Определение СК по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 13 января 2020 г. по делу N 8Г-4561/2019[88-715/2020-(88-3766/2019)]

 

Судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего судьи Макаровой Н.А.

судей Булатовой Е.Е, Юдиной С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Государственного Учреждения - Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Алданском районе Республики Саха (Якутия) к Тарасюк Елене Владимировне о взыскании компенсации на оплату проезда к месту отдыха

по кассационной жалобе Государственного Учреждения - Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Алданском районе Республики Саха (Якутия)

на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда N33-3028/2019 от 7 мая 2019 года, которым в удовлетворении требований отказано.

Заслушав доклад судьи Первого кассационного суда общей юрисдикции Булатовой Е.Е, установила:

Государственное Учреждение - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Алданском районе Республики Саха (Якутия) обратилось в суд с иском к Тарасюк Е.В. о взыскании компенсации на оплату проезда к месту отдыха.

Решением Яковлевского районного суда Белгородской области N2-76/2019 от 6 февраля 2019 года исковые требования Государственного Учреждения - Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Алданском районе Республики Саха (Якутия) удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 7 мая 2019 года решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Государственному Учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Алданском районе Республики Саха (Якутия) отказано.

В поданной в Первый кассационный суд общей юрисдикции кассационной жалобе Государственным Учреждением - Управлением Пенсионного фонда Российской Федерации в Алданском районе Республики Саха (Якутия) ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 7 мая 2019 года, как незаконного, вынесенного с нарушением норм процессуального и материального права нарушения норм процессуального и материального права и оставления в силе решения суда первой инстанции.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены апелляционного определения в кассационном порядке.

В соответствии с ч.1 ст. 379.7 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Такие нарушения были допущены судом апелляционной инстанции при рассмотрении данного дела.

Судом установлено, что на основании приказа ГУ УПФР в Алданском районе Республики Саха (Якутия) N от ДД.ММ.ГГГГ Тарасюк Е.В. была принята на должность старшего специалиста отдела персонифицированного учета.

Приказом ГУ УПФР в Алданском районе Республики Саха (Якутия) N от ДД.ММ.ГГГГ Тарасюк Е.В. за период работы со 02.12.2014 г. по 01.12.2015 г. был предоставлен ежегодный оплачиваемый отпуск в количестве 30 дней (в счет положенных за отработанный год 60 календарных дней) с 01.06.2015 г. по 01.07.2015 г, с оплатой проезда к месту отдыха и обратно по маршруту Алдан-Благовещенск-Алдан.

В период с 16.12.2015 г. по 17.06.2017 г. Тарасюк Е.В. находилась в отпуске по уходе за ребенком до 1, 5 лет, что следует из приказа ГУ УПФР в Алданском районе Республики Саха (Якутия) N 05-05/139 от 15.12.2015 г.

Приказом ГУ УПФР в Алданском районе Республики Саха (Якутия) N от ДД.ММ.ГГГГ Тарасюк Е.В. был предоставлен отпуск по уходу за ребенком до достижения трехлетнего возраста на период с 19.03.2017 г. по 18.09.2018 г.

На основании приказа ГУ УПФР в Алданском районе Республики Саха (Якутия) истца N 05-05/41 от 24.04.2017 г. за период работы Тарасюк Е.В. со 02.12.2014 г. по 01.12.2015 г. ей был предоставлен ежегодный оплачиваемый отпуск в количестве 30 дней (остаток от 60 календарных дней) с 18.05.2017 г. по 17.06.2017 г. с оплатой проезда к месту отдыха на нее и ее несовершеннолетнего сына - ФИО5, 2004 г.р.

3 августа 2018 года с Тарасюк Е.В. трудовой договор был расторгнут по инициативе работника, о чем ГУ УПФР в Алданском районе Республики Саха (Якутия) вынесен приказ N от ДД.ММ.ГГГГ.

На основании представленных доказательств, с учетом обоснования результатов оценки доказательств по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии у Тарасюк Е.В. правовых оснований для получения денежных средств, предусмотренных ч.ч.1, 2 и 4 ст. 325 ТК РФ в качестве оплаты проезда к месту использования отпуска в 2017 году и обоснованно взыскал с ответчика в пользу истца 83336, 9 рублей.

Признавая решение суда первой инстанции об удовлетворении иска ГУ УПФР в Алданском районе Республики Саха (Якутия) не соответствующим требованиям закона и подлежащим отмене и принимая по делу новое решение об отказе в их удовлетворении, судебная коллегия по гражданским делам Белгородского областного суда исходила из того, что предоставление ежегодного оплачиваемого отпуска Тарасюк Е.В. прерывало отпуск по уходу за ребенком, вследствие чего у ответчика возникло право на компенсацию расходов на оплату проезда к месту отдыха и обратно.

Судебная коллегия считает, что приведенные выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном применении и толковании норм материального права регулирующих спорные отношения в силу следующего.

В соответствии с частью 1 статьи 325 Трудового кодекса Российской Федерации лица, работающие в организациях, финансируемых из федерального бюджета, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, имеют право на оплату один раз в два года за счет средств работодателя (организации, финансируемой из федерального бюджета) стоимости проезда в пределах территории Российской Федерации к месту использования отпуска и обратно любым видом транспорта (за исключением такси), в том числе личным, а также на оплату стоимости провоза багажа весом до 30 килограммов. Право на компенсацию указанных расходов возникает у работника одновременно с правом на получение ежегодного оплачиваемого отпуска за первый год работы в данной организации.

Статья 33 Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 года N 4520-1 "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях", регламентирующая компенсацию расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно лицам, работающим в организациях, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, отсылает к Трудовому кодексу Российской Федерации.

Положения, аналогичные приведенным в части 1 статьи 325 ТК РФ, в части компенсации расходов на оплату стоимости проезда к месту использования исключительно ежегодного оплачиваемого отпуска работника и обратно содержатся в п. 2 постановления Правительства РФ от 12.06.2008 года N 455 "О порядке компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно для лиц, работающих в федеральных государственных органах, государственных внебюджетных фондах Российской Федерации, федеральных государственных учреждениях, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, и членов их семей".

В силу положений статьи 260 Трудового кодекса Российской Федерации перед отпуском по беременности и родам или непосредственно после него женщине по ее желанию предоставляется ежегодный оплачиваемый отпуск независимо от стажа работы у данного работодателя.

На основании пункта 40 Инструкции "О порядке предоставления социальных гарантий и компенсаций лицам, работающим в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, в соответствии с действующими нормативными актами", утвержденной Приказом Минтруда РСФСР от 22 ноября 1990 года N 2 (ред. от 11 июля 1991 года, с изм. от 12 апреля 2012 года), которая применяется в части, не противоречащей Трудовому кодексу Российской Федерации, женщина, имеющая право на льготы (в том числе на оплату стоимости проезда к месту отдыха и обратно), может воспользоваться ими при выезде в связи с отпусками по беременности и родам и по уходу за ребенком.

При этом в силу положений ч.2 ст. 121 ТК РФ время отпуска по уходу за ребенком до достижения им установленного возраста в стаж работы, дающий право на оплату проезда к месту использования отпуска и обратно не включается.

Апелляционная инстанция вследствие ошибочного толкования положений ч. 1 статьи 325 ТК РФ и ч.2 ст. 121 ТК РФ пришла к неправильному выводу о возможности суммирования и выплате компенсации расходов на оплату стоимости проезда к месту использования ежегодного оплачиваемого отпуска работника и обратно в случае предоставления истцу, находящемуся в отпуске по уходу за ребенком, части неиспользованного до начала указанного ежегодного оплачиваемого отпуска.

Довод апелляционной инстанции о прерывании истцом отпуска по уходу за ребенком, что дает право на предоставление указанной компенсации является незаконным и противоречит установленным по делу обстоятельствам.

Так, судом первой инстанции установлено, что Тарасюк Е.В. количество положенного для работников системы ПФР, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, ежегодный оплачиваемый отпуск в количестве 60 календарных дней (за период работы со 02.12.2014 г. по 01.12.2015 г.) разбила на две части, по 30 дней: с 01.06.2015 г. по 01.07.2015 г. и с 18.05.2017 г. по 17.06.2017 г. При этом, при предоставлении отпуска ей дважды был оплачен проезд к месту отдыха и обратно: по маршруту Алдан-Благовещенск-Алдан и затем к месту отдыха уже на нее и ее несовершеннолетнего сына - ФИО5, 2004 г.р.

Однако в период с 16.12.2015 г. по 18.09.2018 г. Тарасюк Е.В. находилась в отпуске по уходу за ребенком.

В соответствии с абз.9 ст. 121 ТК РФ, в стаж работы, дающей право на ежегодный оплачиваемый отпуск, с чем одновременно связано право на указанную компенсацию, время отпуска по уходу за ребенком, не включается.

Исходя из изложенного, периоды предоставления Тарасюк Е.В. компенсации расходов на оплату стоимости проезда (из расчета один раз в два года) являются следующими: со 02.12.2014 (дата приема на работу) по 15.12.2015 года (последний рабочий день до начала отпуска по уходу за ребенком) - 1 год 13 дней.

Таким образом, правовых оснований на вторую оплату стоимости проезда с членом семьи за период со 02.12.2016 года по 01.12.2018 года у Тарасюк Е.В. не имеется, поскольку до возникновения очередного права на компенсацию стоимости проезда ей надлежало непрерывно работать еще 11 месяцев 14 дней (по окончании отпуска по уходу за ребенком) за первый период со 02.12.2014 г. по 01.12.2016 г.

Однако названные обстоятельства в связи с неправильным применением судом апелляционной инстанций норм материального права не получили правовой оценки.

Неверной при определении возникших правоотношений является и ссылка суда апелляционной инстанции на Закон Республики Саха (Якутия) от 09.12.2004 г. N187-3 N381-111 "О гарантиях и компенсациях для лиц, работающих в организациях, финансируемых из государственного бюджета Республики Саха (Якутия)" и Приказ Минтруда Республики Саха (Якутия) от 20.12.2017 года N1707-ОД, которым утверждено Положение о размерах, условиях и порядке компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно для работников государственных органов Республики Саха (Якутия), расположенных на территории Республики Саха (Якутия) и членов их семей", поскольку ГУ УПФР в Алданском районе Республики Саха (Якутия) финансируется из федерального бюджета и осуществляет свою деятельность в пределах бюджетных ассигнований, предусмотренных федеральным бюджетом, соответственно действие вышеуказанных законодательных актов республики в данном случае не распространяется.

При таких обстоятельствах оснований для отмены решения суда первой инстанции и принятия по делу нового решения у суда апелляционной инстанции не имелось, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Белгородского областного суда от 7 мая 2019 года нельзя признать законным, оно подлежит отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции.

Руководствуясь статьями 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 7 мая 2019 года - отменить.

Оставить в силе решение Яковлевского районного суда Белгородской области от 6 февраля 2019 года.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.