Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 28 июня 2010 г. N Ф09-4706/10-С3 по делу N А71-14427/2009-А18 Суд отказал в признании недействительным решения инспекции о доначислении спорной суммы налога на прибыль, поскольку налогоплательщик на основании договоров перевода долга, исполняя обязательства по договорам займа перед иностранными компаниями, получил доход в виде положительной курсовой разницы, убыток в виде отрицательной курсовой разницы и обязан учесть полученные доход и убыток при формировании налоговых обязательств по указанному налогу, основания исполнения обязательств, выраженных в иностранной валюте, правового значения не имеют (извлечение)

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа
от 28 июня 2010 г. N Ф09-4706/10-С3 по делу N А71-14427/2009-А18

 

Дело N А71-14427/2009-А18

ГАРАНТ:

См. также Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 30 июня 2011 г. N Ф09-2890/11 по делу N А07-12512/2010

См. также Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 19 января 2010 г. по делу N А56-17668/2009

См. также Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 16 сентября 2009 г. N Ф09-5834/09-С3

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе: председательствующего Глазыриной Т.Ю., судей Гусева О.Г., Первухина В.М., рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного общества "АСПЭК" (далее - общество, налогоплательщик) на решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 28.12.2009 по делу N А71-14427/2009-А18 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.03.2010 по тому же делу.

В судебном заседании приняли участие представители Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Удмуртской Республике (далее - инспекция, налоговый орган) - Шалькина А.Н. (доверенность от 01.06.2010 N 02-33), Федько Д.В. (доверенность от 14.01.2010).

Представитель общества, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещенного надлежащим образом путем направления копии определения о принятии кассационной жалобы к производству заказным письмом с уведомлением, а также размещения данной информации на официальном сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа, в судебное заседание не явился.

Общество обратилось в Арбитражный суд Удмуртской Республики с заявлением (с учетом уточнения заявленных требований в порядке, предусмотренном ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) о признании недействительным решения инспекции от 29.04.2009 N 09-57/5 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налога на прибыль по п. 1.2, 1.3.1, 1.3.2 в сумме 4 875 132 руб., доначисления налога на прибыль по п. 1.3.4 в сумме 321 933 руб., привлечения к ответственности на основании ст. 123 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) в виде взыскания штрафа за невыполнение обязанности налогового агента по удержанию и перечислению налога на доходы физических лиц за 2006-2007 годы в сумме 1945 руб., доначисления пени по налогу на прибыль в сумме 28 532 руб. 22 коп., взыскания штрафов.

Судом первой инстанции в порядке, предусмотренном ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, принят отказ общества от заявленных требований в части признания решения инспекции от 29.04.2009 N 09-57/5 недействительным по основаниям, изложенным в п. 3 заявления (по обстоятельствам, связанным с исчислением в завышенных размерах налога на прибыль (переплате за 2006, 2007 годы).

Решением суда от 28.12.2009 (судья Буторина Г.П.) обществу отказано в удовлетворении заявленных требований.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.03.2010 (судьи Сафонова С.Н., Голубцов В.Г., Гулякова Г.Н.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе общество просит судебные акты отменить, заявленные требования удовлетворить, ссылаясь на несоответствие выводов судов обстоятельствам дела и неправильное применение п. 11 ст. 250, п. 1 ст. 265, ст. 123, подп. 2 п. 2 ст. 212 Кодекса. В обоснование жалобы указано на необоснованное доначисление налога на прибыль в сумме 4 875 132 руб. в связи с тем, что общество не получало денежных средств от заимодавцев, кредиторская задолженность перед иностранными заимодавцами возникла у общества на основании договора перевода долга, оформленного с прежним заемщиком, заемные средства обществу не передавались, дохода по указанным сделкам не имелось, и отсутствует обязанность по исчислению налога на прибыль с положительных и отрицательных курсовых разниц по договорам займа с иностранными заимодавцами. Кроме того, датой возникновения налоговых обязательств по договору займа от 20.03.2006 N N-BR/01 является дата согласования перевода долга с иностранным кредитором. По мнению общества, выводы судов об иной дате возникновения обязанностей у нового заемщика по договору займа влияет на права и законные интересы иностранного кредитора, не привлеченного к участию в деле. Обществом указано на необоснованное доначисление налога на прибыль в сумме 321 933 руб. 61 коп., поскольку им соблюдены условия для учета внереализационных расходов, в виде банковских процентов. По мнению общества, привлечение к ответственности на основании ст. 123 Кодекса является необоснованным, так как при получении физическими лицами дохода в форме материальной выгоды без оформления нотариальной доверенности обязанность по исчислению и уплате налога налоговым агентом не предусмотрена ст. 224 Кодекса.

В отзыве на кассационную жалобу инспекция просит судебные акты оставить без изменения, ссылаясь на их законность и обоснованность. Инспекцией указано на то, что в связи с заключением договоров о переводе долга у общества появился полный объем прав и обязанностей заемщика по договорам займа с иностранными организациями, возникла кредиторская задолженность (обязательство) в иностранной валюте и доход в виде курсовой разницы. При этом налоговое законодательство не связывает наличие положительной курсовой разницы и наличие дохода, подлежащего налогообложению с фактическим получением налогоплательщиком денежных средств от должника, в данном случае - закрытого акционерного общества "Байкал-ресурс" (далее - общество "Байкал-ресурс").

В подтверждение выводов судов налоговым органом указано на то, что по договорам перевода долга от 31.05.2006 N 361-АП/06, 360-АП/06 заемщик в момент подписания договора сторонами и согласования его с кредитором передает новому заемщику расчет задолженности перед кредитором. На последних страницах договора проставлены подписи сторон договоров о переводе долга, в том числе, со стороны кредитора проставлена подпись должностных лиц иностранных компаний, скрепленных печатями компаний. Фактическими обстоятельствами дела установлено, что согласование договоров о переводе долга представителями иностранных компаний произошло в момент заключения договоров, то есть 31.05.2006. Размер начисленной налоговым органом суммы налога на прибыль соответствует нормам налогового законодательства и основан на представленных в ходе проверки и имеющихся в материалах дела документах, в полном объеме оцененных судами первой и апелляционной инстанции. Права и обязанности иностранных компаний в ходе рассмотрения дела в суде первой и апелляционной инстанции предметом настоящего дела не являлись. Привлеченные обществом в соответствии с кредитными договорами от 27.10.2005 N 8004, от 28.10.2005 N 8017 денежные средства направлены не на пополнение собственных оборотных средств и осуществление собственной финансово-хозяйственной деятельности общества, а фактически направлены на предоставление указанных денежных средств в пользование закрытому акционерному обществу "Байкал-Ойл" (далее - общество "Байкал-Ойл"), при этом услуги по передаче денежных средств в адрес общества "Байкал-Ойл" носили безвозмездный характер. Привлечение обществом кредитных денежных средств и дальнейшая их передача обществу "Байкал-Ойл" не были направлены на достижение положительного экономического результата. Учет указанных операций в качестве предоплаты за товар, поставка которого не могла быть произведена в силу отсутствия товара у поставщика, а также отсутствия приобретения товара поставщиком у третьих лиц в указанной количестве, не соответствует экономическому смыслу. Следовательно, включение в состав внереализационных расходов процентов, начисленных в соответствии с кредитными договорами, не соответствуют требованиям, установленным ст. 252 Кодекса. Поскольку общество, являясь налоговым агентом, не перечислило в бюджет сумму налога на доходы физических лиц из расчета по ставке 35%, следовательно, налоговым органом обоснованно применена мера ответственности в виде взыскания штрафа, предусмотренного ст. 123 Кодекса.

Как следует из материалов дела, инспекцией по результатам комплексной выездной налоговой проверки составлен акт от 27.03.2009 09-59/5 и принято решение от 29.04.2009 N 09-57/5 о привлечении к ответственности, предусмотренной ст. 122, 123 Кодекса, в виде взыскания штрафа в сумме 751 781 руб. 90 руб. в связи с неуплатой налога на прибыль, штрафа в сумме 1945 руб. в связи с неполным перечислением сумм налога на доходы физических лиц, не удержанного налоговым агентом и не уплаченного в бюджет, доначислении налога на прибыль в сумме 5 235 607 руб. 86 коп., транспортного налога в сумме 1950 руб., начислении соответствующих пеней в общей сумме 29 107 руб. 97 коп.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Удмуртской Республике от 26.06.2009 N 14-06/07928 решение инспекции от 29.04.2009 N 09-57/5 оставлено без изменения, утверждено.

Считая решение инспекции от 29.04.2009 N 09-57/5 частично недействительным, общество обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Основанием для доначисления налога на прибыль в сумме 4 875 132 руб. послужили выводы инспекции о занижении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль в 2006-2007 годах, в связи с тем, что обществом при исчислении налога на прибыль не учтены положительные и отрицательные курсовые разницы при исполнении обязательств общества "Байкал-ресурс" перед иностранными контрагентами по договорам займа, принятым обществом по договорам о переводе долга.

Отказывая в удовлетворении требования о признании недействительным оспариваемого решения инспекции в указанной части, суды исходили из того, что общество на основании договоров перевода долга, исполняя обязательства по договорам займа перед иностранными компаниями, получило доход в виде положительной курсовой разницы, убыток в виде отрицательной курсовой разницы и обязано учесть полученные доход и убыток при формировании налоговых обязательств по налогу на прибыль, основания исполнения обязательств, выраженных в иностранной валюте, правового значения не имеют. Судами также указано на верное определение налоговым органом момента возникновения обязательства с учетом даты заключения договора перевода долга 31.05.2006.

В соответствии с п. 11 ст. 250 Кодекса в редакции, подлежащей применению к спорным правоотношениям, в целях исчисления налога на прибыль внереализационными доходами признаются доходы, не указанные в ст. 249 Кодекса, в виде положительной курсовой разницы, возникающей от переоценки имущества в виде валютных ценностей (за исключением ценных бумаг, номинированных в иностранной валюте) и требований (обязательств), стоимость которых выражена в иностранной валюте, в том числе по валютным счетам в банках, проводимой в связи с изменением официального курса иностранной валюты к рублю Российской Федерации, установленного Центральным банком Российской Федерации.

Положительной курсовой разницей в целях настоящей главы признается курсовая разница, возникающая при дооценке имущества в виде валютных ценностей (за исключением ценных бумаг, номинированных в иностранной валюте) и требований, выраженных в иностранной валюте, либо при уценке выраженных в иностранной валюте обязательств (в редакции, подлежащей применению к спорным правоотношениям).

В соответствии с п. 1 ст. 265 Кодекса в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и(или) реализацией. К таким расходам относятся, в частности, расходы в виде отрицательной курсовой разницы, возникающей от переоценки имущества в виде валютных ценностей (за исключением ценных бумаг, номинированных в иностранной валюте) и требований (обязательств), стоимость которых выражена в иностранной валюте, в том числе по валютным счетам в банках, проводимой в связи с изменением официального курса иностранной валюты к рублю Российской Федерации, установленного Центральным банком Российской Федерации (в редакции, подлежащей применению к спорным правоотношениям).

Отрицательной курсовой разницей в целях настоящей главы признается курсовая разница, возникающая при уценке имущества в виде валютных ценностей (за исключением ценных бумаг, номинированных в иностранной валюте) и требований, выраженных в иностранной валюте, или при дооценке выраженных в иностранной валюте обязательств (в редакции, подлежащей применению к спорным правоотношениям).

Судами установлено, что в 2005 году обществом "Байкал-Ресурс" от компании "Вэнг трейдинг Лимитед" получен заем в размере 10 000 000 долларов США по договору от 24.03.2005 N 9, в 2006 году общество "Байкал-Ресурс" от компании "Nemplast LTD" получен заем 12 000 000 долларов США по договору от 20.03.2006.

В 2006 году между обществом "Байкал-Рексурс" (заемщик) и обществом (новый заемщик) заключены договоры о переводе долга от 31.05.2006, возникшего у первого заемщика по договорам с иностранными компаниями, а также обязанности по уплате договорных процентов.

В результате перевода долга у общества возникло обязательство перед компаниями "Вэнг трейдинг Лимитед" и "Nemplast LTD" по погашению займа и уплате процентов, выраженных в иностранной валюте.

С учетом изменения курса доллара США налогоплательщик получил доход в виде положительной курсовой разницы и убыток в виде отрицательной курсовой разницы, что отражено обществом в бухгалтерском учете, но не учтено при формировании налоговых обязательств.

Суды пришли к обоснованному выводу о том, что при налогообложении прибыли учитывается доход или убыток, полученный от имущества или требований, выраженных в иностранной валюте в связи с изменением курса соответствующей валюты, в связи с чем основания исполнения обязательств, выраженных в иностранной валюте, правового значения не имеют.

Также апелляционным судом верно отклонен довод налогоплательщика о том, что налоговым органом неверно определен момент возникновения обязательства, без учета даты согласования договора о переводе долга кредитором.

В силу п. 8 ст. 271, п. 10 ст. 272 Кодекса при методе начисления доходы и расходы от обязательств, выраженных в иностранной валюте, для целей налогообложения пересчитываются в рубли по официальному курсу, установленному Центральным банком Российской Федерации на дату признания соответствующего дохода. Обязательства и требования, выраженные в иностранной валюте, имущество в виде валютных ценностей пересчитываются в рубли по официальному курсу, установленному Центральным банком Российской Федерации на дату перехода права собственности по операциям с указанным имуществом, прекращения (исполнения) обязательств и требований и(или) на последний день отчетного (налогового) периода в зависимости от того, что произошло раньше

Судами из приведенного в решении налогового органа расчета сумм курсовых разниц по договорам перевода долга от 31.05.2006 N 60-АП-06 и от 31.05.2006 N 361-П-06 установлено, что при определении налоговых обязательств, инспекция исходила из даты подписания договоров о переводе долга - 31.05.2006, и окончания отчетного периода по налогу на прибыль (последний день месяца), даты погашения долга.

В соответствии с п. 1 ст. 391 Гражданского кодекса Российской Федерации перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора.

В силу п. 2 ст. 391, ст. 389 Гражданского кодекса Российской Федерации соглашение о переводе долга заключается в простой письменной форме.

При этом положения параграфа 2 гл. 24 Гражданского кодекса Российской Федерации не связывают наступление правовых последствий по соглашению с датой согласования перевода долга с кредитором.

Таким образом, налоговый орган обоснованно исходил при определении дохода и расхода из даты заключения договора - 31.05.2006.

При таких обстоятельствах выводы судов о правомерности оспариваемого решения инспекции являются законными, обоснованным и соответствуют установленным обстоятельствам дела.

Доводы общества, изложенные в кассационной жалобе о том, что при исполнении обязательств по договорам перевода долга не получен доход в виде заемных средств, датой возникновения обязательств следует считать дату согласования договоров перевода долга иностранной компанией, и рассмотрение дела без участия иностранных компаний, предоставивших заем, нарушает права указанных лиц, являются несостоятельными, противоречат требованиям, предусмотренным п. 11 ст. 250, подп. 5 п. 1 ст. 265, п. 8 ст. 271, п. 10 ст. 272 Кодекса и не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судами о получении обществом дохода в виде положительных курсовых разниц, убытка в виде отрицательных курсовых разниц, подлежащих учету для целей исчисления налога на прибыль в силу прямого указания норм налогового законодательства, о согласовании договоров о переводе долга представителями иностранных компаний в момент заключения договоров, 31.05.2006. Принятые судебные акты не затрагивают права и обязанности иностранных компаний, поскольку предметом рассмотрения дела является законность решения инспекции о доначислении налогов, пеней, штрафа, принятого по результатам выездной налоговой проверки общества.

Основанием для доначисления налога на прибыль в сумме 321 933 руб. 61 коп., начисления пени и штрафа послужили выводы инспекции о необоснованном завышении внереализационных расходов на сумму начисленных и уплаченных процентов по кредитным договорам, заключенным с открытым акционерным обществом "Сбербанк России", полученные денежные средства, по которым в сумме 291 971 338 руб. 34 коп. переданы в безвозмездное пользование обществу "Байкал-Ойл".

Отказывая в удовлетворении заявленных требований о признании недействительным оспариваемого решения в указанной части, суды исходили из того, что обществом кредитные денежные средства в сумме 291 971 338 руб. 34 коп. переданы в безвозмездное пользование обществу "Байкал-Ойл" заведомо без намерения получения дохода, и из доказанности налоговым органом необоснованности спорных расходов, не отвечающих требованиям, предусмотренным ст. 252, подп. 2 п. 1 ст. 265 Кодекса.

В соответствии со ст. 252 Кодекса в целях определения налоговой базы по налогу на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 настоящего Кодекса).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных ст. 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и(или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Пунктом 2 ст. 252 Кодекса установлено, что расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

Из приведенной нормы следует, что вне зависимости от характера расхода обязательным условиям для его принятия к учету в целях налогообложения прибыли является его направленность на получение дохода.

В силу подп. 2 п. 1 ст. 265 Кодекса в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и(или) реализацией. К таким расходам относятся расходы в виде процентов по долговым обязательствам любого вида, в том числе процентов, начисленных по ценным бумагам и иным обязательствам, выпущенным (эмитированным) налогоплательщиком с учетом особенностей, предусмотренных ст. 269 Кодекса (для банков особенности определения расходов в виде процентов определяются в соответствии со ст. 269 и 291 Кодекса), а также процентов, уплачиваемых в связи с реструктуризацией задолженности по налогам и сборам в соответствии с порядком, установленным Правительством Российской Федерации.

При этом расходом признаются проценты по долговым обязательствам любого вида вне зависимости от характера предоставленного кредита или займа (текущего и(или) инвестиционного). Расходом признается только сумма процентов, начисленных за фактическое время пользования заемными средствами (фактическое время нахождения указанных ценных бумаг у третьих лиц) и первоначальной доходности, установленной эмитентом (ссудодателем) в условиях эмиссии (выпуска, договора), но не выше фактической.

Судами установлено, что между налогоплательщиком и обществом "Сбербанк России" заключены договоры от 27.10.2005 N 8004, от 28.10.2005 N 8017 об открытии возобновляемой кредитной линии для пополнения оборотных средств. Заемные средства в сумме составили 440 000 000 руб.

Общество в 2006 году осуществляло возврат заемных денежных средств. За пользование денежными средствами, полученными по указанным кредитным договорам, начислены проценты в размере 11,5% в соответствии с условиями договора, что составило 26 456 128 руб. 61 коп., которые отнесены к внереализационным расходам при исчислении налога на прибыль.

В ходе налоговой проверки установлено, что 291 971 338 руб. 34 коп. заемных средств перечислены обществом в адрес общества "Байкал-Ойл" по дополнительному соглашению от 03.05.2006 N 4 за поставку мазута марки М-100.

Иных денежных средств в указанной сумме для перечисления обществу "Байкал-Ойл" общество не имело.

В рамках договора поставки нефтепродуктов от 31.12.2003 N ЮО-БО/2003 (972-Г3/2003) между обществом (покупатель) и обществом "Байкал-Ойл" (поставщик) заключено соглашение от 03.05.2006 N 4 на поставку мазута марки М-100в количестве 29 160 тонн по цене 5200 руб. за тонну с отгрузкой в срок до 14.05.2006.

В соответствии с условиями данного соглашения сторонами согласована оплата за товар в течение 60 дней с момента поставки.

Дополнительным соглашением от 15.05.2006 N 5/1 соглашение N 4 расторгнуто с условием возврата денежных средств в течение 15 дней.

Из допроса Тарасова Ю.А., работавшего с марта 2005 года в должности заместителя генерального директора по экономике и финансам, следовало, что предположительно, причиной расторжения соглашения являлось повышение стоимости нефтепродукции, причины перечисления денежных средств до поставки пояснить не смог.

В последующем между обществом и контрагентом заключались соглашения на поставку мазута по более высокой цене. В рамках договора от 01.01.2006 N 140-Г3/2006 осуществлял поставку нефтепродуктов в адрес общества "Байкал-Ойл", в том числе мазута марки М-100 по цене ниже, чем цена той же продукции по соглашению N 4, где поставщиком является общество "Байкал-Ойл".

Согласно сведениям Удмуртского отделения Сбербанка России N 8618 от 31.10.2008 N 13-18/23553 из анализа движения денежных средств на счете общества "Байкал-Ойл" установлено, что в день поступления денежные средства направлены обществом "Байкал-Ойл" поставщикам иной продукции и на погашение овердрафного кредита. Иными денежными средствами в указанный период общество "Байкал-Ойл" не располагало.

Отсутствие затрат на приобретение обществом "Байкал-Ойл" продукции во исполнение соглашение N 4 также следует из полной оборотной ведомости по счету 4101 "Товары опт" за период 01.01.2006 по 31.12.2007, из которой следует реализация приобретенного мазута марки М-100 иным организациям.

Таким образом, с учетом определенного в соглашении срока поставки -14.05.2006, данные движения денежных средств и товара указывают на отсутствие у поставщика намерения по исполнению соглашения N 4 при имеющейся возможности его исполнения.

Одним из учредителей общества "Байкал-Ойл" является закрытое акционерное общество "АСПЭК-Траст", которое, в свою очередь, также является учредителем налогоплательщика, что указывает на возможность взаимного влияния на финансово-хозяйственную деятельность названных организаций.

Оценив приведенные обстоятельства в совокупности и взаимосвязи в порядке, предусмотренном ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды пришли к обоснованному выводу о том, что налогоплательщиком перечислены денежные средства заведомо без намерения получения дохода в нарушение ст. 252 Кодекса, и правомерно отказали в удовлетворении заявленных требований о признании недействительным оспариваемого решения инспекции.

Доводы общества, изложенные в кассационной жалобе, направлены по существу на переоценку установленных по делу фактических обстоятельств, оснований для которой у суда кассационной инстанции в силу положений ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не имеется.

Доводы общества о том, что судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность осуществления расходов, не могут быть приняты во внимание и подлежат отклонению, поскольку судами исследованы основания учета расходов, предусмотренные налоговым законодательством и в ходе рассмотрения дела установлено, что спорные расходы не отвечают требованиям экономической обоснованности, направленности на получение дохода, и в соответствии с положениями, предусмотренными ст. 252, подп. 2 п. 1 ст. 265 Кодекса, не подлежат учету в составе внереализационных расходов.

Основанием для привлечения общества к ответственности, предусмотренной ст. 123 Кодекса, послужили выводы инспекции о невыполнении обязанности налогового агента по удержанию и перечислению налога на доходы физических лиц с материальной выгоды, полученной работниками Воронцовой И.Ю. и Тарасовым Ю.А. при получении от общества беспроцентного займа, общество при этом как налоговый агент неверно исчислило процентную ставку от полученной налоговой выгоды в размере 13%, вместо установленной п. 2 ст. 224 Кодекса - 35%

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из правомерности решения инспекции в указанной части, в связи с наличием в действиях общества состава вменяемого правонарушения.

Согласно ст. 123 Кодекса неправомерное неперечисление (неполное перечисление) сумм налога, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом влечет взыскание штрафа в размере 20 процентов от суммы, подлежащей перечислению.

В соответствии со ст. 224 Кодекса налоговая ставка устанавливается в размере 13 процентов, если иное не предусмотрено настоящей статьей.

Пунктом 2 ст.224 Кодекса налоговая ставка устанавливается в размере 35 процентов в отношении суммы экономии на процентах при получении налогоплательщиками заемных (кредитных) средств в части превышения размеров, указанных в п. 2 ст. 212 Кодекса, за исключением доходов в виде материальной выгоды, полученной от экономии на процентах за пользование налогоплательщиками целевыми займами (кредитами), полученными от кредитных и иных организаций Российской Федерации и фактически израсходованными ими на новое строительство либо приобретение на территории Российской Федерации жилого дома, квартиры или доли (долей) в них, на основании документов, подтверждающих целевое использование таких средств.

Согласно п. 2 ст. 212 Кодекса определение налоговой базы при получении дохода в виде материальной выгоды, выраженной как экономия на процентах при получении заемных (кредитных) средств, осуществляется налогоплательщиком в сроки, определяемые подп. 3 п. 1 ст. 223 Кодекса, но не реже чем один раз в налоговый период, установленный ст. 216 Кодекса.

В соответствии со ст. 228 Кодекса налогоплательщики обязаны представить в налоговый орган по месту своего учета налоговую декларацию.

Согласно п. 1 ст. 26 Кодекса налогоплательщик может участвовать в отношениях, регулируемых законодательством о налогах и сборах, через законного или уполномоченного представителя, если иное не предусмотрено Кодексом.

В силу п. 3 ст. 29 Кодекса уполномоченный представитель налогоплательщика - физического лица осуществляет свои полномочия на основании нотариально удостоверенной доверенности или доверенности, приравненной к нотариально удостоверенной в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации.

Из приведенных норм следует, что в 2006-2007 годах налогоплательщик обязан самостоятельно рассчитать налоговую базу и уплатить налог на доходы физических лиц с доходов в виде материальной выгоды от экономии на процентах при получении заемных (кредитных) средств, а организация-работодатель, выдавшая данные средства, может выступать в качестве налогового агента по налогу на доходы физических лиц в данном случае, только при предоставлении ей таких полномочий налогоплательщиком.

Судами установлено, что обществом выдан работникам Воронцовой И.О. и Тарасову Ю.А. беспроцентный заем. При этом названные лица обратились к обществу с заявлениями от 10.08.2005, 24.05.2004 производить расчет и налогообложение материальной выгоды, полученной от экономии на процентах за пользование денежных средств по договору займа.

Судами установлено и материалами дела подтверждено, что общество, являясь налоговым агентом по беспроцентным займам своих сотрудников, исчислило, удержало и перечислило налог с сумм дохода в виде полученной ими материальной выгоды по ставке 13%, в то время как налог следовало исчислять по ставке 35%.

На основании изложенного оспариваемое решение инспекции в части привлечения к ответственности, предусмотренной ст. 123 Кодекса, верно признано судами законным и обоснованным.

Основания для переоценки доказательств, подтверждающих вышеуказанные обстоятельства, у суда кассационной инстанции отсутствуют в силу ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Выводы судов соответствуют установленным по делу обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием к отмене судебных актов, не выявлено.

С учетом изложенного суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов и удовлетворения кассационной жалобы.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 28.12.2009 по делу N А71-14427/2009-А18 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.03.2010 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу закрытого акционерного общества "АСПЭК" - без удовлетворения.

Возвратить закрытому акционерному обществу "АСПЭК" из средств федерального бюджета госпошлину в сумме 1000 руб., излишне уплаченную по платежному поручению от 06.05.2010 N 1123 за подачу кассационной жалобы.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Статьей 123 НК РФ установлена ответственность налогового агента за неправомерное неперечисление (неполное перечисление) сумм налога, подлежащего удержанию и перечислению в бюджет.

По мнению налогового органа, организация обоснованно привлечена к ответственности по ст. 123 НК РФ, т.к., удерживая НДФЛ с материальной выгоды, полученной ее работниками, которым работодателем был выдан беспроцентный заем, неверно применила процентную ставку в размере 13 % вместо 35 %.

Суд пришел к выводу, что организация привлечена к ответственности на законных основаниях.

В соответствии с п. 1 ст. 224 НК РФ налоговая ставка устанавливается в размере 13 %, если иное не предусмотрено настоящей статьей.

Пунктом 2 ст. 224 НК РФ определено, что налоговая ставка устанавливается в размере 35 % в отношении суммы экономии на процентах при получении налогоплательщиками заемных (кредитных) средств в части превышения размеров, указанных в п. 2 ст. 212 НК РФ.

Согласно подп. 1 п. 2 ст. 212 НК РФ при получении налогоплательщиком дохода в виде материальной выгоды, указанной в подп. 1 п.1 настоящей статьи, налоговая база определяется как превышение суммы процентов за пользование заемными (кредитными) средствами, выраженными в рублях, исчисленной исходя из 2/3 действующей ставки рефинансирования, установленной ЦБ РФ на дату фактического получения налогоплательщиком дохода, над суммой процентов, исчисленной исходя из условий договора.

Установлено, что в проверяемом периоде организация выдала своим работникам беспроцентный заем и на основании их заявлений производила расчет и налогообложение материальной выгоды, полученной от экономии на процентах за пользование денежными средствами по договору займа. При этом НДФЛ был исчислен ею по ставке 13 %, а не по ставке 35 %, как следовало. В связи с этим налоговый орган обоснованно привлек ее к ответственности по ст. 123 НК РФ.


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 28 июня 2010 г. N Ф09-4706/10-С3 по делу N А71-14427/2009-А18


Текст постановления предоставлен Федеральным арбитражным судом Уральского округа по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Документ приводится с сохранением орфографии и пунктуации источника