деятельности сотрудников НИИ Университета прокуратуры в 2018 году, т.е. перед высвобождением работников.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и норм процессуального права являются существенными и непреодолимыми, могут быть устранены только посредством отмены апелляционного определения и направления дела на новое апелляционное рассмотрение.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 379.6, 390 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 июля 2019 года отменить, дело направить на новое апелляционное рассмотрение в Московский городской суд.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.