Определение СК по гражданским делам Чукотского окружного суда от 2 июня 2011 г. N 33-124/11 Судебная коллегия изменила решение Анадырского городского суда и взыскала с ответчика недоплаченную заработную плату за сверхурочную работу в рассматриваемый период, а также взыскала в доход бюджета городского округа Анадырь государственную пошлину

Определение СК по гражданским делам Чукотского окружного суда
от 2 июня 2011 г. N 33-124/11

 

Судебная коллегия по гражданским делам суда Чукотского автономного округа в составе

председательствующего Дерезюк Л.И.,

судей Мирошник Н.Г., Шепуленко В.В.,

при секретаре Спицыной Т.С.,

представителей истца Нигматуллиной Э.А. по доверенностям Воловика И.Ф. и Трауш Т.П.,

представителя ответчика ООО "Антарес и КО" по доверенности Шабатын С.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Анадырь гражданское дело по кассационной жалобе истицы Нигматуллиной Э.А. и кассационной жалобе представителя ответчика ООО "Антарес и Ко" по доверенности Шабатын С.В. на решение Анадырского городского суда от 19 апреля 2011 года, которым постановлено:

"Исковые требования Нигматуллиной Э.А. к Обществу с ограниченной ответственностью "Антарес и КО" о взыскании с ответчика невыплаченной заработной платы за период с 01 июля 2009 г. по 08 июня 2010 года в размере <данные изъяты> рублей, о взыскании с ответчика недоплаченных отпускных в период с 01 июля 2009 г. по 08 июня 2010 г. в размере <данные изъяты> рублей удовлетворить частично.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью "Антарес и КО" в пользу Нигматуллиной Э.А. недоплаченную заработную плату за сверхурочную работу в период ее работы с 01 января 2010 года по 8 июня 2010 года в размере <данные изъяты>.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью "Антарес и КО" в доход бюджета городского округа Анадырь государственную пошлину в размере <данные изъяты>".

В удовлетворении остальной части исковых требований к Обществу с ограниченной ответственностью "Антарес и КО" Нигматуллиной Э.А. отказать".

Заслушав доклад судьи Шепуленко В.В., судебная коллегия

установила:

Нигматуллина Э.А. обратилась в Анадырский городской суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Антарес и КО" (далее ООО "Антарес и КО") о взыскании недоплаченной заработной платы за выполнение работы отсутствующего работника в магазине "Зодиак" за период с 1 августа 2007 года по 8 июня 2010 года в размере <данные изъяты> рублей, недоплаченных отпускных за период с 1 августа 2007 года по 8 июня 2010 года в размере <данные изъяты> рублей. В обоснование иска Нигматуллина Э.А. указала, что работала у ответчика в магазине "Зодиак" продавцом и в течение всего периода работы ответчик недоплачивал ей заработную плату за отсутствующего работника. Соответственно, при увольнении ей не в полном объеме выплачена компенсация за неиспользованный отпуск.

В ходе производства по делу представители истицы Нигматуллиной Э.А. по доверенностям Воловик И.Ф. и Трауш Т.П. уточнили исковые требования, просили признать незаконной невыплату заработной платы и отпускных за период с 1 июля 2009 года по день увольнения - 8 июня 2010 года, при этом уточнили, что истице не была оплачена сверхурочная работа, неправильно оплачена работа в ночное время и праздничные дни (л.д. 209-210).

Судом постановлено решение, резолютивная часть которого приведена выше.

В кассационной жалобе на решение суда первой инстанции Нигматуллина Э.А. указывает на свое несогласие с ним, полагая, что суд неправильно установил обстоятельства, имеющие значение для дела, а выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Просит решение суда отменить, принять новое решение, которым полностью удовлетворить ее требования, не передавая дело на новое рассмотрение.

В кассационной жалобе на решение суда первой инстанции представитель ответчика ООО "Антарес и КО" по доверенности Шабатын С.В. указывает о несогласии с ним в части взыскания с ответчика недоплаченной заработной платы за сверхурочную работу в сумме <данные изъяты>рублей. Просит решение в удовлетворенной части отменить, в остальной части оставить без изменения. Истице отказать в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

В судебном заседании представители истца Нигматуллиной Э.А. по доверенностям Воловик И.Ф. и Трауш Т.П. поддержали кассационную жалобу истца по изложенным в ней основаниям.

Представитель ответчика ООО "Антарес и КО" по доверенности Шабатын С.В. поддержала кассационную жалобу ответчика и возражала против кассационной жалобы истца.

Изучив материалы дела, оценив имеющиеся в нем доказательства, обсудив доводы кассационных жалоб истца и ответчика, выслушав пояснения представителей истца, пояснения представителя ответчика, проверив решение суда первой инстанции в соответствии с частью 1 статьи 347 ГПК РФ исходя из доводов, изложенных в кассационных жалобах, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом в целом полно и правильно определены юридически значимые обстоятельства спора, представленным сторонами доказательствам дана надлежащая правовая оценка, с которой коллегия согласна и не находит оснований повторно приводить ее в настоящем определении.

Частично удовлетворяя требования Нигматуллиной Э.А. и взыскивая в ее пользу с ответчика заработную плату за сверхурочную работу в период с 1 января по 8 июня 2010 года, суд первой инстанции исходил из доказанности того факта, что в указанный период истец отработала сверх нормальной продолжительности рабочего времени и эти часы переработки не были ей оплачены ответчиком в порядке, установленном трудовым законодательством.

Данный вывод суда первой инстанции коллегия находит соответствующим закону и фактическим обстоятельствам дела, а доводы ответчика в кассационной жалобе о том, что судом в нарушение статьи 67 ГПК РФ приняты в качестве достоверных доказательств сверхурочной работы Нигматуллиной Э.А. рукописные табели учета рабочего времени, составленные Трауш Т.П. являются несостоятельными.

Согласно части 1 статьи 55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

В соответствии с частями 1-3 статьи 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Коллегия находит, что табели учета рабочего времени работников магазина "Зодиак", предоставленные ответчиком, на которого законом возложена обязанность ведения учета рабочего времени, обоснованно признаны судом недостоверными, поскольку они не отражают реальной продолжительности рабочего времени истца, а содержащаяся в них информация о количестве отработанных истцом в спорный период часов опровергается другими собранными по делу доказательствами.

Так, в расчете недоплаченной заработной платы, приложенном к исковому заявлению Нигматуллиной Э.А., указано, что в спорный период она отработала 981 час. Из показаний истца, данных в судебном заседании Анадырского районного суда 14 марта 2011 года, следует, что график работы в магазине "Зодиак" составляла заведующая ФИО1, она же доводила его до сведения работников (л.д. 144-145).

Представитель истца Трауш Т.П., работавшая заместителем заведующего магазином "Зодиак" в спорный период, в судебном заседании суда первой инстанции 18-19 апреля 2011 года пояснила, что она вела учет рабочего времени, составляла графики работы на весь коллектив магазина на месяц, в которых точно указывала количество отработанных работниками магазина "Зодиак" часов, по этим графикам работал весь коллектив на протяжении месяца (л.д. 209-210).

Аналогичные показания дали в этом же судебном заседании допрошенные в качестве свидетелей ФИО2, ФИО3. (л.д. 211-212).

При таких обстоятельствах, несмотря на отсутствие у заместителя заведующего магазином "Зодиак" ФИО1 полномочий по составлению табелей учета рабочего времени, вывод суда первой инстанции о том, что указанные истцом сведения о продолжительности рабочего времени соотносятся с данными, имеющимися в табелях учета рабочего времени, составленными ФИО1, не свидетельствует о том, что эти документы приняты судом в качестве единственных доказательств.

Оценив табели учета рабочего времени, составленные ФИО1, в совокупности с другими доказательствами, исследованными судом, в том числе и с показаниями допрошенных в ходе судебного заседания свидетелей, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что данные документы не опровергают утверждение истца о том, что в период с 1 января по 8 июня 2010 года у истца имела место сверхурочная работа.

Коллегия находит несостоятельным указание ответчика в кассационной жалобе на то, что табели учета рабочего времени, составленные ФИО1, нельзя расценивать и как графики сменности.

Поскольку работники магазина "Зодиак" работали на основании именно табелей учета рабочего времени, составленных ФИО1, подчинялись им, по ним определяли последовательность своих смен, время труда и отдыха, они обоснованно расценены судом первой инстанции в качестве графиков сменности работников магазина.

При этом графики сменности, представленные ответчиком в судебное заседание 18-19 апреля 2011 года, несмотря на то, что они утверждены руководителем ООО "Антарес и Ко", обоснованно не приняты судом во внимание, поскольку по утверждениям представителя истца и других работников магазина "Зодиак", допрошенных в судебных заседаниях по настоящему делу, работали они по рукописным графикам, составленным ФИО1, никаких других графиков не было. Кроме того, сведения об ознакомлении сотрудников магазина "Зодиак" с графиками сменности, предоставленными ответчиком, в материалах дела отсутствуют.

Коллегия также находит правильным вывод суда первой инстанции в решении о том, что перерывы для отдыха и питания, предоставляемые истцу в течение смены должны включаться в рабочее время, подлежащее оплате, а довод кассационной жалобы ответчика об обратном - основанным на неправильном толковании норм материального права.

В соответствии со статьей 91 ТК РФ рабочее время - время, в течение которого работник в соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка и условиями трудового договора должен исполнять трудовые обязанности, а также иные периоды времени, которые в соответствии с данным Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации относятся к рабочему времени.

Согласно статье 106 ТК РФ время отдыха - время, в течение которого работник свободен от исполнения трудовых обязанностей и которое он может использовать по своему усмотрению. Статьей 107 ТК РФ перерывы в течение рабочего дня (смены) отнесены к видам времени отдыха.

Использование работником времени отдыха по своему усмотрению означает, что работник вправе на это время отлучиться с места работы (в том числе с территории организации, с которой состоит в трудовых отношениях).

Как правильно указал суд первой инстанции, в соответствии со статьей 108 ТК РФ в течение рабочего дня (смены) работнику должен быть предоставлен перерыв для отдыха и питания продолжительностью не более двух часов и не менее 30 минут, который в рабочее время не включается. Время предоставления перерыва и его конкретная продолжительность устанавливаются правилами внутреннего трудового распорядка или по соглашению между работником и работодателем. На работах, где по условиям производства (работы) предоставление перерыва для отдыха и питания невозможно, работодатель обязан обеспечить работнику возможность отдыха и приема пищи в рабочее время. Перечень таких работ, а также места для отдыха и приема пищи устанавливаются правилами внутреннего трудового распорядка.

Из приведенной нормы закона следует, что перерыв для отдыха и питания может, в зависимости от условий производства, как не включаться, так и включаться в рабочее время.

В первом случае, перерыв должен быть продолжительностью от 30 минут до двух часов, время его предоставления и его конкретная продолжительность должна устанавливаться правилами внутреннего трудового распорядка или по соглашению между работником и работодателем. При этом продолжительность перерыва, не включаемого в рабочее время, не может быть менее 30 минут.

Во втором случае, если по условиям производства (работы) предоставление перерыва для отдыха и питания невозможно, работодатель обязан обеспечить работнику возможность отдыха и принятия пищи в рабочее время, что должно быть закреплено в правилах внутреннего трудового распорядка. Указанные перерывы не являются предусмотренными статьей 109 ТК РФ технологическими перерывами, как ошибочно полагает ответчик. Продолжительность рабочей смены в случае отдыха работника и приема пищи в рабочее время в соответствии со статьей 108 ТК РФ не уменьшается на время, потраченное на это, то есть оно считается рабочим и подлежит оплате.

В соответствии с Правилами внутреннего трудового распорядка ООО "Антарес и КО" для продавцов магазина "Зодиак" установлен сменный режим работы и перерыв на обед, предоставляемый в течение смены общей продолжительностью 1 час, в течение смены работники имеют право на перерывы (не более трех), суммарная продолжительность которых составляет не менее 1 часа, распределение работников по группам перерывов производится ежедневно руководителем структурных подразделений.

Из объяснений представителя истца Трауш Т.П., показаний свидетелей ФИО2 и ФИО3., данных ими в ходе судебного разбирательства по настоящему делу следует, что перерыва на обед в магазине "Зодиак" не было, места для приема пищи и отдыха в магазине не имеется. В течение смены продавцы могли попить чай 15-20 минут в подсобке, если не было посетителей, отдыхать и принимать пищу в течение смены возможности не имели.

Доказательств того, что Нигматуллина Э.А. имела возможность использовать время перерыва, установленное Правилами внутреннего трудового распорядка, по своему усмотрению, ответчиком суду представлено не было.

При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции о том, что истец не имела возможности использовать предоставленное ей время для отдыха и приема пищи, в связи с чем это время подлежит включению в ее рабочее время, соответствует фактическим обстоятельствам дела и закону.

Коллегия находит частично заслуживающим внимания довод кассационной жалобы ответчика о том, что расчет подлежащих оплате истцу сверхурочных часов, приведенный в решении, произведен с нарушением норм материального права.

Согласно части 1 статьи 99 ТК РФ сверхурочной работой при суммированном учете рабочего времени является работа, выполняемая работником по инициативе работодателя сверх нормального числа рабочих часов за учетный период.

Из смысла приведенной нормы закона следует, что для определения количества рабочих часов, отработанных работником сверхурочно необходимо от фактически отработанных им часов отнять норму часов, рассчитанных в пределах нормальной продолжительности рабочего времени за учетный период.

В нарушение указанной нормы закона суд первой инстанции при исчислении отработанных Нигматуллиной Э.А. сверхурочно часов, от фактически отработанных ею за оспариваемый период часов отнял часы работы Нигматуллиной Э.А., учтенные ответчиком в представленных им табелях учета рабочего времени, что привело к неправильному определению судом количества часов, отработанных истцом сверхурочно. Это, в свою очередь, является основанием к изменению постановленного по названному требованию Нигматуллиной Э.А. судебного решения в кассационном порядке в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 362 ГПК РФ.

Учитывая, что все юридически значимые обстоятельства спора установлены на основании имеющихся материалов дела, с которыми стороны ознакомлены, коллегия находит возможным в соответствии со статьей 361 ГПК РФ изменить решение суда первой инстанции.

Как правильно установил суд первой инстанции, истцом с 1 января по 8 июня 2010 года фактически отработан 981 час. Поскольку Нигматуллина Э.А. уволилась до окончания расчетного периода, установленного у ответчика в 1 год, нормальным для нее числом рабочих часов будет количество рабочих часов в пределах продолжительности рабочего времени при 40-часовой рабочей неделе по производственному календарю за период с 1 января 2010 года по 8 июня 2010 года, которое составляет 822 часа (январь - 120, февраль - 151, март - 176, апрель - 175, май - 152, с 1 по 8 июня (6дн. х 8 час) - 48).

Учитывая изложенное, сверхурочно отработанными Нигматуллиной Э.А. будет 159 часов (981 - 822), а расчет недоплаченной заработной платы за сверхурочную работу в период с 1 января по 8 июня 2010 года будет следующий:

<данные изъяты> : 167 = <данные изъяты> - часовой заработок (оклад : норму часов в июне 2010 года);

<данные изъяты> х 1.5 х 2 = <данные изъяты> - оплата труда за первые два часа сверхурочной работы (часовой заработок х полуторный размер повышения оплаты труда за первые два часа сверхурочной работы (ст. 152 ТК РФ) х кол-во часов);

<данные изъяты> х 2 х 157 = <данные изъяты> - оплата труда за последующие часы сверхурочной работы (часовой заработок х двойной размер повышения оплаты труда за последующие часы сверхурочной работы (ст. 152 ТК РФ) х кол-во часов);

<данные изъяты> - оплата за сверхурочную работу без учета районного коэффициента и надбавок;

<данные изъяты> рублей - оплата за сверхурочную работу с учетом районного коэффициента и надбавок.

Таким образом, с ответчика ООО "Антарес и КО" в пользу Нигматуллиной Э.А. подлежит взысканию недоплаченная заработная плата за 159 часов сверхурочной работы в период с 1 января по 8 июня 2010 года в размере <данные изъяты>.

В соответствии с частью 3 статьи 98 ГПК РФ в случае, если суд вышестоящей инстанции, не передавая дело на новое рассмотрение, изменит состоявшееся решение суда нижестоящей инстанции или примет новое решение, он соответственно изменяет распределение судебных расходов.

Учитывая, что с ООО "Антарес и КО" в пользу Нигматуллиной Э.А. подлежит взысканию<данные изъяты>, с ответчика подлежит взысканию государственная пошлина в доход бюджета городского округа Анадырь в размере <данные изъяты>

Коллегия находит необоснованным довод кассационной жалобы ответчика о том, что судом в нарушение трудового законодательства из расчета сверхурочных часов, подлежащих оплате, не исключены часы работы истца в праздничные дни.

В соответствии со статьей 99 ТК РФ сверхурочная работа - работа, выполняемая работником по инициативе работодателя за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени: ежедневной работы (смены), а при суммированном учете рабочего времени - сверх нормального числа рабочих часов за учетный период.

Пунктом 5.4 Правил внутреннего трудового распорядка ООО "Антарес и КО", утвержденных приказом ответчика N 62 от 1 июля 2009 года, в структурных подразделениях (магазинах, барах, ресторанах), работающих круглосуточно, для работников (продавцов) установлен суммированный учет рабочего времени с учетным периодом равным 1 календарному году.

Таким образом, поскольку истец работала продавцом в круглосуточном магазине, ей был установлен суммированный учет рабочего времени. В связи с этим, с учетом положений приведенной выше статьи 99 ТК РФ, сверхурочной для нее работа становится только с того момента, когда она в учетном периоде отработает нормальное число рабочих часов и в этом же учетном периоде продолжает работать уже свыше нормального числа рабочих часов.

Поскольку по настоящему делу Нигматуллина Э.А. была уволена 8 июня 2010 года, то есть не отработала полностью учетный период, но в соответствии со статьей 140 ТК РФ она должна получить окончательный расчет, в том числе и оплату за сверхурочную работу, при увольнении, учетным для Нигматуллиной Э.А. будет период с 1 января по 8 июня 2010 года включительно.

Как следует из материалов дела, истцом за период с 1 января по 28 июля 2010 года фактически отработано 981 час (январь - 184, февраль - 168, март - 184, апрель - 192, май - 200, июнь - 53).

Количество часов в пределах нормальной продолжительности рабочего времени при 40-часовой рабочей неделе по производственному календарю за период с 1 января 2010 года по 8 июня 2010 года составляет 822 часа (январь - 120, февраль - 151, март - 176, апрель - 175, май - 152, июнь - 48).

Таким образом, учитывая, что истцом фактически в мае и июне 2010 года отработано 253 часа, сверх нормальной продолжительности рабочего времени истец начала работать 15 мая 2010 года. Отработанные истцом и подлежащие оплате сверхурочные 159 часов не попадают на праздничные дни, поскольку их нет в период с 15 мая по 8 июня 2010 года.

Поскольку в период с 1 января 2010 года до 15 мая 2010 года истец работала в пределах нормы рабочего времени за учетный период, то работа Нигматуллиной Э.А. в праздничные дни 1,2,4,5 января, 23 февраля, 1 и 9 мая 2010 года имела место в пределах нормы рабочего времени за учетный период, была оплачена ответчиком в повышенном размере и судом при расчете оплаты сверхурочных часов обоснованно повторно не учитывалась.

Довод ответчика в кассационной жалобе о том, что в полуторном размере должны оплачиваться первые два часа за каждый рабочий день в учетном периоде, коллегия находит ошибочным.

Согласно части первой статьи 99 ТК РФ сверхурочной работой при суммированном учете рабочего времени является работа, выполняемая работником по инициативе работодателя сверх нормального числа рабочих часов за учетный период.

В организациях или при выполнении отдельных видов работ, где по условиям производства (работы) не может быть соблюдена установленная для данной категории работников ежедневная или еженедельная продолжительность рабочего времени, допускается введение суммированного учета рабочего времени с тем, чтобы продолжительность рабочего времени за учетный период (месяц, квартал и другие) не превышала нормального числа рабочих часов (статья 104 ТК РФ).

Статья 152 ТК РФ устанавливает единый порядок оплаты часов сверхурочной работы. Сверхурочная работа оплачивается за первые два часа работы не менее чем в полуторном размере, за последующие часы - не менее чем в двойном размере.

Таким образом, при суммированном учете рабочего времени, исходя из определения сверхурочной работы, подсчет часов переработки ведется после окончания учетного периода, который установлен у конкретного работодателя. Поскольку у ответчика установлен учетный период один год, работа сверх нормального числа рабочих часов за один год оплачивается за первые два часа работы не менее чем в полуторном размере, а за все остальные часы - не менее чем в двойном размере.

При таких обстоятельствах примененный судом первой инстанции при подсчете оплаты за сверхурочную работу принцип расчета соответствует закону.

Коллегия не может признать обоснованным довод кассационной жалобы Нигматуллиной Э.А. о том, что расчет недоплаты заработной платы должен производиться из оклада не <данные изъяты>рублей, а <данные изъяты> рублей которые были установлены ей в трудовом договоре.

Как следует из материалов дела, 1 августа 2007 года между ООО "Антарес и КО" и Нигматуллиной Э.А. заключен трудовой договор, в соответствии с которым за выполнение обязанностей продавца магазина "Зодиак" работнику выплачивается должностной оклад (тарифная ставка) в размере <данные изъяты> рублей, процентная надбавка за работу в районах Крайнего Севера 100% в месяц, районный коэффициент к заработной плате в размере 100% в месяц (л.д. 3-5).

В пункте 4.1. трудового договора от 1 августа 2007 года, также заключенного между ООО "Антарес и КО" и Нигматуллиной Э.А., указано, что за выполнение обязанностей, предусмотренных данным трудовым договором, работнику выплачивается должностной оклад согласно штатного расписания, процентная надбавка за работу в районах Крайнего Севера 100% в месяц, районный коэффициент к заработной плате в размер 100% в месяц (л.д. 87-99).

Таким образом, указанные договоры, заключенные в один и тот же день между сторонами, по своему содержанию в части размера оплаты труда истца противоречат друг другу. Кроме того, в спорный период, с 1 января 2010 года у ответчика уже действовала иная система оплаты труда.

В соответствии со статьей 135 ТК РФ, установление системы оплаты труда, включая размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов), доплат и надбавок компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, системы доплат и надбавок стимулирующего характера и системы премирования, является прерогативой работодателя.

Из имеющегося в материалах дела штатного расписания ООО "Антарес и КО", введенного в действие с 1 июля 2009 года и утвержденного приказом организации от 1 июля 2009 года N 61 "О штатном расписании" следует, что оклад продавца установлен с 1 июля 2009 года в размере <данные изъяты> рублей, на который начисляются надбавки за работу в районах Крайнего Севера в размере<данные изъяты> рублей и районный коэффициент в размере <данные изъяты> рублей. Кроме этого, штатным расписанием установлена дополнительная выплата стимулирующего характера (премиальные) в размере <данные изъяты> рублей, а также доплата за работу в ночное время 20% -<данные изъяты> рубля. Суммы данных доплат являются фиксированными, то есть, указаны с учетом районного коэффициента и надбавок. Общая сумма заработной платы продавца в месяц составляет<данные изъяты> рублей в месяц (л.д. 100-101).

Из штатного расписания магазина "Зодиак" как структурного подразделения ООО "Антарес и КО" видно, что месячный фонд оплаты труда продавца составляет также <данные изъяты> рублей (л.д. 6). Из анализа указанного документа следует, что в составе оклада, указанного в размере<данные изъяты> рублей уже учтены доплаты (премиальные - <данные изъяты> рублей и ночные -<данные изъяты> рубля), установленные штатным расписанием организации как фиксированные суммы <данные изъяты>. Согласно данному штатному расписанию заработная плата продавца составляет также <данные изъяты> рублей, что соответствует штатному расписанию ООО "Антарес и Ко" (л.д. 6).

Поскольку трудовые договоры, заключенные между сторонами 1 августа 2007 года, противоречат по своему содержанию друг другу, а к моменту возникновения спорных правоотношений у ответчика действовала иная система оплаты труда, суд первой инстанции обоснованно принял для проведения расчета оклад продавца, установленный ответчиком с 1 июля 2009 года в утвержденном им штатном расписании и который составлял <данные изъяты> рублей.

Кроме того, из расчетных листов Нигматуллиной Э.А. видно, что ее заработная плата в период с 1 января 2010 года по 8 июня 2010 года начислялась именно из оклада <данные изъяты> рублей (л.д. 205-206).

Коллегия находит необоснованным довод кассационной жалобы Нигматуллиной Э.А. о том, что суд первой инстанции незаконно отказал во взыскании недоплаченных сумм компенсации за неиспользованный отпуск.

Согласно приказу ООО "Антарес и КО" от 1 июня 2010 года N 50-л/с Нигматуллина Э.А. уволена 8 июня 2010 года (л.д. 129). При увольнении Нигматуллиной Э.А. выплачена компенсация за 44 календарных дня неиспользованного отпуска (л.д. 130).

Как правильно указал суд первой инстанции, расчет среднего дневного заработка для выплаты компенсации за неиспользованный отпуск производится в порядке, предусмотренном частью 4 статьи 139 ТК РФ, с учетом норм Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденного постановлением Правительства РФ от 24 декабря 2007 N 922 (далее - Положение).

Пунктом 4 Положения определено, что средний дневной заработок для оплаты отпусков и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска исчисляется за последние 12 календарных месяцев.

Учитывая, что Нигамтуллина Э.А. была уволена 8 июня 2010 года, расчетным периодом для исчисления ей компенсации за неиспользованный отпуск будет период с 1 июня 2009 года по 30 мая 2010 года. Расчет производится исходя из фактически начисленной заработной платы в этот период, учитывая все предусмотренные системой оплаты труда виды выплат, применяемые у соответствующего работодателя, независимо от источников этих выплат произведенные именно в указанный период.

Поскольку согласно пункту 5.4 Правил внутреннего трудового распорядка ООО "Антарес и Ко", утвержденных приказом N 62 от 1 июля 2009 года, в структурных подразделениях (магазинах, барах, ресторанах), работающих круглосуточно, для работников (продавцов) установлен суммированный учет рабочего времени с учетным периодом равным 1 календарному году, право на получение заработной платы за сверхурочную работу Нигматуллина Э.А. имела по окончании учетного периода либо при увольнении. Учитывая, что в соответствии со статьей 140 ТК РФ при прекращении трудового договора работодатель обязан выплатить работнику все причитающиеся ему суммы, истец должна была получить причитающиеся суммы одновременно с окончательным расчетом, т.е. в июне 2010 года, который не входит в расчетный период для исчисления компенсации за отпуск.

При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции о том, что сумма недоплаты за сверхурочную работу за период с 1 января 2010 года по 8 июня 2010 года не подлежит учету при расчете компенсации за неиспользованный отпуск, и, следовательно, не влияет на размер начисленной компенсации, соответствует закону.

Отказывая Нигматуллиной Э.А. в удовлетворении требований о взыскании с ответчика недоплаченной заработной платы за период с 1 июля 2009 года по 30 апреля 2010 года, взыскании недоплаченной заработной платы за сверхурочную работу за период с 1 июля 2009 года по 31 декабря 2009 года, суд первой инстанции исходил из того, что Нигматуллина Э.А. по данным требованиям пропустила установленный статьей 392 ТК РФ трехмесячный срок обращения в суд.

Находя правильным решение суда первой инстанции в этой части, коллегия приходит к выводу о необоснованности довода кассационной жалобы истца о том, что ею не пропущен срок обращения в суд по указанным выше требованиям, поскольку о недоплате заработной платы она узнала только 15 апреля 2011 года, а о суммированном учете рабочего времени в ООО "Антарес и КО" - 15 декабря 2010 года.

В соответствии со статьей 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Таким образом, законодатель связывает возможность обращения в суд за защитой нарушенных прав с тем, когда работник узнал или должен был узнать об их нарушении.

Из искового заявления следует, что Нигматуллина Э.А., обращаясь с иском в суд 7 сентября 2010 года, указала, что ее трудовые права нарушены недоплатой заработной платы и отпускных, образовавшейся в связи с тем, что ответчиком не оплачена, в том числе, сверхурочная работа.

Из объяснений истца, данных ею в судебном заседании Анадырского районного суда 14 марта 2011 года, следует, что она обращалась по вопросу оплаты фактически отработанного времени кФИО1 - заведующей магазина, а ФИО1 по этому вопросу обращалась к руководителю ООО "Антарес и КО" <данные изъяты> и главному бухгалтеру, на коллективном собрании в конце года директор<данные изъяты> обещал оплатить работникам переработки, работу за отсутствующих работников, сверхурочную работу. Она не обращалась в суд раньше, поскольку работодатель обещал выплатить все суммы, когда пройдет кризис и улучшится финансовое положение предприятия. Нигматуллина Э.А. в этом же судебном заседании пояснила, что ежемесячно получала заработную плату, о чем расписывалась в платежных ведомостях (л.д.144-146).

Таким образом, из показаний истца следует, что уже в 2009 году ей было достоверно известно о нарушении ее трудовых прав невыплатой заработной платы за сверхурочную работу. При этом в суд с требованием о взыскании недополученной заработной платы она обратилась 7 сентября 2010 года, то есть с пропуском установленного статьей 392 ТК РФ срока обращения в суд.

При этом коллегия находит, что невыполнение работодателем обязанности по ознакомлению работников с локальными нормативными актами, регулирующими учет рабочего времени и порядок начисления заработной платы, а также невыполнение работодателем обязанности по своевременному предоставлению истцу расчетных листков не изменяет начало течения срока обращения в суд, установленного статьей 392 ТК РФ, как ошибочно полагает истец.

Коллегия не может признать обоснованным и довод кассационной жалобы истца о том, что при отсутствии расчетных листков, являющихся письменными доказательствами факта недоплаты ответчиком заработной платы, ее неаргументированное исковое заявление не было бы принято к производству суда.

Статьей 134 ГПК РФ установлен исчерпывающий перечень оснований для отказа в принятии искового заявления. Исходя из этого перечня непредставление истцом доказательств, подтверждающих обстоятельства на которых он основывает свои требования, не является основанием для отказа в принятии искового заявления. Следовательно, отсутствие у истицы документов, подтверждающих обстоятельства, на которых она основывает свои требования - расчетных листков, свидетельствующих о недоплате заработной платы, не является препятствием для обращения в суд в установленный законом срок.

Руководствуясь статьей 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Анадырского городского суда от 19 апреля 2011 года по настоящему делу в части, постановленной по требованию Нигматуллиной Э.А. о взыскании с ООО "Антарес и КО" недоплаченной заработной платы за сверхурочную работу за период с 1 января 2010 года по 8 июня 2010 года и в части распределения судебных расходов, изменить.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Антарес и КО" в пользу Нигматуллиной Э.А. недоплаченную заработную плату за сверхурочную работу в период с 1 января 2010 года по 8 июня 2010 года в размере <данные изъяты>

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Антарес и КО" в доход бюджета городского округа Анадырь государственную пошлину в размере <данные изъяты>.

В остальной части решение суда по настоящему делу оставить без изменения.

Кассационную жалобу истца Нигматуллиной Э.А., кассационную жалобу ООО "Антарес и КО" удовлетворить частично.

 

Председательствующий

Л.И. Дерезюк

Судьи

Н.Г. Мирошник

 

В.В. Шепуленко

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение СК по гражданским делам Чукотского окружного суда от 2 июня 2011 г. N 33-124/11


Текст определения официально опубликован не был