Определение СК по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 21 января 2020 г. по делу N 8Г-3463/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего ФИО16 Л.Н, судей ФИО17 Е.В, ФИО18 Н.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Государственного учреждения - Главное управление Пенсионного фонда Российской Федерации N 6 по г. Москве и Московской области к ФИО19 Галине Николаевне о взыскании неосновательного обогащения

по кассационной жалобе Государственного учреждения - Главное управление Пенсионного фонда Российской Федерации N 6 по г. Москве и Московской области в лице представителя ФИО20 Владимира Юрьевича на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 октября 2019 г.

Заслушав доклад судьи ФИО16 Л.Н, объяснения представителя ГУ - ГУ ПФ РФ N 6 по г. Москве и Московской области по доверенности ФИО22 О.В, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Государственное учреждение - Главное управление Пенсионного фонда Российской Федерации N 6 по г. Москве и Московской области (далее - УПФ РФ N 6 по г. Москве и Московской области, пенсионный орган) обратилось в суд с иском к ФИО23 А.Н. о взыскании незаконно полученных денежных средств в виде излишне выплаченной пенсии по старости в размере "данные изъяты" руб. "данные изъяты" коп. за период с августа 2004 года по октябрь 2016 года, процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме "данные изъяты" руб, судебных расходов по оплате государственной пошлины.

В обоснование иска пенсионный орган ссылался на то, что с 18 августа 2004 г. ФИО23 А.Н. являлся получателем трудовой пенсии по старости на территории Российской Федерации. 18 августа 2016 г. в адрес УПФ РФ N 6 поступил запрос ГУ - ОПФ РФ по г. Севастополю, в котором содержалась информация о том, что ФИО23 А.Н. с 6 декабря 2006г. в "адрес" районе г. Севастополя Украины также была назначена трудовая пенсия по старости, основанием для назначения которой послужил, в том числе паспорт гражданина Украины, выданный ФИО23 А.Н. 16 июня 1998 г. "адрес" РО УМВД Украины по г. Севастополю. Таким образом, в действиях ФИО23 А.Н. усматривается умысел, направленный на неосновательное обогащение за счет государственных средств. Действия ФИО23 А.Н. привели к двойному назначению пенсии и причинению ущерба Пенсионному фонду РФ.

24 февраля 2017 г. ФИО23 А.Н. умер.

Протокольным определением Бабушкинского районного суда г. Москвы от 19 февраля 2018 г. произведена замена ответчика ФИО23 А.Н. его правопреемником - наследником ФИО19 Г.Н.

Решением Бабушкинского районного суда г. Москвы от 14 марта 2018 г. исковые требования ГУ - ГУ ПФ РФ N 6 по г. Москве и Московской области удовлетворены частично; с ФИО19 Г.Н. в пользу истца взыскано неосновательное обогащение в размере "данные изъяты" руб. "данные изъяты" коп, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере "данные изъяты" руб. "данные изъяты" коп, госпошлина в размере "данные изъяты" руб. "данные изъяты" коп.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 октября 2019 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении заявленного иска.

В кассационной жалобе ГУ - ГУ ПФ РФ N 6 по г. Москве и Московской области в лице представителя ФИО20 В.Ю. ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии от 4 октября 2019 г. и оставлении в силе решения суда первой инстанции от 14 марта 2018 г.

Определением судьи Второго кассационного суда общей юрисдикции ФИО16 Л.Н. от 22 ноября 2019 г. кассационная жалоба ГУ - ГУ ПФ РФ N 6 по г. Москве и Московской области принята к производству суда и передана с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Представитель ГУ- ГУ ПФ РФ N 6 по г. Москве и Московской области по доверенности ФИО22 О.В. в заседании суда кассационной инстанции поддержала доводы кассационной жалобы, просила апелляционное определение отменить, оставить в силе решение суда первой инстанции.

ФИО19 Г.Н. в судебное заседание судебной коллегии не явилась, о месте и времени извещена надлежащим образом, о причинах своей неявки суду не сообщила, ходатайства об отложении дела слушанием не заявляла.

В соответствии с п. 5 ст. 379.5 Гражданского процессуального кодекса РФ суд кассационной инстанции считает возможным рассмотреть дело при данной явке.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции приходит к выводу о наличии оснований для отмены апелляционного определения.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права (ст. 379.7 ГПК РФ).

Такого характера нарушения норм материального права и норм процессуального права судом апелляционной инстанции были допущены и выразились в следующем.

Как установлено судом и следует из материалов дела, ФИО23 А.Н, 1947 года рождения, 18 августа 2004 г. обратился в ГУ - ГУ ПФ РФ N 6 по г. Москве и Московской области с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии по старости, приложив к заявлению трудовую книжку, справку о периодах льготной работы и представив паспорт гражданина Российской Федерации. Трудовая пенсия по старости на территории Российской Федерации ему назначена с даты обращения.

18 августа 2016 г. в адрес истца поступил запрос ГУ - ОПФ РФ по г. Севастополю, в котором сообщалось, что ФИО23 А.Н. с 6 декабря 2006 г. была назначена пенсия по возрасту управлением Пенсионного фонда Украины в "адрес" районе г. Севастополя. Основанием для назначения пенсии послужили представленные ФИО23 А.Н. документы: трудовая книжка, справки о периодах льготной работы и паспорт гражданина Украины.

С учетом указанных сведений с февраля 2016 г. выплата пенсии ФИО23 А.Н. на территории Российской Федерации была приостановлена.

24 февраля 2017 г. ФИО23 А.Н. умер.

Наследником по завещанию к имуществу умершего является его супруга ФИО19 Г.Н, которая в предусмотренном законом порядке приняла наследство.

Разрешая спор, оценив представленные сторонами доказательства, руководствуясь положениями Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", требованиями ст.ст. 1102, 1107, 1112, 1142, 1175 ГК РФ, принимая во внимание разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, данные в постановлении от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", суд первой инстанции пришел к выводу об удовлетворении исковых требований ГУ - ГУ ПФ РФ N 6 по г. Москве и Московской области в части взыскания с ФИО19 Г.Н. неосновательного обогащения в размере "данные изъяты" руб. "данные изъяты" коп.

При этом суд исходил из того, что в нарушение требований закона ФИО23 А.Н. при назначении пенсии по старости в Российской Федерации не сообщил пенсионному органу достоверную информацию о наличии у него гражданства Украины, а в последующем, являясь получателем пенсии на территории Российской Федерации, оформил пенсию на территории Украины, также не поставив об этом в известность пенсионный орган в Российской Федерации.

В результате, Пенсионному фонду РФ был причинен ущерб в размере общей суммы пенсии, излишне выплаченной на территории Российской Федерации за период с 18 августа 2004 г. по февраль 2016 г, а на стороне ФИО23 А.Н. возникло неосновательное обогащение в названном размере.

Так как ФИО23 А.Н. на дату смерти 24 февраля 2017 года не возместил истцу ущерб, то суд первой инстанции пришел к выводу о том, что обязанность по возмещению ущерба лежит на наследнике умершего - ФИО19 Г.Н.

С ответчика в пользу пенсионного органа также взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 7 сентября 2016 г. по 27 января 2017 г. в размере "данные изъяты" руб. "данные изъяты" коп.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая УПФ N 6 в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции исходил из того, что поскольку на момент смерти ФИО23 А.Н. решение уполномоченного органа либо судебный акт о взыскании с пенсионера излишне выплаченной пенсии отсутствовали, то соответственно правовых оснований для взыскания с ФИО19 Г.Н. как наследника неосновательного обогащения не имеется.

Между тем такой вывод суда апелляционной инстанции основан на неверном применении и толковании норм материального права.

В соответствии с п. 2 ст. 25 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (далее - Федеральный закон от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ), действующего на момент назначения пенсии Угланову А.Н, в случае, если представление недостоверных сведений или несвоевременное представление сведений, предусмотренных п. 4 ст. 23 настоящего Федерального закона, повлекло за собой перерасход средств на выплату трудовых пенсий, виновные лица возмещают Пенсионному фонду Российской Федерации причиненный ущерб в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

В случае, если представление недостоверных сведений или несвоевременное представление сведений, предусмотренных пунктом 4 статьи 23 названного федерального закона, повлекло за собой перерасход средств на выплату трудовых пенсий, виновные лица возмещают Пенсионному фонду Российской Федерации причиненный ущерб в порядке, установленном законодательством Российской Федерации (пункт 2 статьи 25 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации").

В случаях невыполнения или ненадлежащего выполнения обязанностей, указанных в пункте 1 данной статьи, и выплаты в связи с этим излишне выплаченных сумм трудовой пенсии работодатель и пенсионер возмещают пенсионному органу, производящему выплату трудовой пенсии, причиненный ущерб в порядке, установленном законодательством Российской Федерации (пункт 3 статьи 25 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации").

Аналогичные положения об ответственности виновных лиц в случае предоставления ими недостоверных сведений или несвоевременного предоставления сведений о наступлении обстоятельств, влекущих за собой изменение размера страховой пенсии или прекращение ее выплаты, предусмотрены статьей 28 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 400-ФЗ "О страховых пенсиях", вступившего в силу с 1 января 2015 г.

Пунктом 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 Кодекса.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки.

Из приведенных норм материального права в их системной взаимосвязи следует, что обязанность извещать орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, о наступлении обстоятельств, влекущих за собой изменение размера трудовой пенсии или прекращение ее выплаты, законом возложена на пенсионера, который несет ответственность за достоверность сведений, представляемых им для установления и выплаты пенсии. В случае неисполнения им указанной обязанности, если это повлекло за собой перерасход средств на выплату пенсии, пенсионер должен возместить органу, осуществляющему пенсионное обеспечение, неосновательно полученную таким пенсионером сумму пенсии.

Согласно пункту 1 статьи 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

В силу пункта 1 статьи 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно. Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Как разъяснено в пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", в состав наследства входит принадлежавшее наследодателю на день открытия наследства имущество, в частности: вещи, включая деньги и ценные бумаги (ст. 128 Гражданского кодекса Российской Федерации); имущественные права (в том числе права, вытекающие из договоров, заключенных наследодателем, если иное не предусмотрено законом или договором; исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации; права на получение присужденных наследодателю, но не полученных им денежных сумм); имущественные обязанности, в том числе долги в пределах стоимости перешедшего к наследникам наследственного имущества (пункт 1 статьи 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В пункте 58 названного постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 разъяснено, что под долгами наследодателя, по которым отвечают наследники, следует понимать все имевшиеся у наследодателя к моменту открытия наследства обязательства, не прекращающиеся смертью должника, независимо от наступления срока их исполнения, а равно от времени их выявления и осведомленности о них наследников при принятии наследства.

Отменяя решение суда, судебная коллегия приведенные выше нормы права и разъяснения о порядке их применения в их системной взаимосвязи в нарушение ст.ст. 195, 196 Гражданского процессуального кодекса не учла, что привело к вынесению по делу незаконного и необоснованного судебного акта.

Судом второй инстанции оставлено без внимания, что причинение ФИО23 А.Н. ущерба Пенсионному Фонду РФ на сумму излишне переплаченных ему денежных средств в виде трудовой пенсии по старости, является его долговым обязательством, которое не прекращается смертью наследодателя и по которому отвечает наследник в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Помимо того, из материалов дела следует, что спор разрешен судом первой инстанции в отсутствие ответчика ФИО19 Г.Н.

В своей апелляционной жалобе она выражала согласие на возмещение Пенсионному фонду РФ причиненного ФИО23 А.Н. ущерба в виде получения незаконно начисленной ему пенсии за период с 18 марта 2014 г. по 1 января 2016 г. (л.д. 139, оборот), однако приведенные в апелляционной жалобе доводы и обстоятельства не получили надлежащей оценки суда апелляционной инстанции.

Допущенные нарушения норм материального и норм процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя кассационной жалобы.

С учетом изложенного, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции находит апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 октября 2019 г. подлежащим отмене, а дело направлению на новое апелляционное рассмотрение.

Руководствуясь ст. ст. 379.6, 390 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 октября 2019 г. отменить, дело направить на новое апелляционное рассмотрение в Московский городской суд.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.