Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 12 января 2011 г. по делу N А35-11359/2009 (ключевые темы: принципал - сельскохозяйственные товаропроизводители - агентский договор - агент - договор о совместной деятельности)

Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа
от 12 января 2011 г. по делу N А35-11359/2009
(извлечение)

 

Федеральный арбитражный суд Центрального округа в составе: председательствующего, судей, при участии в заседании: от ЗАО "Т" - Т.С.П. - юрисконсульта (дов. N 3 от 30.03.2010), М.Н.А. - представителя (дов. б/н. от 27.12.2010), от Межрайонной ИФНС России N 1 по Курской области - Ш.О.М. - гл. гос. налог. инспектора (дов. N 13 от 19.01.2010), Щ.И.В. - гл. спец.-эксперта юр. отдела (дов. N 1 от 11.01.2010), Ш.П.А. - вед. спец.-эксперта правового отдела УФНС России по Курской области (дов. N 9 от 15.01.2010),

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной ИФНС России N 1 по Курской области на решение Арбитражного суда Курской области от 21.04.2010 и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.08.2010 по делу N А35-11359/2009, установил:

Закрытое акционерное общество "Т" (далее - Общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России N 1 по Курской области (далее - Инспекция) N 09-08/15ДСП от 06.08.2009 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления и предложения уплатить: 27 860 082 руб. налога на добавленную стоимость, 6 937 785,27 руб. пеней и 2 324 853 руб. штрафа по п. 1 ст. 122 НК РФ за его неуплату; 1 443 175 руб. налога на прибыль организаций, 465 951 руб. пеней и 88 625 руб. штрафа по п. 1 ст. 122 НК РФ за его неуплату (с учетом уточнения заявленных требований).

Решением Арбитражного суда Курской области от 21.04.2010 заявленные Обществом требования удовлетворены в полном объеме.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.08.2010 решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Инспекция обратилась с кассационной жалобой на состоявшиеся по делу судебные акты, в которой, ссылаясь на неправильное применение норм материального права, а также на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам спора, просит их отменить.

В силу ч. 1 ст. 286 АПК РФ предметом оценки суда кассационной инстанции являются судебные акты исходя из доводов, изложенных в жалобе.

Изучив материалы дела, заслушав представителей сторон, рассмотрев доводы жалобы и отзыва на нее, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения обжалуемых решения и постановления.

Как следует из материалов дела, Инспекцией проведена выездная налоговая проверка по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах за период с 01.01.2005 по 30.09.2008, по результатам которой составлен акт N 09-08/13дсп от 05.06.2009 и принято решение N 09-08/15дсп от 06.08.2009 о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Указанным решением Обществу доначислено и предложено уплатить: 28 809 156 руб. налога на добавленную стоимость, 7 053 891 руб. пеней и 2 417 135 руб. штрафа по п. 1 ст. 122 НК РФ за его неуплату; 1 564 537 руб. налога на прибыль организаций, 505 134 руб. пеней и 99 761 руб. штрафа по п. 1 ст. 122 НК РФ за его неуплату; 223 650 руб. пени и 7 218 руб. штрафа по ст. 123 НК РФ за неправомерное неперечисление (неполное перечисление) сумм налога на доходы физических лиц, подлежащих удержанию и перечислению налоговым агентом.

Согласно решению N 09-08/15дсп от 06.08.2009 основаниями для доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 22 014 202 руб. послужили выводы Инспекции о том, что договоры о совместной деятельности в форме совместного осуществления операций, заключенные налогоплательщиком с сельскохозяйственными производителями, являются притворными; бухгалтерский учет по данным договорам не соответствует нормам ПБУ 20/03.

Доначисляя 5 845 880 руб. налога на добавленную стоимость и 1 443 175 руб. налог на прибыль организаций, Инспекция исходила из следующего:

- агентские договоры, заключенные налогоплательщиком с ООО "Р", ООО "С", ООО "ТК "А", ООО "А" (принципалы), являются притворными сделками в силу ст. 170 ГК РФ, заключались с целью прикрыть договоры поставки с организациями - сельхозтоваропроизводителями, применяющими единый сельскохозяйственный налог и не являющимися плательщиками налога на добавленную стоимость;

- участники агентского договора являются взаимозависимыми лицами в силу ст. 20 НК РФ;

- путем заключения агентских договоров создана схема минимизации налоговых обязательств - приобретение товара осуществляется через цепочку контрагентов-принципалов исключительно по документам, без фактического движения сырья;

- Общество является недобросовестным налогоплательщиком, использующим схемы для искусственного удорожания сахарной свеклы с целью дальнейшего неправомерного изъятия из бюджета налога на добавленную стоимость;

- налогоплательщиком неправомерно отнесены на расходы, связанные с производством и реализацией, суммы произведенной наценки ООО "Р", ООО "С", ООО "ТК "А", получаемой от реализации сахарной свеклы по ничтожным сделкам (исключительно по документам, без фактического движения сырья).

Не согласившись с данными выводами, Общество обратилось в УФНС России по Курской области с апелляционной жалобой, по результатам рассмотрения которой было принято решение N 642 от 08.10.2009 об оставлении решения Инспекции N 09-08/15дсп от 06.08.2009 без изменения и его утверждении.

Полагая, что произведенные налоговым органом доначисления не соответствуют законодательству о налогах и сборах, нарушают его права и законные интересы, Общество обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Разрешая спор по существу заявленных требований, суд полно и всесторонне исследовав доказательства, представленные сторонами по делу, правомерно руководствовался следующим.

В соответствии с п. 2 ст. 171 НК РФ (в редакции, действовавшей до 01.01.2006) вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), используемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения, либо для перепродажи.

Налоговые вычеты в силу п. 1 ст. 172 НК РФ производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг) и документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, после принятие на учет указанных товаров (работ, услуг).

В силу п. 2 ст. 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению при условии ее оформления в соответствии с пунктами 5, 6 данной статьи.

Из содержания приведенных норм следует, что право налогоплательщика на применение налогового вычета по налогу на добавленную стоимость поставлено в зависимость от соблюдения им следующих условий: товары, работы (услуги) оплачены и поставлены на учет; приобретены для осуществления операций, признаваемых объектом налогообложения в соответствии с гл. 21 НК РФ; счета-фактуры оформлены с учетом требований п.п. 5, 6 ст. 169 НК РФ.

Федеральным законом N 119-ФЗ от 22.07.2005 изменены основания для применения налоговых вычетов, в частности в новой редакции ст. 172 НК РФ исключено в качестве общего правила требование об уплате сумм НДС для принятия их к налоговому вычету.

При этом требования законодательства о налогах и сборах относятся не только к наличию всех обязательных реквизитов в выставляемых в адрес налогоплательщика счетах-фактурах, но и к достоверности сведений, которые в них содержатся.

В соответствии со ст. 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организации является прибыль, полученная налогоплательщиком.

Прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину расходов, которые определяются в соответствии с гл. 25 НК РФ.

Согласно п. 1 ст. 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 НК РФ).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством.

При этом, расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Таким образом, гл. 25 НК РФ при регулировании налогообложения прибыли организаций установила соотносимость доходов и расходов и связь последних именно с деятельностью организации по извлечению прибыли.

Следовательно, расходы, обусловленные необходимостью осуществления организацией своей деятельности, в соответствии с действующим налоговым законодательством предполагают признание их экономически оправданными (обоснованными).

В тоже время, поскольку уплата сумм налога на прибыль налогоплательщиком - организацией является налоговой обязанностью, то документы, на которые ссылается налогоплательщик в подтверждение исполнения такой обязанности, должны отвечать предъявляемым требованиям и достоверно свидетельствовать об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает налоговые последствия.

Право налогоплательщика на уменьшение полученного им дохода на сумму произведенных расходов является разновидностью налогового вычета, предоставляемого добросовестным налогоплательщикам для компенсации реально понесенных ими затрат, связанных с получением дохода, в связи с чем обусловлено необходимостью подтверждения надлежащими документами факта несения таких расходов.

Учитывая изложенное, затраты налогоплательщика уменьшающие налоговую базу по налогу на прибыль, должны быть реально понесенными и документально подтвержденными, а сведения содержащиеся в этих документах - достоверными.

В соответствии с п. 7 ст. 3 НК РФ, п. 2 Определения Конституционного Суда РФ N 138-О от 25.07.2001 в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика.

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в постановлении Пленума ВАС РФ N 53 от 12.10.2006, судебная практика разрешения налоговых споров также исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщиков, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

При этом доводы налогового органа о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды должны основываться на совокупности доказательств с бесспорностью подтверждающих наличие обстоятельств, свидетельствующих о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Также, в Определениях Конституционного суда Российской Федерации N 467-О от 16.11.2006, N 468-О-О от 05.03.2009 и других разъяснено, что при разрешении споров, касающихся выполнения обязанности по уплате налогов, арбитражные суды не должны ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства о налогах и сборах и в случае сомнений в правильности применения налогового законодательства, в том числе правомерности применения налоговых вычетов, обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств - факт оплаты покупателем товаров (работ, услуг), действительные отношения продавца и покупателя, наличие иных, помимо счетов-фактур, документов, подтверждающих уплату налога в составе цены товара (работы, услуги), и т.п.

В соответствии со ст. 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает относимость, допустимость и достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.

Как следует из материалов дела, в 2005-2007 года Общество осуществляло деятельность в рамках договоров о совместной деятельности в форме совместного осуществления операций, заключенных с ОАО "М", ОАО "А", ООО "Р", ООО "А", ООО "Агрофирма "Г", ООО "Агрофирма "К", ООО "А-А", ООО "И", ООО "З", ООО "Л", ООО "Я", ООО "П", СПК "Р" Глушковского района, СПК "Р-я", СПК "К", СПК "Д", СПК "Н", СПК "К-о", СПК "П", КФК "А", КФК "О", КФХ "А-с", КФК "Н", КФХ "Н", КФХ "И", КХ "О", КХ "А", КХ К.И.А., ИП М.С.В., ИП Д.О.Н., П.Г.П., П.С.И., С.Н.Н., С.Н.И., Л.И.В., К.Л.И. (далее - сельхозтоваропроизводители).

Предметом указанных договоров являлись совместные действия сторон, направленные на достижение общей цели - производство белого сахара, соответствующего требованиям ГОСТ 21-94 (п.п. 1.1, 1.2 договоров).

Согласно п. 1.3 договоров вкладом в совместную деятельность Общества являлись навыки и умения, связанные с производством продукции (белого сахара), а также деятельность, направленная на производство продукции.

Вкладом сельхозтоваропроизводителей, в силу п. 1.4. договоров, являлись навыки и умения, связанные с выращиванием сахарной свеклы, являющейся сырьем для производства продукции, а также деятельность, направленная на выращивание и сбор урожая сахарной свеклы.

В соответствии с п. 1.6 договоров каждая сторона выполняет определенный этап производства с использованием собственных активов. При этом каждая из сторон самостоятельно ведет учет своей части расходов и обязательств, а также причитающейся ему доли готовой продукции, произведенной в рамках указанных договоров.

Этапом производства продукции для Общества является деятельность по переработке сахарной свеклы, включающей в себя хранение сахарной свеклы, непосредственно ее переработку с использованием собственных производственных мощностей, а также хранение готовой продукции (п. 1.7 договоров).

Этапом производства продукции для сельхозтоваропроизводителей по условиям п. 1.8 договоров, является производство сахарной свеклы урожая определенного года и поставка сахарной свеклы на свеклопункт Общества.

Распределение продукции и побочных продуктов переработки, полученных в результате совместной деятельности, согласно п.п. 1.9, 1.10, 3.1 договоров, производилось Обществу 35%, сельхозтоваропроизводителям - 65%.

Аналогичным образом, в соответствии с п. 2.3 договоров, распределялись и расходы.

Дополнительными соглашениями к договорам о совместной деятельности в форме совместного осуществления операций изменено распределение продукции и побочных продуктов переработки, оно уставлено для Общества в размере 30%, для сельхозтоваропроизводителей - 70%.

Оценив условия и предмет указанных договоров, суд пришел к выводу об их соответствии требованиям гл. 55 ГК РФ "Простое товарищество".

В частности, п. 1 ст. 1042 ГК РФ предусмотрено, что в качестве вклада в совместную деятельность могут вноситься, имущество (без определения момента его появления у стороны), профессиональные знания, навыки и умения.

При этом перечень вкладов, установленный ст. 1042 ГК РФ не является исчерпывающим. В связи с этим, участниками совместной деятельности в качестве вклада также может вноситься деятельность по выращиванию сахарной свеклы и деятельность по производству сахара.

Кроме того, исследуя фактические обстоятельства дела, суд установил, что в рамках договоров на свеклопункт Общества от сельхозтоваропроизводителей в 2005 году поступила свекла урожая 2005 года в количестве 66 948,628 тонн, из которых 45 018,573 тонн приходится на долю хозяйств (65%, 70%), 21 930,055 тонн - на долю завода (30%, 35%).

В 2006 году поступила свекла урожая 2006 года в количестве 142 332,419 тонн, из которых 94 166,989 тонн приходится на долю хозяйств (65%, 70%), 48 165,430 тонн - на долю завода (30%, 35%).

В 2007 году поступила свекла урожая 2007 года в количестве 125 177,597 тонн, из которых 81 365,437 тонн приходится на долю хозяйств (65%, 70%), 43 812,160 тонн - на долю завода (30%, 35%).

Следовательно, сельхозтоваропроизводители исполняли свои обязательства в рамках осуществления совместной деятельности, а именно, занимались производством сахарной свеклы и поставляли ее на свеклопункт налогоплательщика.

Стороны договоров о совместной деятельности в форме совместного осуществления операций в разделе 5 договоров утвердили порядок учета совместной деятельности.

При ведении бухгалтерского учета стороны пришли к соглашению руководствоваться Положением по бухгалтерскому учету "Информация об участии в совместной деятельности" ПБУ 20/03, утвержденным Приказом Министерства финансов Российской Федерации N 105н от 24.11.2003.

Согласно п. 7 ПБУ 20/03, каждый участник договора совместной деятельности на условиях совместно осуществляемых операций отражает свою часть расходов и обязательств, а также причитающуюся ему долю экономических выгод или дохода в соответствии с условиями договора.

Доходы, расходы, обязательства и активы по совместно осуществляемым операциям каждым участником договора учитываются обособленно в доле, относящейся к участнику.

В соответствии с п. 9 ПБУ 20/03 активы считаются совместно используемыми в случае, когда имущество находится в общей собственности участников договора с определением доли каждого из собственников в праве собственности (долевая собственность) и собственники заключают договор с целью совместного использования такого имущества для получения экономических выгод или дохода. При этом каждый участник договора в бухгалтерском учете отражает свою часть расходов и обязательств, а также причитающуюся ему долю экономических выгод или дохода согласно условиям договора.

По условиям договоров о совместной деятельности в форме совместного осуществления операций, каждая из сторон в бухгалтерском учете отражает свою часть расходов и обязательств, а также причитающуюся ему долю экономических выгод или дохода в порядке, установленном разделом 3 договоров.

Доходы, расходы, обязательства и активы по совместно осуществленным операциям каждой стороной учитываются обособленно в доле, относящейся к стороне договора, в аналитическом учете по соответствующим синтетическим счетам учета доходов, расходов, обязательств и активов.

В учетной политике ЗАО "Т" предусмотрено, что материально-производственные запасы, принятые от заказчиков на переработку, учитываются на забалансовом счете 003 "Материалы, принятые в переработку" в оценке, предусмотренной договором.

Учитывая изложенное, отражение Обществом получаемой от сельхозтоваропроизводителей по договорам о совместной деятельности сахарной свеклы за балансом, также как и доли продукции, причитающейся другим участникам договора, как обоснованно указано судом, соответствовало требованиям Положения по бухгалтерскому учету ПБУ 20/03 (п. 7), а также условиям данных договоров и утвержденной Обществом учетной политики.

Статьей 170 ГК РФ определено, что мнимой сделкой признается сделка, совершенной лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, а притворной сделкой - сделка, совершенной с целью прикрыть другую сделку.

Из содержания указанной нормы следует, что мнимая сделка не порождает никаких последствий и, совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения. При совершении притворной сделки воля ее участников направлена на достижение целей, обозначенных в прикрываемой сделке, которую стороны исполняют фактически.

Исходя из наличия реальных хозяйственных отношений с сельхозтоваропроизводителями в рамках договоров о совместной деятельности и соблюдения Обществом порядка ведения бухгалтерского учета, суд пришел к правильному выводу об отсутствии у налогового органа оснований для квалификации спорных договоров притворными и, соответственно, отсутствия оснований для доначисления 22 014 202 руб. налога на добавленную стоимость по данному эпизоду.

Разрешая спор в части применения Обществом вычетов по налогу на добавленную стоимость и включении в состав расходов, учитываемых при определении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль, затрат по агентским договорам, судом установлено следующее.

ЗАО "Т" в 2005-2007 годах были заключены агентские договора с ООО "Р", ООО "А", ООО "Т" (принципалы).

По условиям п.п. 1.1, 1.3, 1.4 указанных договоров ЗАО "Т" (агент) обязался за вознаграждение совершать по поручению принципалов юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала, при этом агент не вправе совершать какие либо из действий, перечисленных в данном договоре, но вправе заключать субагентские договоры с другими лицами.

Пунктами 1.2 договоров предусмотрено, что по сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, права и обязанности возникают у агента.

В соответствиями с п. 2.1.1 договоров принципал, в целях исполнения агентом возложенных на него обязанностей, взял на себя обязательство поставить агенту семена сахарной свеклы, удобрения, средства защиты растений, горюче-смазочные материалы, другие материальные ресурсы и денежные средства для передачи свеклосеющим хозяйствам на организацию предпосевной, посевной, и уборочных кампаний 2005-2007 годов, и уплачивать агенту вознаграждение. Передача ресурсов оформляется актом приема-передачи, а хранение ресурсов осуществляется агентом за свой счет.

Агент, в свою очередь, обязался на основании предоставленных хозяйствами технологических карт и посевных площадей под сахарную свеклу, организовать сбор заявок на обеспечение хозяйств ресурсами, предоставить их принципалу (п. 2.3.1 договоров); по поручению принципалов заключать договоры с третьими лицами на условиях и форме указанных принципалом (п. 2.3.3 договоров); производить расчеты по договорам, заключенным по поручению принципала (п. 2.3.4 договоров); принимать ресурсы от принципала, проверять их качество и количество (п. 2.3.5 договоров); обеспечить контроль целевого использования переданных ресурсов (п. 2.3.6 договоров); принять от принципала сахарный песок и реализовать его покупателям, а денежные средства, полученные от реализации, направить на закупку материальных ресурсов или вернуть принципалу (п. 2.3.8 договоров); передать принципалу полученную от хозяйств сахарную свеклу или по поручению принципала реализовать ее третьим лицам (п. 2.3.11 договоров); передать принципалу сахарный песок, полученный по договорам, заключенным по поручению принципала (п. 2.3.12 договоров); не позднее 15 числа каждого месяца, следующего за отчетным, предоставлять принципалу письменный отчет с указанием количества совершенных сделок, всех расходов, произведенных агентом за счет принципала (п. 2.3.15 договоров).

Оценив условия и предмет указанных договоров, суд пришел к выводу об их соответствии требованиям гл. 51 ГК РФ "Комиссия" и гл. 52 ГК РФ "Агентирование".

При этом судом установлено, что в рамках агентских договоров ЗАО "Т" осуществляло финансирование хозяйств - свеклосдатчиков под урожай сахарной свеклы.

В этих целях Общество заключало с сельхозтоваропроизводителями договоры займа на предоставление денежных средств в целях приобретения товаров и материалов, необходимых для производства сахарной свеклы, а также договоры контрактации сахарной свеклы, по условиям которых Общество осуществляет инвестирование производства сахарной свеклы, а производитель обязуется вырастить сахарную свеклу и передать полученный урожай акционерному обществу.

Во всех вышеназванных договорах указано, что ЗАО "Т" действует на основании агентского договора.

О распределении между хозяйствами материальных ресурсов, как в виде средств денежного кредитования, так и в виде товарного кредита, агентом были составлены отчеты.

После сбора сельхозтоваропроизводителями урожая сахарной свеклы и передачи ее ЗАО "Т", последним также составлялись отчеты о поступлении сахарной свеклы.

Реализуя предоставленные по агентским договорам полномочия, Общество по счетам-фактурам передало всю поступившую к нему от хозяйств свеклу принципалу.

По итогам выполнения для принципалов юридических и фактических действий агентом были составлены отчеты о начислении вознаграждения по агентским договорам и выставлены счета-фактуры на суммы указанных вознаграждений.

Таким образом, в рамках исполнения агентских договоров принципалами были переданы агенту средства (денежные и материальные) для финансирование производства сахарной свеклы. Агент произвел обусловленные агентскими договорами действия по передаче этого финансирования производителям свеклы в интересах принципалов.

Затратив свои средства на финансирование хозяйств, принципалы становились собственниками сахарной свеклы, которую в последующем они, в рамках реализации полномочий собственника, передали по договорам поставки ЗАО "Т" для производства сахара. Принятие свеклы и помещение ее на призаводской свеклопункт оформлялось актом приемки.

Совокупность указанных обстоятельств, свидетельствует о наличии фактического исполнения сторонами агентских договоров, что в свою очередь не позволяет сделать вывод о притворности данных сделок.

Ссылки налогового органа на взаимозависимость ЗАО "Т" и ООО "Р", ООО "А", ООО "Т", которая, по его мнению, повлияла на уклонение налогоплательщика от уплаты налогов, в данном случае не имеют правового значения, поскольку в соответствии с п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ N 53 от 12.10.2006, взаимозависимость участников сделок сама по себе не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Кроме того, взаимозависимость юридических лиц не является нарушением законодательства, в том числе налогового, а гл. 25 НК РФ не предусмотрены особые правила определения расходов взаимозависимыми налогоплательщиками.

Наличие взаимозависимости в силу п.п. 1 п. 2 ст. 40 НК РФ является основанием для проверки правильности применения цен по сделкам.

Однако, в рамках проверки налоговый орган не установил применение сторонами сделок цен, которые отклоняются более чем на 20% в сторону понижения или повышения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени; налоговым органом не установлено неисполнение сторонами договора своих обязательств, а также нарушение ими законодательства о налогах и сборах при осуществлении деятельности.

При этом, каким образом взаимозависимость ЗАО "Т" и ООО "Р", ООО "А", ООО "Т" отразилась на результатах спорных сделок и на характере финансово-хозяйственных взаимоотношений между обществами, Инспекцией не указано.

Доказательств совершения Обществом и его контрагентами согласованных действий, направленных на искусственное создание условий для получения незаконной налоговой выгоды, Инспекция в нарушение п. 6 ст. 108 НК РФ, ч. 1 ст. 65, ч. 5 ст. 200 АПК РФ не представила.

В связи с этим выводы налогового органа о преднамеренном вовлечении в хозяйственный оборот вместо свеклосеющих хозяйств, применяющих специальный налоговый режим в виде единого сельскохозяйственного налога и не уплачивающих налог на добавленную стоимость, принципалов, находящихся на общей системе налогообложения и уплачивающих в бюджет налог на добавленную стоимость, являются предположительными.

При таких обстоятельствах, произведенные Обществом по данному эпизоду расходы обоснованно признаны судом документально подтвержденными и экономически обоснованными, то есть соответствующие критериям, установленным ст. 252 НК РФ, для включения их в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу при исчислении налога на прибыль.

Учитывая изложенное решение Инспекции N 09-08/15ДСП от 06.08.2009 в части доначисления налогоплательщику налога на прибыль организаций в сумме 1 443 175 руб. не может быть признанно законным.

В соответствии с ч. 2 ст. 201 АПК РФ арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

Следовательно, у суда было достаточно оснований для признания решения Инспекции N 09-08/15ДСП от 06.08.2009 недействительным в оспариваемой части.

Все доводы кассационной жалобы исследовались судом первой и апелляционной инстанций, им дана надлежащая оценка. Они излагают позицию налогового органа без учета выводов судов, и по сути, выражают лишь несогласие с принятыми решением и постановлением.

В силу ст. 286, ч. 2 ст. 287 АПК РФ переоценка доказательств выходит за пределы полномочий суда кассационной инстанции.

Поскольку все фактические обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения спора по существу, установлены судами на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, отвечающих признакам относимости, допустимости и достаточности, им дана надлежащая правовая оценка, кассационная коллегия не находит оснований для отмены или изменения оспариваемых решения и постановления.

Нарушений норм процессуального закона, влекущих отмену обжалуемых судебных актов, также не установлено.

Руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 287, ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, постановил:

Решение Арбитражного суда Курской области от 21.04.2010 и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.08.2010 по делу N А35-11359/2009, оставить без изменения, а кассационную жалобу Межрайонной ИФНС России N 1 по Курской области - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с даты его принятия.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Ссылки налогового органа на взаимозависимость ЗАО "Т" и ООО "Р", ООО "А", ООО "Т", которая, по его мнению, повлияла на уклонение налогоплательщика от уплаты налогов, в данном случае не имеют правового значения, поскольку в соответствии с п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ N 53 от 12.10.2006, взаимозависимость участников сделок сама по себе не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Кроме того, взаимозависимость юридических лиц не является нарушением законодательства, в том числе налогового, а гл. 25 НК РФ не предусмотрены особые правила определения расходов взаимозависимыми налогоплательщиками.

Наличие взаимозависимости в силу п.п. 1 п. 2 ст. 40 НК РФ является основанием для проверки правильности применения цен по сделкам.

...

Доказательств совершения Обществом и его контрагентами согласованных действий, направленных на искусственное создание условий для получения незаконной налоговой выгоды, Инспекция в нарушение п. 6 ст. 108 НК РФ, ч. 1 ст. 65, ч. 5 ст. 200 АПК РФ не представила.

В связи с этим выводы налогового органа о преднамеренном вовлечении в хозяйственный оборот вместо свеклосеющих хозяйств, применяющих специальный налоговый режим в виде единого сельскохозяйственного налога и не уплачивающих налог на добавленную стоимость, принципалов, находящихся на общей системе налогообложения и уплачивающих в бюджет налог на добавленную стоимость, являются предположительными.

При таких обстоятельствах, произведенные Обществом по данному эпизоду расходы обоснованно признаны судом документально подтвержденными и экономически обоснованными, то есть соответствующие критериям, установленным ст. 252 НК РФ, для включения их в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу при исчислении налога на прибыль."


Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 12 января 2011 г. по делу N А35-11359/2009


Текст постановления предоставлен Федеральным арбитражным судом Центрального округа по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Документ приводится с сохранением орфографии и пунктуации источника


Документ приводится в извлечении: без указания состава суда, рассматривавшего дело, и фамилий лиц, присутствовавших в судебном заседании


Хронология рассмотрения дела:


12.01.2011 Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа N Ф10-5740/10