Обобщение судебной практики по делам об оспаривании арбитражными управляющими сделок по основаниям, предусмотренным законодательством о несостоятельности (банкротстве)

Обобщение судебной практики по делам об оспаривании арбитражными
управляющими сделок по основаниям, предусмотренным
законодательством о несостоятельности (банкротстве)

 

Основным средством защиты прав и законных интересов кредиторов от неправомерных действий должника и отдельных кредиторов являются положения Федерального Закона N 127-ФЗ от 26.10.02 "О несостоятельности (банкротстве)" о недействительности сделок, совершенных должником.

Сделки могут быть признаны недействительными по общим основаниям, предусмотренным действующим законодательством, в том числе параграфом 2 главы 9 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве.

Основания недействительности сделки, заключенной должником, устанавливаются статьей 103 Закона о банкротстве.

Допускается предъявление требований не только о признании оспоримой сделки недействительной, но и о признании недействительной ничтожной сделки. В обоих случаях требование о признании сделки недействительной сопровождается требованием о применении последствий ее недействительности, если имело место полное или частичное ее исполнение.

Полномочиями на предъявление исков о признании недействительными сделок с участием должника обладают временный управляющий - в период наблюдения (п. 1 ст. 66 Закона), административный, внешний и конкурсный управляющий - в соответствующих процедурах банкротства, а также кредиторы должника.

В силу прямого указания абзаца 1 пункта 7 статьи 103 Закона о банкротстве иск о признании сделки недействительной или применении последствий недействительности ничтожной сделки предъявляется внешним управляющим от имени должника. В остальных случаях, предусмотренных п. 2-5 статьи 103 Закона, внешний управляющий предъявляет иски от своего имени.

Аналогичное правило содержится в пункте 4 статьи 129 закона, устанавливающей полномочия конкурсного управляющего. Конкурсный управляющий предъявляет иски в суд о признании недействительными сделок, в том числе по основаниям, предусмотренным ст. 103 Закона о банкротстве, совершенных должником. Такие иски предъявляются конкурсным управляющим в соответствии с нормами о подведомственности и подсудности, предусмотренными АПК РФ. Вместе с тем по сделкам, которые могут быть признаны недействительными по основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 103 Закона о банкротстве, течение срока исковой давности начинается со дня, когда о наличии основания для признания таких сделок недействительными стало известно обладателю этого права, т.е. должнику, а не арбитражному управляющему. Напротив, сроки исковой давности по искам о признании сделок недействительными по основаниям, предусмотренным п.п. 2-5 ст. 103 Закона о банкротстве, исчисляются с того момента, когда о наличии основания для признания таких сделок недействительными узнал или должен был узнать именно арбитражный управляющий: при введении процедуры внешнего управления - с момента назначения внешнего управляющего, а при отсутствии внешнего управления - с момента назначения конкурсного управляющего.

Обобщение судебной практики рассмотрения споров по данной категории дел показывает правильное применение судами сроков исковой давности.

При оспаривании сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным Законом "Об акционерных обществах" - п. 1 ст. 103 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" - арбитражный управляющий выступает от имени должника, поэтому течение срока исковой давности исчисляется со дня, когда должник в лице своих органов, а не арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

1. Конкурсный управляющий при оспаривании крупной сделки по основанию несоблюдения порядка ее заключения не вправе ссылаться на недействительность решения общего собрания акционеров, не оспоренного в установленном порядке.

Белгородская область Дело N А08-148/07-11

Конкурсный управляющий ОАО "Б" обратился в арбитражный суд иском о признании недействительным договоров купли-продажи недвижимости, заключенных должником с ООО "М", а также договора купли-продажи недвижимости, заключенного ООО "М" и ООО "К", истребовании предмета сделок из чужого незаконного владения второго покупателя ООО "К" и о признании недействительным перехода права собственности на объекты недвижимого имущества.

В обоснование иска конкурсный управляющий ссылался на то, что сделки по отчуждению недвижимого имущества являются крупными, но совершены без одобрения собрания акционеров, договоры заключались генеральным директором Х., который на тот момент таковым не являлся, так как не был избран на собрании акционеров.

Решением суда, оставленным в силе судом апелляционной и кассационной инстанции, в удовлетворении исковых требований отказано.

Суды исходили из того, что материалами дела были подтверждены полномочия Х. на заключение договора от имени общества. Из протокола внеочередного общего собрания акционеров ОАО "Б" от 05.10.2002 усматривается, что Х. был избран генеральным директором общества при наличии кворума - 76,3 участвующих акционеров.

Из протоколов внеочередных общих собраний акционеров от 25.10.2002 и от 07.03.2003 следует, что акционерами было принято решение продать спорное недвижимое имущество по установленной собранием цене, а вырученные от продажи денежные средства направить на погашение задолженности.

Доводы истца о том, что из представленных протоколов нельзя установить, кто из акционеров принимал участие в собраниях, в связи с чем, решения собраний акционеров недействительны, были отклонены судебными инстанциями со ссылкой на то, что решения собраний по одобрению сделок акционерами не оспорены.

Кроме того, из представленных в материалы дела протоколов собраний акционеров ОАО "Б", реестра акционеров, договоров купли-продажи акций, следовало, что в собрании участвовали лица, владеющие в совокупности более 75% акций, что подтверждало наличие кворума, необходимого для принятия решений об одобрении крупной сделки.

Отказывая в иске, суд с учетом положений ст.ст. 181, 199, 200 Гражданского кодекса РФ применил исковую давность, о применении которой было заявлено ответчиками ООО "М" и ООО "К".

2. Срок исковой давности при оспаривании конкурсным управляющим договоров по основанию, предусмотренному п. 2 ст. 103 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", исчисляется в общем порядке, то есть с момента, когда о нарушенном праве стало известно органу юридического лица, а не конкурсному управляющему, предъявляющему в настоящем случае иск от имени должника.

Тамбовская область Дело N А64-4332/06-12

Конкурсный управляющий СХПК "З" обратился в арбитражный суд с иском к ОАО "К" (правопреемнику покупателя) о признании недействительным договора от 11.02.2003, заключенного должником с ООО "П", по отчуждению 9 объектов недвижимого имущества, ссылаясь на то, что дата договора не соответствует фактической дате его подписания, договор заключен неуполномоченным лицом, решение об отчуждении спорного имущества собранием членов кооператива не принималось.

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу, что договор купли-продажи от 11.02.2003 является оспоримой сделкой.

До вынесения решения по делу ответчик заявил о пропуске истцом срока исковой давности.

Поскольку конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с требованием о признании договора недействительным 09.08.2006, то есть по истечении срока исковой давности, суд на основании ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации отказал в иске.

Оставляя судебный акт без изменения, суды апелляционной и кассационной инстанции согласились с данным выводом.

В обоснование исковых требований истец не ссылался на пункты 2 и 3 статьи 103 Федерального Закона "О несостоятельности (банкротстве)", в этой связи судом апелляционной инстанции были отклонены доводы истца о необходимости исчисления срока исковой давности с момента, когда о совершенной сделке стало известно конкурсному управляющему.

Суд кассационной инстанции не принял во внимание доводы конкурсного управляющего о ничтожности договора купли-продажи, поскольку вне зависимости от того, оспорима или ничтожна названная сделка, срок исковой давности истцом пропущен.

Кроме того, в материалах дела отсутствовали доказательства о несоответствии даты, проставленной в договоре фактической дате его подписания и не приведено обстоятельств в обоснование ничтожности договора.

3. Договор, заключенный должником с заинтересованным лицом, не одобренный в порядке ст. 81, 83 ФЗ "Об акционерных обществах", является недействительным.

Смоленская область Дело N А62-10363/2005

В процессе рассмотрения дела возможна процессуальная замена временного управляющего на конкурсного управляющего в связи с введением следующей процедуры банкротства.

Временный управляющий ЗАО "С" предъявил исковые требования о признании недействительным спонсорского договора от 07.11.2005, заключенного должником с ООО Инвестстройпромсервис".

В качестве оснований иска указано, что договор заключен после принятия заявления о признании должника банкротом без согласия временного управляющего; сделка привела к предпочтительному удовлетворению требований ООО перед другими кредиторами; сделка является притворной, поскольку исполнения со стороны ООО не было; договор заключен с нарушением требований ст. 81, 83 ФЗ "Об акционерных обществах".

В ходе рассмотрения дела произведена замена истца на конкурсного управляющего.

Судом кассационной инстанции были отклонены доводы ответчика о том, что на момент предъявления иска временный управляющий не имел права предъявлять исковые требования.

При разрешении спора судом первой и апелляционной инстанции было установлено, что по условиям оспариваемого спонсорского договора должник обязался передать в собственность ООО административное здание площадью 1142 кв. м стоимостью 20523000 руб., а последнее - принять и оплатить объект недвижимости. Пунктом 1.1 договора предусмотрена обязанность Спонсируемого производить в порядке оплаты приобретенного имущества рекламные акции на производимые спонсором товары и услуги, в том числе в СМИ.

20.10.2005 в арбитражный суд поступило заявление о признании ЗАО СПК несостоятельным (банкротом).

09.11.2005 в отношении должника введена процедура наблюдения.

28.07.2006 должник признан несостоятельным (банкротом), введена процедура конкурсного производства.

Суд на основании ст. 19 Закона о банкротстве признал сделку совершенной с заинтересованным лицом, так как из материалов дела следовало, что генеральный директор должника являлся единственным участником ООО (спонсируемого). Поскольку стоимость отчуждаемого имущества составила более 2-х процентов от балансовой стоимости активов общества, при совершении сделки не были соблюдены требования ст. 81, 83 ФЗ "Об акционерных обществах" об одобрении ее общим собранием акционеров, суд признал сделку недействительной по основаниям, предусмотренным ст. 84 ФЗ "Об ОАО".

Кроме того, суд установил, что оплата по спонсорскому договору не производилась, работы по оказанию рекламных услуг ответчиком не исполнялись, в связи с чем, признал оспариваемый договор притворной сделкой, совершенной с целью прикрыть другую сделку по безвозмездному отчуждению имущества на основании ст. 170 Гражданского кодекса РФ.

Исковые требования конкурсного управляющего удовлетворены и в части применения последствий недействительности сделки.

Суд кассационной инстанции признал решение и постановление суда апелляционной инстанции законные и обоснованным.

4. Сделка, совершенная должником с отдельным кредитором, может быть признана недействительной на основании п. 3 ст. 103 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" только в случае предоставления доказательств наличия кредиторов на момент исполнения оспариваемой сделки. Сам факт возбуждения дела о банкротстве не подтверждает наличие кредиторов по текущим обязательствам.

Воронежская область Дело N А14-10059/2006

Внешний управляющий ОАО "В" обратился в арбитражный суд с иском к ОАО "Т" о признании недействительным договора купли-продажи зданий и применении последствий недействительности сделки, ссылаясь на то, что договор противоречит абз. 1 п. 1 ст. 63, п. 2, 3 ст. 103 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".

Материалами дела установлено, что оспариваемый договор заключен сторонами 14.06.2005, стоимость продаваемого недвижимого имущества составила 32000000 руб., которые должны быть уплачены ОАО "Т" не позднее 30.07.2005.

Из договора усматривается, что недвижимое имущество обременено залогом, возникшим на основании договоров ипотеки от 27.05.2005, заключенных должником со Сбербанком.

По акту приема-передачи объекты недвижимости переданы покупателю.

По письму Продавца Покупатель перечислил денежные средства на расчетный счет Сбербанка в счет погашения задолженности ОАО "В" по договорам об открытии невозобновляемой кредитной линии.

23.06.2005 УФРС зарегистрировало право собственности на здания за ОАО "Т", с указанием об обременении в виде ипотеки здания.

Определением суда от 31.08.2005 в отношении ОАО "В" введена процедура внешнего управления, утвержден внешний управляющий, которым заявлен настоящий иск.

Решением арбитражного суда в удовлетворении иска отказано. Вывод суда мотивирован тем, что указанной сделкой очередность удовлетворения требований как конкурсных кредиторов, так и кредиторов по текущим денежным обязательствам не нарушена.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда решение суда отменено в части отказа в удовлетворении требований о признании недействительным договора купли-продажи зданий, иск в этой части удовлетворен. При этом суд исходил из того, что сам факт принятия заявления о признании должника банкротом и возбуждение дела о несостоятельности (банкротстве) ОАО "В" свидетельствует о наличии у должника кредиторов помимо Сбербанка, в пользу которого произведен расчет за отчуждаемое имущество. Поскольку сделка влечет предпочтительное удовлетворение одного кредитора перед другим, суд пришел к выводу о наличии оснований, предусмотренных п. 3 ст. 103 Закона о банкротстве, для признания ее недействительной.

Суд кассационной инстанции не согласился с мнение апелляционного суда и признал законным и обоснованным решение суда первой инстанции по следующим основаниям:

Процедура наблюдения введена в отношении должника определением суда от 21.01.2005.

Срок исполнения обязательств по погашению ссуды перед Сбербанком наступил 29.04.2005 и 13.04.2005 соответственно, то есть после введения процедуры наблюдения, но до введения следующей процедуры (31.08.2005), что дает основания отнести указанные денежные обязательства к текущим.

В силу п. 2 и п. 3 ст. 5 Закона требования кредиторов по текущим обязательствам не подлежат включению в реестр требований кредиторов, указанные кредиторы не признаются лицами, участвующими в деле о банкротстве.

Пунктом 3 статьи 134 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" предусмотрено, что очередность удовлетворения требований кредиторов по текущим денежным обязательствам должника определяется в соответствии со статьей 855 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Однако названная норма регулирует отношения по погашению текущих платежей в процедуре конкурсного производства, в то время как в рассматриваемом случае текущие платежи были погашены в процедуре наблюдения, при этом законодательство о банкротстве не обязывает должника соблюдать требования статьи 855 ГК РФ и п. 3 ст. 134 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" при проведении расчетов по текущим обязательствам в период наблюдения.

Поскольку в материалы дела не было представлено доказательств наличия на момент погашения спорных обязательств иных кроме Сбербанка кредиторов по текущим обязательствам, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу, что при осуществлении расчетов по договору купли- продажи от 14.06.2005 не произошло предпочтительное удовлетворение требований Сбербанка перед другими кредиторами.

Кроме того, поскольку здания находились в залоге у Сбербанка, в силу положений ст. 101, 138 Закона о банкротстве вырученные от реализации заложенного имущества денежные средства могли быть направлены только залогодержателю, за исключением первой и второй очереди, требования которых возникли до заключения договора залога. Из реестра кредиторов ОАО "В" усматривается, что требования кредиторов первой и второй очереди не установлены.

Суд кассационной инстанции признал необоснованным вывод суда апелляционной инстанции о том, что из факта принятия заявления и возбуждения в отношении должника дела о несостоятельности (банкротстве) презюмируется наличие иных кроме АК Сбербанк кредиторов, поскольку он не был подтвержден материалами дела и носил предположительный характер.

Суд кассационной инстанции отменил постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда и оставил в силе решение Арбитражного суда Воронежской области.

5. Действия должника, направленные на прекращение обязательств, вытекающих из ранее заключенных договоров, в силу статьи 153 Гражданского кодекса РФ надлежит квалифицировать как самостоятельную сделку.

Липецкая область Дело N А36-3325/2006

Конкурсный управляющий ЗАО "С" обратился в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю Б.С.Д. и ЗАО "С" о признании недействительной сделки по зачету взаимных требований от 19.04.2005.

При проведении анализа финансовой документации должника конкурсным управляющим была установлена задолженность ИП Б. перед ЗАО "С" в сумме 112 570 руб. за поставленную мебель.

В процессе судебного разбирательства по другому делу Б. были представлены документы, свидетельствующие об имеющемся и ЗАО долге перед ним по договору аренды нежилого помещения от 28.06.2004 в сумме 169 059 руб., а также из представленных писем следовало, что ЗАО поставляло мебель и оргтехнику ИП Б. в счет погашения имеющейся задолженности.

Поставка мебели произведена по накладным от 19.04.2005 на сумму 112570 рублей.

Полагая, что совершенные ответчиками действия по поставке товара и его принятию являются сделкой по одностороннему взаимозачету, в нарушение ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" проведенной в течение шести месяцев, предшествующих подаче заявления о признании общества банкротом, при наличии других кредиторов, что свидетельствует о предпочтительном удовлетворении требований предпринимателя перед другими кредиторами, конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Решением Арбитражного суда Липецкой области в удовлетворении иска отказано. Суд исходил из того, что передача имущества ЗАО "С" для погашения задолженности по арендной плате не является самостоятельной сделкой, а представляет собой лишь исполнение должником принятых на себя обязательств по договору аренды, который был заключен должником более чем за шесть месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда решение отменено, иск конкурсного управляющего удовлетворен.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что спорная сделка направлена на предпочтительное удовлетворение требований кредитора Б.С.Д., в связи с чем, является недействительной по основаниям п. 3 ст. 103 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".

Суд кассационной инстанции признал обоснованными выводы суда апелляционной инстанции.

По смыслу п. 3 ст. 103 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" для признания недействительной сделки необходимо наличие в совокупности двух обстоятельств. Во-первых, спорная сделка должна быть заключена в течение шести месяцев, предшествующих подаче заявления о признании должника банкротом.

Во-вторых, она должна повлечь за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими кредиторами.

Передача имущества по накладным от 19.04.2005 на сумму 112570 руб. представляет собой действия ЗАО "С" по погашению задолженности перед Б.С.Д.

Поскольку указанные действия направлены на прекращение обязательств, вытекающих из ранее заключенных договоров, такие действия в силу статьи 153 Гражданского кодекса РФ надлежит квалифицировать как самостоятельную сделку.

Судом установлено, что сделка по передаче имущества совершена в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом.

На момент совершения данной сделки у должника имелись другие кредиторы, о чем свидетельствовал представленный в материалы дела реестр требований кредиторов.

Суд кассационной инстанции признал обоснованными выводы апелляционного суда, что заключение спорной сделки повлекло предпочтительное удовлетворение требований предпринимателя Бессонова, что привело к нарушению прав других кредиторов, в связи с чем данная сделка в силу п. 3 ст. 103 Закона о банкротстве является недействительной.

6. Последствия недействительности ничтожной сделки могут быть применены в случае доказанности факта исполнения сделки и в соответствии с положениями ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации путем возврата полученного по сделке.

Тамбовская область Дело N А64-6649/06-12

Временный управляющий ОАО "Птицефабрика "П" обратился в арбитражный суд с иском к ООО "А" о признании недействительным договора о совместной деятельности и применении последствий недействительности сделки виде передачи должнику 13800 центнеров пшеницы.

Иск обоснован тем, что при заключении договора был нарушен пункт 4 статьи 20 Земельного кодекса Российской Федерации, ухудшилось финансовое состояние должника вследствие распределения прибыли от совместной деятельности в соотношении 97% - доля ООО "А", 3% - доля Птицефабрики.

Как установлено судом, 01.04.2006 между ОАО "Птицефабрика "П" и ООО "А" заключен договор о совместной деятельности.

По условиям договора ООО предоставляет денежные средства в размере, необходимом для проведения сельскохозяйственных работ, а также своими силами производит сельскохозяйственные работы на предоставленных Птицефабрикой землях.

ОАО "Птицефабрика "П" в качестве вклада в совместную деятельность вносит право использования земельных угодий сельскохозяйственного назначения: земельный участок площадью 465 га, предоставленный в аренду на 10 лет, земельный участок площадью 1169 га, предоставленный в постоянное бессрочное пользование и земельный участок площадью 367 га, предоставленный в постоянное пользование.

Определением Арбитражного суда Тамбовской области от 14.04.2006 в отношении ОАО "Птицефабрика "П" введена процедура наблюдения.

Решением арбитражного суда Тамбовской области исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда отменено в части применения последствий недействительности ничтожной сделки.

Удовлетворяя исковые требования в части признания спорного договора недействительным, суды трех инстанций исходили из того, что передача в простое товарищество земельных участков, находящихся у птицефабрики на праве пользования, произведена в нарушение п. 4 ст. 20 Земельного кодекса РФ; в результате исполнения сделки должнику могут быть причинены убытки. На основании ст. 168 Гражданского кодекса РФ суды признали сделку ничтожной.

Отказывая в удовлетворении части требований о взыскании 13800 центнеров пшеницы, суд апелляционной инстанции исходил из того, что по договору о совместной деятельности спорная пшеница истцом не передавалась, и не фигурировала в договоре от 01.04.2006 как вклад участника простого товарищества.

Суд кассационной инстанции согласился с данным выводом, указав, что двусторонняя реституция означает восстановление сторон в первоначальное положение. Требования о передаче пшеницы в порядке применения последствий недействительности сделки не основаны на нормах действующего законодательства.

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Обобщение судебной практики по делам об оспаривании арбитражными управляющими сделок по основаниям, предусмотренным законодательством о несостоятельности (банкротстве)


Документ размещен на официальном сайте Федерального арбитражного суда Центрального округа: http://fasco.arbitr.ru/