Определение СК по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 03 декабря 2019 г. по делу N 8Г-849/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Пугиной Л.Н, судей Мичуриной Л.В. и Лысовой Е.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску

Долгова А.С. к ФГУП "УВО Минтранса России" о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, по кассационной жалобе ФГУП "УВО Минтранса России" на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 сентября 2019 г.

Заслушав доклад судьи Мичуриной Л.В, объяснения представителя ФГУП "УВО Минтранса России" Шармановой В.В, поддержавшей доводы кассационной жалобы, заключение старшего прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Бойко В.М. об отсутствии оснований для отмены оспариваемого судебного акта, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Долгов А.С. обратился в суд с названным выше иском, указав в обоснование, что работал в ФГУП "Управление вневедомственной охраны Министерства транспорта Российской Федерации" (далее - Управление вневедомственной охраны, Управление), в должности ведущего инженера отдела информационных технологий. Приказом от 3 сентября 2018 г. трудовые отношения между сторонами прекращены на основании пункта 7 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации. Полагал увольнение незаконным, ввиду отсутствия на то законных оснований.

Решением Симоновского районного суда г. Москвы от 6 марта 2019 г. в исковых требованиях отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 сентября 2019 г. решение суда первой инстанции отменено, постановлено новое решение о признании незаконным и отмене приказа Управления вневедомственной охраны от 3 сентября 2018 г. N л/с об увольнении Долгова А.С. с последующим его восстановлением на работе в должности ведущего инженера отдела информационных технологий.

С Управления в пользу Долгова А.С. взыскан средний заработок за время вынужденного прогула в размере 758 219, 68 рублей, компенсации морального вреда - 3 000 рублей, в доход бюджета города Москвы государственная пошлина в

размере 11 082, 19 рублей.

С кассационной жалобой обратилось Управление, в которой ставит вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 сентября 2019 г. и оставлении в силе решения суда первой инстанции, ссылаясь на нарушение судебной коллегией норм материального и процессуального права.

Указывает, что положения статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации, а также разъяснения Верховного Суда Российской Федерации, содержащиеся в постановлении Пленума от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", содержат требование о необходимости предоставлении работодателем доказательств того, что изменение условий трудового договора явилось следствием изменений организационных или технологических условий труда, а не причин влекущих изменение организационных или технологических условий труда, как на то указал суд апелляционной инстанции.

Так, Управлением с согласия Минтранса России приказом от

13 декабря 2017 г. принято решение о создании филиалов "Учебный центр" с передачей ему части задач и функций, ранее реализуемых в Управлении, а также дополнительного "Керчинский филиал" с возложением на него задач и функций, связанных с оснащением необходимыми техническими средствами и программными продуктами строящегося объекта - транспортного перехода через Керчинский пролив.

Указанное и явилось причиной проведения структурной реорганизации производства и последующего перераспределения людских и материальных ресурсов, трудовой нагрузки работников и фактического изменения отдельных должностных обязанностей и обоснованная потребность конкретизации и корректировки отдельных положений должностных инструкций работников.

Считает, что Управлением представлены все необходимые доказательства, подтверждающие обоснованность действий работодателя.

Указывает, что условиями дополнительного соглашения к трудовому договору истца от 31 октября 2017 г. менялось лишь наименование структурного подразделения, в котором с 1 ноября 2017 г. будет работать истец, при этом его должностные обязанности оставались без изменения, фактическое же изменение условий трудового договора (новые условия работы) проведено работодателем в момент утверждения новой должностной инструкции работника, изменившей его обязанности с 6 июня 2018 г. (вступающей в силу с 3 сентября 2018 г.), с которой работник отказался ознакомиться и исполнять, и, вопреки мнению судебной коллегии, несогласие работника на работу в новых условиях является основанием для расторжения с ним трудового договора по пункту 7 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации.

При этом, истец, будучи уведомленным о последствиях своего несогласия на работу в новых условиях осознавал, что трудовой договор с ним будет расторгнут, не выразил и не предпринял мер, направленных на предоставлении работодателю сведений о согласии на работу в новых условиях, не представил своих предложений по корректировке положений трудового договора или о переводе на вакантную должность.

На основании чего полагает, что у суда апелляционной инстанции отсутствовали основания для отмены решения суда первой инстанции.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив по правилам статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов, содержащихся в кассационной жалобе, законность судебных постановлений, кассационный суд приходит к следующему.

В соответствии со статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Такие нарушения судом апелляционной инстанции не допущены.

Как установлено судом первой инстанции и усматривается из материалов дела, 20 июня 2016 г. между сторонами заключён трудовой договор N, в соответствии с которым Долгов А.С. принят на работу в ФГУП "УВО Минтранса России" на должность ведущего инженера в отдел технических средств охраны.

31 октября 2017 г. между сторонами заключено дополнительное соглашение к трудовому договору, на основании которого, а также заявления и приказа

от 31 октября 2017 г. истец переведен с 1 ноября 2017 г. на должность ведущего инженера отдела информационных технологий.

12 апреля 2018 г. и.о. генерального директора ФГУП "УВО Минтранса России" утверждено Положение об отделе информационных технологий Управления, во исполнение которого 6 июня 2018 г. утверждена новая должностная инструкция ведущего инженера отдела информационных технологий, от подписания которой Долгов А.С. отказался.

Уведомлением от 2 июля 2018 г. Долгов А.С. предупреждён об изменении

с 3 сентября 2018 г. определенных сторонами условий трудового договора, в частности, введением в действие новой должностной инструкции, относительно занимаемой им должности при неизменности трудовой функции.

3 июля 2018 г. составлен акт об отказе Долгова А.С. подписать должностную инструкцию ведущего инженера отдела информационных технологий.

23 июля, 7 августа, 3 сентября 2018 г. Долгову А.С, в связи с его отказом работать в измененных условиях труда, предложены вакантные должности, согласия на какую-либо из предложенных должностей последний не выразил.

Приказом от 3 сентября 2018 г. действие трудового договора от

20 июня 2016 г. прекращено, Долгов А.С. уволен с занимаемой должности на основании пункта 7 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с отказом от продолжения работы в измененных определенных сторонами условий трудового договора.

Разрешая спор и отказывая в иске о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии у ответчика оснований для прекращения с истцом трудовых отношений по указанному выше основанию, одновременно указав на соблюдение работодателем порядка увольнения.

Проверяя законность и обоснованность принятого решения по апелляционной жалобе Долгова А.С, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда пришла к выводу о том, что судом допущено неправильное применение норм материального права при разрешении заявленных требований истца, указав следующее.

Реализуя закрепленные Конституцией Российской Федерации (статьи 34 (часть 1), 35 (часть 2) права, работодатель в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом вправе самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения, обеспечивая при этом в соответствии с требованиями статьи 37 Конституции Российской Федерации закрепленные трудовым законодательством гарантии трудовых прав работников. Принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя.

В соответствии с пунктом 7 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является отказ работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора (часть 4 статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации).

Статья 74 Трудового кодекса Российской Федерации устанавливает, что в случае, когда по причинам, связанным с изменением, в том числе организационных условий труда (структурная реорганизация производства), определенные сторонами условия трудового договора не могут быть сохранены, допускается их изменение по инициативе работодателя, за исключением изменения трудовой функции работника.

О предстоящих изменениях определенных сторонами условий договора, а также о причинах, вызвавших необходимость таких изменений, работодатель обязан уведомить работника в письменной форме не позднее чем за два месяца.

Если работник не согласен работать в новых условиях, то работодатель обязан в письменной форме предложить ему другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

При отсутствии указанной работы или отказе работника от предложенной работы трудовой договор прекращается в соответствии с пунктом 7 части первой статьи 77 настоящего Кодекса.

В связи с чем, обязательными условиями увольнения по пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации являются изменение организационных или технологических условий труда, изменение определенных сторонами условий трудового договора в связи с изменением организационных или технологических условий труда, отказ работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора, соблюдении работодателем процедуры увольнения (уведомление работника о предстоящих изменениях определенных сторонами условий договора в письменной форме не позднее чем за два месяца).

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", разрешая дела о восстановлении на работе лиц, трудовой договор с которыми был прекращен по пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (отказ от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора), необходимо учитывать, что исходя из статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, работодатель обязан, в частности, представить доказательства, подтверждающие, что изменение, определенных сторонами условий трудового договора, явилось следствием изменений организационных или технологических условий труда, например, изменений в технике и технологии производства, совершенствовании рабочих мест на основе их аттестации, структурной реорганизации производства. При отсутствии таких доказательств, прекращение трудового договора по пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации не может быть признано законным.

Исследуя материалы дела, судебная коллегия пришла к выводу о том, что доказательств наличия причин, влекущих изменение организационных или технологических условий труда, ответчиком в нарушение требований статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не представлен.

Так, дополнительным соглашением к трудовому договору от

31 октября 2017 г. Долгов А.С. с 1 ноября 2017 г, ввиду нового штатного расписания и частичного сокращения штата, переведен с должности ведущего инженера отдела технических средств охраны на должность ведущего инженера отдела информационных технологий, выразил свое согласие работать в новых условиях на указанной должности и фактически работал в новых условиях с

1 ноября 2017 г.

6 июня 2018 г. утверждена новая должностная инструкция в отношении занимаемой Долговым А.С. должности ведущего инженера отдела информационных технологий, от подписания которой он отказался.

Судебной коллегией правомерно сделан вывод о том, что отказ от подписания должностной инструкции не свидетельствует об отказе от продолжения работы в новых условиях и соответственно не является основанием для прекращения трудовых отношений и увольнения работника по пункту 7 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации, поскольку новая должностная инструкция конкретизирует и уточняет должностные обязанности ведущего инженера отдела информационных технологий; при этом, трудовая функция ведущего инженера отдела информационных технологий осталась прежней, вид порученной работы остался неизменным и не свидетельствуют об изменении организационных и технологических условий труда (изменение в технике и технологии производства, совершенствование рабочих мест на основе их аттестации, структурная реорганизация производства). Доказательств объективных причин организационного или технологического характера, послуживших основанием для изменения существенных условий труда истца не представлено.

В связи с чем вывод судебной коллегии об отмене решения суда об исковых требованиях о признании незаконным приказа об увольнении истца, восстановлении на работе, взыскании заработка за период вынужденного прогула и принятии в данной части нового решения об удовлетворении данных исковых требований является верным (ст. 394 ТК РФ)

Разрешая исковые требования Долгова А.С. о взыскании заработка за время вынужденного прогула, период времени, которого составил 258 рабочих дней

(с 4 сентября 2018 г. по 18 сентября 2019 г.), при среднем дневном заработке -

3 201, 96 рублей, составивший 826 105, 68 рублей, судебная коллегия пришла к выводу о взыскании с Управления в пользу истца, с учетом выплаченного при увольнении пособия, 758 219, 68 рублей (826 105, 68 - 67 886) (пп. 4 п. 62 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от

17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации")

Определяя размер компенсации морального вреда, руководствуясь

статьями 237, 394 (ч. 9) Трудового кодекса Российской Федерации, с учетом конкретные обстоятельства дела, объемом и характером причиненных истцу нравственных страданий, отсутствие тяжких необратимых последствий для него, степени вины работодателя, судебная коллегия признала возможным взыскать с работодателя в пользу Долгова С.А. в качестве компенсации морального вреда сумму в размере 3000 рублей, которая является разумной и достаточной.

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции соглашается с такими выводами суда апелляционной инстанции, поскольку они основаны на материалах дела, обоснованном анализе письменных доказательств, которым дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с нормами законодательства.

В настоящей жалобе заявитель не приводит доводов, свидетельствующих о наличии оснований, предусмотренных статей 379.7 Гражданского процессуального кодекса, для отмены оспариваемого акты в кассационном порядке.

На основании изложенного и, руководствуясь статьями 379.6, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 сентября 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу ФГУП "УВО Минтранса России" - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.