Определение СК по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 28 января 2020 г. по делу N 8Г-4809/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Захаровой С.В, судей Бекловой Ж.В. и Патронова Р.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 28 января 2020 г. гражданское дело N 2-945/2018 по иску Дегтяревой Елены Викторовны к ОАО "Российские железные дороги" об установлении факта травмирования, возмещении вреда, причиненного источником повышенной опасности, компенсации морального вреда

по кассационной жалобе ОАО "Российские железные дороги" на решение Мещанского районного суда города Москвы от 26 февраля 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16 января 2019 г, которыми исковые требования удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи судебной коллегии по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции Патронова Р.В, объяснения представителя ОАО "Российские железные дороги" Таратайченко О.Р. поддержавшей доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Бойко В.М, полагавшей доводы кассационной жалобы необоснованными, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Дегтярева Е.В. 8 июня 2016 г. через представителя Фаст Ирину Александровну обратилась в суд с иском, уточненным в порядке статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, к ОАО "Российские железные дороги" (далее - ОАО "РЖД), в котором просила взыскать с ответчика с 1 февраля 2018 г. ежемесячные платежи в счёт возмещения вреда здоровью в размере 7 254 руб, задолженность в счёт возмещения вреда здоровью с 10 июня 2013 г. по 31 января 2018 г. в размере 404 047 руб. 80 коп, компенсацию морального вреда в размере 1 000 000 руб, а также расходы на судебно-медицинскую экспертизу в размере 51 472 руб.

В обоснование заявленных требований ссылалась на то, что в мае 1998 г. в результате травмирования железнодорожным транспортом в г. Тихорецке на территории Северо-Кавказкой железной дороги Дегтярева Е.В. получила телесные повреждения (ампутация нижних конечностей). В результате указанного несчастного случая является инвалидом I группы бессрочно, степень утраты общей трудоспособности составляет 65 %, степень утраты профессиональной трудоспособности составляет 100 %.

Решением Мещанского районного суда города Москвы от 26 февраля 2018 г. исковые требования Дегтяревой Е.В. удовлетворены частично. Суд взыскал с ОАО "РЖД" в пользу Дегтяревой Е.В. возмещение вреда в связи с потерей трудоспособности ежемесячно по 7 254 руб, начиная с 1 февраля 2018 г, бессрочно, с последующей индексацией в установленном законом порядке, задолженность по ежемесячным платежам в счёт возмещения вреда в связи с потерей трудоспособности за период с 10 июня 2013 г. по 31 января 2018 г. в размере 404 047 руб. 80 коп, компенсацию морального вреда в размере 10 000 руб, расходы по оплате судебно-медицинской экспертизы в размере 51 472 руб, а также расходы по оплате нотариальных услуг в размере 1 250 руб. С ОАО "РЖД" в доход бюджета города Москвы взыскана государственная пошлина в размере 7 540 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16 января 2019 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Определением судьи Второго кассационного суда общей юрисдикции от 9 декабря 2019 г. ОАО "РЖД" восстановлен срок на подачу кассационной жалобы на решение Мещанского районного суда города Москвы от 26 февраля 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16 января 2019 г.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права (статья 379? Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В кассационной жалобе ОАО "Российские железные дороги" ставится вопрос об отмене принятых по делу судебных постановлений как незаконных. В обоснование доводов кассационной жалобы её податель ссылается на неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального права и процессуального права, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Податель жалобы оспаривает факт травмирования Дегтяревой Е.В. железнодорожным транспортом. Считает, что выводы суда о причинении Дегтяревой Е.В. телесных повреждений железнодорожным транспортом не основаны на исследованных судом материалах дела. Полагает, что суды не установили обстоятельства, при которых истцу был причинен вред здоровью.

На рассмотрение дела в судебное заседание суда кассационной инстанции истец Дегтярева Е.В. не явилась. О времени и месте судебного заседания, назначенного на 28 января 2020 г, извещена надлежащим образом. При таких обстоятельствах, в соответствии со статьей 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия находит возможным рассмотрение дела в её отсутствие.

Выслушав объяснения представителя ОАО "Российские железные дороги" Таратайченко О.Р, поддержавшей доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Бойко В.М, полагавшей доводы кассационной жалобы необоснованными, изучив материалы гражданского дела, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив по правилам статьи 379? Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов, содержащихся в кассационной жалобе, законность постановления судов первой и апелляционной инстанций, кассационный суд приходит к следующему.

Как следует из поданного представителем истца Фаст И.А. в суд искового заявления, в мае 1998 г. в г. Тихорецке Северо-Кавказкой железной дороги, Дегтярева Е.В. была травмирована железнодорожным транспортом, принадлежащим ОАО "РЖД". В результате происшествия Дегтярева Е.В. получила телесные повреждения в виде травматической ампутации нижних конечностей.

7 августа 2003 г. Дегтяревой Е.В. при повторном освидетельствовании установлена первая группа инвалидности, причина инвалидности "общее заболевание", о чем имеется справка серии МСЭ-2001 N 1793982 (л.д. 9).

Разрешая спор по существу и удовлетворяя исковые требования Дегтяревой Е.В. о взыскании с ОАО "РЖД" компенсации морального вреда, суд первой инстанции, ссылаясь на положения статей 151, пункт 1 статьи 1079, 1083, 1100, 1101, исходил из того, что ОАО "РЖД", как владелец источника повышенной опасности, несёт ответственность за вред, причиненный третьим лицам.

Удовлетворяя требования Дегтяревой Е.ВА. о взыскании утраченного заработка частично, суд первой инстанции, руководствуясь требованиями статей 1085, 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также заключением судебно-медицинской экспертизы Санкт-Петербургского ГБУЗ "Бюро судебно-медицинской экспертизы" N 284-Т от 22 декабря 2017 г, установив утрату Дегтяревой Е.В. общей трудоспособности в размере 65 %, с учётом требований статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также величины прожиточного минимума на душу населения в целом по Российской Федерации, взыскал в её пользу утраченный заработок за период с 10 июня 2013 г. по 31 января 2018 г. в размере 404 0417 руб. 80 коп, а также ежемесячные суммы в возмещение вреда здоровью в размере 7 254 руб, начиная с 1 февраля 2018 г.

С указанными выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием согласился суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции с выводами судов первой и апелляционной инстанций согласиться не может, находит их не основанными на законе, а также не соответствующими исследованным судами доказательствами.

В соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действуя в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются (пункты 1 и 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Пунктом 1 статьи 150 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство, иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред (статья 151 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу пункта 1 статьи 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 (статьи 1064 - 1101 ГК РФ) и статьей 151 ГК РФ.

Согласно пунктам 1, 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющей общие основания гражданско-правовой ответственности за причинение вреда, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Статья 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

Как разъяснено в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", суду следует устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора. Одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом.

Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий (абзац второй пункта 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10).

В пункте 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" разъяснено, что по общему правилу, установленному статьей 1064 ГК РФ, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. Установленная статьей 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

При рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. При определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела (абзацы третий и четвертый пункта 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. N 1).

По смыслу приведенных нормативных положений гражданского законодательства и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, моральный вред - это нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага, перечень которых законом не ограничен. Необходимыми условиями для возложения обязанности по компенсации морального вреда являются: наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, наличие причинной связи между наступлением вреда и противоправностью поведения причинителя вреда, вина причинителя вреда.

При этом законом установлена презумпция вины причинителя вреда, которая предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший же представляет доказательства, подтверждающие факт наличия вреда (физических и нравственных страданий - если это вред моральный), а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Применительно к спорным правоотношениям в соответствии с действующим правовым регулированием истец Дегтярева Е.В. должна доказать, что ответчик является причинителем вреда или лицом, ответственным за возмещение вреда.

Вместе с тем в настоящем деле суды первой и апелляционной инстанций неправильно истолковали и применили к спорным правоотношениям нормы материального права, регулирующие отношения, как по компенсации морального вреда, так и о возмещении утраченного заработка, фактически освободили сторону истца от представления суду доказательств о том, что ОАО "РЖД" является причинителем вреда.

Как следует из поданной представителем ОАО "РЖД" кассационной жалобы, ОАО "РЖД" полагает, что в материалах дела отсутствуют доказательства травмирования Дегтяревой Е.В. железнодорожным транспортом, а показания свидетелей Жигальцова В.В, Мисюры Н.Е, а также заключение судебно-медицинской экспертизы N 284-Т от 22 декабря 2017 г. таковыми не являются.

В нарушение положений статей 67, 157 и части 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела суд первой инстанции ограничился истребованием и исследованием только некоторых процессуальных документов (ксерокопии справки МСЭ-2001 N 1793982 от 7 августа 2003 г, ксерокопии трудовой книжки, ксерокопии протокола N 105 заседания комиссии МСЭК от 7 августа 2003 г, ответа МБУЗ "Тихорецкая центральная районная больница", ксерокопии медицинской карты амбулаторного больного N 4542514 МБУЗ "Тихорецкая ЦРБ" на имя Дегтяревой Е.В, заверенной ксерокопии медицинской карты амбулаторного больного N 7027 МБУЗ "Тихорецкая ЦРБ" на имя Дегтяревой Е.В, которым не дал какой-либо оценки, приняв во внимание исключительно показания свидетелей Жигальцова В.В, Мисюры Н.Е, которые очевидцами причинения Дегтяревой Е.В. телесных повреждений не являлись.

Не учли суды и то, что согласно ксерокопии протокола N 105 заседания комиссии МСЭК от 7 августа 2003 г. вследствие освидетельствования Дегтяревой Е.В. ей установлена первая группа инвалидности по причине "общего заболевания" (посттравматическая ампутация обеих бёдер, травма получена в 1999 г.), в то время как представитель истца в судебном заседании утверждала, что травма была получена в мае 1998 г. Данное противоречие суды не поставили на обсуждение сторон и в ходе судебного разбирательства не устранили.

Согласно совместного Приказа Минздрава Российской Федерации N 4, Министерства внутренних дел РФ N 8 от 9 января 1998 г. "Об утверждении Инструкции о порядке взаимодействия лечебно-профилактических учреждений и органов внутренних дел Российской Федерации при поступлении (обращении) в лечебно-профилактические учреждения граждан с телесными повреждениями насильственного характера", действовавшего в период получения истцом телесных повреждений, медицинские работники обязаны сообщать правоохранительным органам о всех фактах поступления (обращения) граждан с телесными повреждениями насильственного характера, а также граждан с телесными повреждениями, находящимися в бессознательном состоянии (пункт 2).

Данный Порядок был обязателен для исполнения сотрудниками органов внутренних дел, органов управления здравоохранением и лечебно-профилактических учреждений.

Между тем ни суд первой, ни апелляционной инстанций при отсутствии очевидцев получения Дегтяревой Е.В. телесных повреждений железнодорожным транспортом соответствующую информацию с органов внутренних дел не истребовали и не проверили, проводилась ли правоохранительными органами по факту полученных Дегтяревой Е.В. телесных повреждений проверка.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями допущены нарушения норм права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учётом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции").

Названные выше требования закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были.

С учётом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6? Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16 января 2019 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 379?, 390, 390? Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16 января 2019 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции - Московский городской суд.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.