Решение Арбитражного суда Свердловской области от 9 декабря 2009 г. N А60-42161/2009-С6 Судом удовлетворены заявленные требования в части признания незаконным доначисления истцу НДФЛ в связи с необоснованным исключением из налоговой базы сумм суточных, выплаченных работникам предприятия сверх нормативов, установленных приказом Минфина, поскольку размеры суточных при загранкомандировках установлены соответствующим локальным нормативным актом, к оформлению первичных документов инспекцией каких-либо замечаний не высказано (извлечение)

Решение Арбитражного суда Свердловской области
от 9 декабря 2009 г. N А60-42161/2009-С6

ГАРАНТ:

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 ноября 2010 г. N 9167/10 настоящее решение отменено в части отказа в признании недействительным решения налогового органа в части доначисления налога на прибыль при безвозмездной передаче имущества

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 13 мая 2010 г. N Ф09-3394/10-С3 по делу N А60-42161/2009-С6 настоящее решение оставлено без изменения

Резолютивная часть решения объявлена 2 декабря 2009 года

Полный текст решения изготовлен 9 декабря 2009 года

 

Арбитражный суд Свердловской области в составе судьи, при ведении протокола судебного заседания судьей,

рассмотрел в судебном заседании дело по заявлению открытого акционерного общества "Уральский электрохимический комбинат" к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Свердловской области о признании ненормативного акта недействительным,

при участии в судебном заседании:

от заявителя - И.Л. Теущаков, представитель по доверенности от 12.10.2009 N 48-19/090636; Е.Е. Вакулина, представитель по доверенности от 12.10.2009 N 48-19/090637; Т.Н. Ударцева, представитель по доверенности от 20.05.2009 N 48-19/090483, А.А. Комелев, представитель по доверенности от 26.10.2009 N 48-19/090645; А.В. Хохряков, представитель по доверенности от 09.11.2009 N 48-19/090656;

от заинтересованного лица - Е.В. Белоногова, представитель по доверенности от 23.02.2008 N 04-32; Т.И. Бетева, представитель по доверенности от 28.10.2009 N 04-32; А.И. Эйдлин, представитель по доверенности от 09.02.2009 N 04-32/7.

Лицам, участвующим в деле, процессуальные права и обязанности разъяснены. Отводов суду не заявлено.

ОАО "Уральский электрохимический комбинат" обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Свердловской области от 15.06.2009 N 33 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения недействительным в части начисления налога на прибыль в размере 44200563 рубля, налога на добавленную стоимость в размере 9569678 рублей, налога на доходы физических лиц в суммах 22410 рублей (пункт 3.1 решения) и 47630 рублей (пункт 3.2 решения), а также соответствующих пеней.

Заинтересованным лицом представлен отзыв с возражениями на заявленные требования.

Рассмотрев материалы дела, суд установил:

Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Свердловской области проведена выездная налоговая проверка по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и сборов в отношении ОАО "Уральский электрохимический комбинат".

Результаты проверки оформлены актом от 04.05.2009 N 33, рассмотрев который вместе с возражениями налогоплательщика, и.о. начальника инспекции вынесла решение от 15.06.2009 N 33 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Не согласившись с указанным решением, ОАО "Уральский электрохимический комбинат" обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

1. Как следует из оспариваемого решения, ОАО "Уральский электрохимический комбинат" в 2006 и 2007 годах необоснованно занизило налог на прибыль в размере 20579713 рублей при включении в состав расходов затрат на добровольное медицинское страхование работников по договорам добровольного медицинского страхования, заключенным со страховыми организациями.

В обоснование своей позиции инспекция ссылается на отсутствие страховых случаев ввиду непредставления листов нетрудоспособности. Кроме того, налоговый орган указывает на то, что часть работников получали медицинские услуги в рамках договоров обязательного медицинского страхования в МСЧ-31, являющимся в спорный период структурным подразделением предприятия.

Суд считает выводы налогового органа необоснованными, исходя из нижеследующего.

Пунктом 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в целях настоящей главы налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов. Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 настоящего Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Подпункт 16 статьи 255 Налогового кодекса Российской Федерации относит к расходам на оплату труда, в частности суммы платежей работодателей по договорам добровольного страхования, заключенным в пользу работников со страховыми организациями (негосударственными пенсионными фондами), имеющими лицензии, выданные в соответствии с законодательством Российской Федерации, на ведение соответствующих видов деятельности в Российской Федерации. Взносы по договорам добровольного личного страхования, предусматривающим оплату страховщиками медицинских расходов застрахованных работников, включаются в состав расходов в размере, не превышающем 3 процентов от суммы расходов на оплату труда.

Из указанной нормы не усматривается, что право работодателя включать в состав расходов по налогу на прибыль платежи по договорам добровольного медицинского страхования обусловлено наличием либо отсутствием последующих страховых случаев, в связи с чем исключение платежей по договорам добровольного медицинского страхования из состава расходов неправомерно.

Кроме того, в соответствии со статьей 6 Закона РФ от 28.06.1991 N 1499-1 "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации" право выбора медицинского учреждения и врача в соответствии с договорами обязательного и добровольного медицинского страхования принадлежит гражданам Российской Федерации, то есть застрахованным лицам, а не страхователям.

При этом налоговым органом не опровергнут довод заявителя о том, что суммы, полученные МСЧ-31 от оказания медицинских услуг, в установленном порядке включены в налоговую базу по налогу на прибыль.

Экономическую же целесообразность расходов по договорам добровольного медицинского страхования суд не призван проверять, что соответствует правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 24.02.2004 N 3-П и в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.06.2007 N 366-О-П.

2. Основанием для начисления налога на прибыль за 2006 и 2007 годы в сумме 7375509 рублей также послужил вывод налогового органа об отсутствии страховых случаев по договорам добровольного медицинского страхования.

Налоговый орган посчитал, что фактически налогоплательщик оплачивал путевки на лечение и отдых работников, в связи с чем исключил соответствующие суммы из состава расходов по налогу на прибыль на основании пункта 29 статьи 270 Налогового кодекса Российской Федерации.

Как уже указывалось выше, право работодателя включать в состав расходов по налогу на прибыль платежи по договорам добровольного медицинского страхования обусловлено наличием либо отсутствием последующих страховых случаев.

Заявитель указывает, что согласно программе добровольного медицинского страхования, являющейся приложением к договору коллективного добровольного медицинского страхования N 02-01/01-40 с ЗАО СК "Фарн", страховым случаем является заболевание застрахованного лица. Аналогичное определение страхового случая следует из договоров коллективного добровольного медицинского страхования с ООО "СК "Технополис" и ОАО "Согаз".

Кроме того, программа добровольного медицинского страхования предусматривает проведение восстановительного лечения после перенесенного заболевания, которое проводится по назначению лечащего врача, подтвержденного выпиской из медицинской карты застрахованного.

В обоснование отсутствия страховых случаев инспекция ссылается на отсутствие листков нетрудоспособности на время лечения в профилакториях. Между тем, суд отмечает, что наличие оформленного листка нетрудоспособности не является достаточным доказательством отсутствия заболевания или необходимости проведения восстановительного лечения.

Так, заявителем в судебное заседание представлены копии документов из историй болезни работников, объяснения работников, копии актов медико-экономической экспертизы. Из указанных документов видно, что работники предприятия направлялись в профилактории "Изумруд" и "Мать и дитя" в целях лечения и последующей реабилитации, то есть при наступлении страховых случаев.

Поскольку доводы налогоплательщика, подтвержденные соответствующими доказательствами, налоговым органом не опровергнуты, начисление налога на прибыль за 2006 и 2007 годы в сумме 7375509 рублей является необоснованным.

3. По мнению налогового органа, заявитель в 2006 году завысил расходы по налогу на прибыль на 5826685 рублей, включив в расходы всю сумму (15191000 рублей) по договору со страховой компанией "Технополис" от 19.05.2006, заключенному сроком на 1 год.

В соответствии с пунктом 6 статьи 272 Налогового кодекса Российской Федерации расходы по обязательному и добровольному страхованию (негосударственному пенсионному обеспечению) признаются в качестве расхода в том отчетном (налоговом) периоде, в котором в соответствии с условиями договора налогоплательщиком были перечислены (выданы из кассы) денежные средства на оплату страховых (пенсионных) взносов. Если по условиям договора страхования (негосударственного пенсионного обеспечения) предусмотрена уплата страхового (пенсионного) взноса разовым платежом, то по договорам, заключенным на срок более одного отчетного периода, расходы признаются равномерно в течение срока действия договора пропорционально количеству календарных дней действия договора в отчетном периоде.

Руководствуясь указанным правилом, налоговый орган распределил расходы между 2006 и 2007 годами, доначислив за 2006 год 1398404 рубля.

Не оспаривая правильность разделения расходов между 2006 и 2007 годами, заявитель указывает, что оснований для доначисления налога не было, поскольку инспекция должна была зачесть в счет недоимки, возникшей за 2006 год, переплату, образовавшуюся в этой же сумме в 2007 году.

Налоговый орган указывает на необходимость представления налогоплательщиком налоговой декларации.

Суд отмечает, что из положений статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что одной из целей выездной налоговой проверки является установление действительной обязанности проверяемого субъекта по уплате налогов.

Налоговым органом не оспаривается, что в результате разделения расходов по налоговым периодам у налогоплательщика возникло право на уменьшение налоговой базы в 2007 году именно в той сумме, на которую она была доначислена за 2006 год.

Поскольку налоговой проверкой охватывались оба налоговых периода, разделение расходов было произведено именно по инициативе инспекции, суд считает неправомерным требование инспекции о необходимости подачи уточненной декларации по налогу на прибыль за 2007 год для признания расходов, отнесенных к данному налоговому периоду самой же инспекцией.

Таким образом, поскольку завышение расходов в одном налоговом периоде и занижение расходов в последующем периоде не привело к образованию недоимки по налогу на прибыль, суд считает доначисление налога по итогам проверки по данному пункту неправомерным, в связи с чем оспариваемое решение в этой части является незаконным.

При этом заявитель обязан уплатить соответствующую сумму пени, что им не оспаривается.

4. Как следует из пункта 6 оспариваемого решения, налогоплательщик в 2006 году необоснованно списал задолженность Минимущества России в сумме 62074738 рублей за переданные права на долю предприятия в уставном капитале ООО "Комнейвабанк", акции ЗАО "Урало-Сибирский банк социального развития", акции ОАО "Уральский банк реконструкции и развития", долю в ООО "Страховая компания "Кольцо Урала".

Суть разногласий инспекции и налогоплательщика сводится к тому, является ли передача (долей) акций на основании распоряжения Правительства Российской Федерации от 02.04.2002 N 454-р возмездной или безвозмездной сделкой.

Согласно пункту 2 статьи 299 ГК РФ плоды, продукция и доходы от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении или оперативном управлении, а также имущество, приобретенное унитарным предприятием или учреждением по договору или иным основаниям, поступают в хозяйственное ведение или оперативное управление предприятия или учреждения в порядке, установленном настоящим Кодексом, другими законами и иными правовыми актами для приобретения права собственности.

В соответствии со статьей 18 Федерального закона "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" государственное или муниципальное предприятие распоряжается движимым имуществом, принадлежащим ему на праве хозяйственного ведения, самого, за исключением случаев, установленных настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами.

Согласно пункту 40 совместного постановления от 01.07.1996 Пленума Верховного Суда РФ N 6 и Высшего Арбитражного Суда РФ N 8 перечень прав собственника имущества, находящегося в хозяйственном ведении государственного (муниципального) предприятия, определен в соответствии с пунктом 1 статьи 295 ГК и иными законами.

При разрешении споров необходимо учитывать, что собственник (управомоченный им орган) наделен правом изымать, передавать в аренду либо иным образом распоряжаться имуществом, находящимся в хозяйственном ведении государственного (муниципального) предприятия.

В соответствии с пунктом 3 статьи 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Как указано в пункте 3 Обзора практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств (информационное Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21.12.2005 N 104), гражданское законодательство исходит из презумпции возмездности.

Поскольку из документов, представленных в обоснование передачи долей (акций), безвозмездность не усматривается, суд считает обоснованным довод заявителя о возмездном характере передачи.

Между тем, суд отмечает следующее.

В соответствии с пунктом 2 статьи 266 НК РФ безнадежными долгами (долгами, нереальными ко взысканию) признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения, на основании акта государственного органа или ликвидации организации.

Заявитель ссылается на письмо Федерального агентства по атомной энергии от 11.09.2006 N 03-5599, из которого следует, что компенсация предприятиям за переданные доли (акции) производиться не будет.

Между тем, в соответствии с пунктом 5.3.2 Положения о Федеральном агентстве по атомной энергии, утвержденного постановлением Правительства РФ от 28.06.2004 N 316, Федеральное агентство осуществляет в порядке и пределах, определенных федеральными законами, актами Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, полномочия собственника в отношении федерального имущества, необходимого для обеспечения исполнения функций федерального органа государственной власти в установленной пунктом 1 настоящего Положения сфере деятельности, в том числе имущества, переданного федеральным государственным учреждениям и федеральным государственным унитарным предприятиям, подведомственным Агентству.

Следовательно, в данном случае имеет место не прекращение обязательства в смысле статьи 417 ГК РФ, а односторонний отказ от исполнения обязательства, что является недопустимым в силу статей 309, 310 ГК РФ.

Таким образом, оснований для удовлетворения требований заявителя по данному пункту не имеется.

5. Основанием для доначисления налога на добавленную стоимость за 2006 и 2007 годы в размере 9339626 рублей послужил вывод инспекции о необоснованном невключении в налоговую базу сумм арендной платы по заключенным договорам аренды федерального имущества.

В соответствии со статьей 146 НК РФ объектом налогообложения признаются следующие операции: 1) реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав. В силу статьи 154 НК РФ налоговая база при реализации налогоплательщиком товаров (работ, услуг), если иное не предусмотрено настоящей статьей, определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен, определяемых в соответствии со статьей 40 настоящего Кодекса, с учетом акцизов (для подакцизных товаров) и без включения в них налога.

Из указанных норм следует, что выручка, полученная по договорам аренды, подлежала включению в налоговую базу по налогу на добавленную стоимость. Налогоплательщик полагает, что обязанность по уплате налога на добавленную стоимость должна быть исполнена арендаторами, а требование о повторной уплате налога не соответствует законодательству.

По общему правилу, предусмотренному статьей 45 НК РФ налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах. Применительно к налогу на добавленную стоимость исключение из данного правила предусмотрено статьей 161 НК РФ. Пунктом 3 статьи 161 НК РФ предусмотрено, что при предоставлении на территории Российской Федерации органами государственной власти и управления и органами местного самоуправления в аренду федерального имущества, имущества субъектов Российской Федерации и муниципального имущества налоговая база определяется как сумма арендной платы с учетом налога. При этом налоговая база определяется налоговым агентом отдельно по каждому арендованному объекту имущества. В этом случае налоговыми агентами признаются арендаторы указанного имущества. Указанные лица обязаны исчислить, удержать из доходов, уплачиваемых арендодателю, и уплатить в бюджет соответствующую сумму налога.

Конституционный Суд РФ в определении N 384-О от 02.10.2003 разъяснил, что порядок уплаты налога на добавленную стоимость, установленный пунктом 3 статьи 161 Налогового кодекса Российской Федерации, применяется в случае предоставления в аренду публичного имущества, не закрепленного на праве хозяйственного ведения либо оперативного управления за государственными унитарными предприятиями или учреждениями, т.е. составляющего государственную казну (абзац второй пункта 4 статьи 214 ГК Российской Федерации), при непосредственном участии публичных собственников в гражданских правоотношениях. При реализации на территории Российской Федерации услуг по предоставлению в аренду федерального имущества, имущества субъектов Российской Федерации и муниципального имущества организациями, которым такое имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения (статья 294 ГК РФ) или оперативного управления (статья 296 ГК РФ), исчисление и уплату в бюджет налога на добавленную стоимость осуществляют указанные организации.

Как следует из представленных договоров аренды, налогоплательщик сдавал в аренду имущество, принадлежащее ФГУП "Уральский электрохимический комбинат" на праве хозяйственного ведения (статья 294 ГК РФ).

Поэтому к рассматриваемому спору положения пункта 3 статьи 161 НК РФ неприменимы.

В судебном заседании заявитель признал правильность определения налоговой базы и суммы НДС по договорам аренды, о чем сделана отметка в протоколе судебного заседания от 27.11.2009, заверенная подписью уполномоченного представителя заявителя.

Суд принимает такое признание обстоятельств в порядке статьи 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Учитывая вышеизложенное, оснований для признания оспариваемого решения в указанной части недействительным не имеется.

6. В соответствии с подпунктом 2 пункта 2 статьи 149 НК РФ не подлежит налогообложению (освобождается от налогообложения) реализация (а также передача, выполнение, оказание для собственных нужд) на территории Российской Федерации медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями и (или) учреждениями, врачами, занимающимися частной медицинской практикой, за исключением косметических, ветеринарных и санитарно-эпидемиологических услуг.

Перечисленные в настоящей статье операции не подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения) при наличии у налогоплательщиков, осуществляющих эти операции, соответствующих лицензий на осуществление деятельности, лицензируемой в соответствии с законодательством Российской Федерации (пункт 6 статьи 149 НК РФ).

Установив в ходе проверки отсутствие у налогоплательщика лицензии на осуществление медицинской деятельности в период с 01.02.2007 по 08.02.2007, инспекция посчитала, что четвертая часть выручки от оказания медицинских услуг за февраль 2007 года подлежит обложению налогом на добавленную стоимость.

Суд отмечает, что налоговым орган избран неверный метод определения суммы подлежащего уплате налога.

Подпункт 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ содержит исчерпывающий перечень случае, в которых налоговый орган вправе определеить сумму наалога расчетным путем, - в случаях отказа налогоплательщика допустить должностных лиц налогового органа к осмотру производственных, складских, торговых и иных помещений и территорий, используемых налогоплательщиком для извлечения дохода либо связанных с содержанием объектов налогообложения, непредставления в течение более двух месяцев налоговому органу необходимых для расчета налогов документов, отсутствия учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения или ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги.

В рассматриваемом случае налоговый орган обязан был исчислить сумму на основании первичных документов, подтверждающих факты оказания услуг с 01.02.2007 по 08.02.2007, чего сделано не было.

Представленный в судебное заседание новый расчет НДС по данному эпизоду в сумме 89525 рублей, основанный на книге покупок, не может быть принят судом во внимание, поскольку не основан на вынесенном решении и не был предметом рассмотрения как в ходе проверки, так и при вынесении решения.

Кроме того, представленная книга покупок не является достаточным основанием для вывода об оказании услуг именно в период отсутствия лицензии, поскольку дата оказания медицинских услуг может не совпадать в датой выставления счета-фактуры.

Учитывая изложенное, оспариваемое решение по данному эпизоду является необоснованным и подлежит признанию недействительным.

7. Основанием для доначисления НДФЛ за 2006-2007 годы в размере 47630 рублей послужил вывод налогового органа о необоснованном исключении из налоговой базы сумм суточных, выплаченных работникам предприятия сверх нормативов, установленных приказом Минфина России от 02.08.2004 N 64н.

Согласно пункту 3 статьи 217 Налогового кодекса Российской Федерации (в действующей в спорный период редакции) при оплате работодателем налогоплательщику расходов на командировки как внутри страны, так и за ее пределы в доход, подлежащий налогообложению, не включаются суточные, выплачиваемые в пределах норм, установленных в соответствии с действующим.

Между тем законодательством о налогах и сборах ни нормы суточных, ни порядок их установления применительно к налогу на доходы физических лиц в спорном периоде не были определены; общий порядок установления таких норм и ограничения их размера были предусмотрены только трудовым законодательством.

Так, согласно статье 168 Трудового кодекса Российской Федерации в случае направления в служебную командировку работодатель обязан возмещать работнику дополнительные расходы, связанные с проживанием вне места постоянного жительства (суточные). Порядок и размеры возмещения расходов, связанных со служебными командировками, определяются коллективным договором или локальным нормативным актом организации. При этом размеры возмещения не могут быть ниже размеров, установленных Правительством Российской Федерации для организаций, финансируемых из федерального бюджета.

Следовательно, для организаций, не финансируемых из федерального бюджета, нормы суточных устанавливаются коллективным договором или локальным нормативным актом и ограничены только минимальным размером.

Совместным решением ФГУП "Уральский электрохимический комбинат" и Объединенного комитета профсоюза от 07.04.2005 N 52 предписано производить выплату суточных с 01.04.2005 для загранкомандировок в соответствии с нормами, установленными приказом Минфина России от 02.08.2004 N 64н, с учетом перечисленных повышающих коэффициентов.

Таким образом, размеры суточных при загранкомандировках установлены соответствующим локальным нормативным актом. К оформлению первичных документов инспекцией каких-либо замечаний не высказано.

Довод о нарушении принципов всеобщности и равенства налогового законодательства суд отклоняет, поскольку в данном случае речь идет о различных нормах командировочных расходов в зависимости от должностного положения в рамках одного субъекта налоговых правоотношений, что указанными принципами не затрагивается.

8. Заявитель полагает, что решение от 15.06.2009 N 33 подлежит отмене в части НДФЛ в размере 22410 рублей.

В ходе проверки было установлено, что ОАО "Уральский электрохимический комбинат" не удержало НДФЛ с сумм субсидий работникам на строительство или приобретение жилья, а также с оплаты за обучение.

По мнению инспекции, данное обстоятельство свидетельствует о нарушении статьей 210-212 Налогового кодекса Российской Федерации.

Не оспаривая правильность доначисления налога, заявитель указывает, что соответствующая сумма была им удержана и уплачена после принятия оспариваемого решения, но до вынесения решения УФНС России по Свердловской области по апелляционной жалобе налогоплательщика.

Суд отмечает, что основанием для признания недействительным решения налогового органа является его несоответствие фактической обязанности по уплате (удержанию) налогов на момент его вынесения.

Пунктом 2 статьи 140 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что по итогам рассмотрения жалобы на акт налогового органа вышестоящий налоговый орган (вышестоящее должностное лицо) вправе: 1) оставить жалобу без удовлетворения; 2) отменить акт налогового органа; 3) отменить решение и прекратить производство по делу о налоговом правонарушении; 4) изменить решение или вынести новое решение.

Поскольку на момент вынесения решения оно соответствовало действительной обязанности налогоплательщика по уплате налога, оснований для его отмены не было у вышестоящего налогового органа и не имеется у суда.

Учитывая вышеизложенное, требование заявителя следует удовлетворить частично и признать оспариваемое решение недействительным в части начисления налога на прибыль в размере 29353626 рублей, налога на добавленную стоимость в размере 229080 рублей, налога на доходы физических лиц в сумме 47630 рублей, а также соответствующих пеней.

Расходы по уплаченной госпошлине в размере 2000 рублей подлежат отнесению на заинтересованное лицо в силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд решил:

1. Заявленные требования удовлетворить частично.

2. Признать решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Свердловской области от 15.06.2009 N 33 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения недействительным в части начисления налога на прибыль в размере 29353626 рублей, налога на добавленную стоимость в размере 229080 рублей, налога на доходы физических лиц в сумме 47630 рублей, а также соответствующих пеней.

Обязать Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Свердловской области устранить допущенные нарушения прав налогоплательщика.

В остальной части в удовлетворении требований отказать.

3. Взыскать с Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Свердловской области в пользу открытого акционерного общества "Уральский электрохимический комбинат" 2000 рублей в возмещение расходов по уплате государственной пошлины.

4. Решение по настоящему делу вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба. В случае подачи апелляционной жалобы решение, если оно не отменено и не изменено, вступает в законную силу со дня принятия постановления арбитражного суда апелляционной инстанции.

5. Решение может быть обжаловано в порядке апелляционного производства в Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия решения (изготовления его в полном объеме), а также в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня вступления решения по делу в законную силу.

Апелляционная и кассационная жалобы подаются в арбитражные суды апелляционной и кассационной инстанций через арбитражный суд, принявший решение.

В случае обжалования решения в порядке апелляционного или кассационного производства информацию о времени, месте и результатах рассмотрения дела можно получить соответственно на интернет-сайте Семнадцатого арбитражного апелляционного суда http://17aas.arbitr.ru или Федерального арбитражного суда Уральского округа http://fasuo.arbitr.ru.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Решение Арбитражного суда Свердловской области от 9 декабря 2009 г. N А60-42161/2009-С6


Текст решения предоставлен Арбитражным судом Свердловской области по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Документ приводится с сохранением орфографии и пунктуации источника


Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 ноября 2010 г. N 9167/10 настоящее решение отменено в части отказа истцу в признании недействительным решения налогового органа в части доначисления налога на прибыль при безвозмездной передаче имущества


Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 13 мая 2010 г. N Ф09-3394/10-С3 по делу N А60-42161/2009-С6 настоящее решение оставлено без изменения