Определение Санкт-Петербургского городского суда от 17 января 2013 г. N 33-39/2013 (ключевые темы: акция - финансовые инструменты срочных сделок - налоговый агент - налоговый учет - операции с ценными бумагами)

Определение Санкт-Петербургского городского суда
от 17 января 2013 г. N 33-39/2013

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Рогачева И.А.

судей

Пучинина Д.А. и Кутыева О.О.

при секретаре

Михайловой Т.Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании 17 января 2013 года апелляционную жалобу Д. на решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 25 сентября 2012 года по гражданскому делу N 2-2527/12 по иску Д. к открытому акционерному обществу "Сбербанк России" о признании незаконным примененного банком метода определения документально подтвержденных расходов на приобретение пакета акций и об обязании банка определить указанные расходы, о признании недействительным исчисленного дохода и налога на доходы физических лиц.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения Д., поддержавшего жалобу, и представителя ответчика Веселовой Н.Н., полагавшей, что оснований для удовлетворения жалобы не имеется, судебная коллегия

установила:

Д. обратился в суд со следующими требованиями:

- о признании незаконным примененного налоговым агентом - ОАО "Сбербанк России" метода определения документально подтвержденных расходов истца на приобретение пакета акций в каждой из компаний после завершения реорганизации Российского открытого акционерного общества энергетики и электрификации "ЕЭС России" (ОАО РАО "ЕЭС России") в 2008 году для целей налогового учета после операций с акциями, проведенных банком по поручения истца в 2010 году;

- о признании недействительным исчисленного банком общего налогооблагаемого дохода истца, полученного от операций с акциями, проведенных банком в 2010 году по поручениям истца, в размере 416.747,20 руб., и исчисленного из этого дохода налога в сумме 54.177,00 руб.;

- об обязании банка определить документально подтвержденные расходы истца на приобретение пакета акций в каждой из компаний после завершения реорганизации ОАО РАО "ЕЭС России" в соответствии с требованиями пункта 5 статьи 277 Налогового кодекса Российской Федерации и разъяснений Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Министерства финансов РФ (письмо от 30.10.2008 г. N 03-04-06-01/322) и применить их к сделкам истца с акциями в 2010 году и в будущих сделках для целей налогового учета.

В рамках доказывания оснований иска истец просил обязать банк представить выписку-подтверждение о зачислении на его счет Депо акций, полученных после реорганизации ОАО РАО "ЕЭС России" в 2008 году, с указанием стоимости пакета акций каждой компании для целей налогового учета, рассчитанной в соответствии с требованиями п. 5 ст. 277 НК РФ, с их совокупной стоимостью, равной стоимости принадлежавшего истцу пакета акция РАО "ЕЭС России".

Решением Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 25.09.2012 г. в удовлетворении требований истца отказано.

В апелляционной жалобе Д. просит отменить вынесенное судом решение, считая его необоснованным и не соответствующим нормам материального права.

Дело рассмотрено судебной коллегией по правилам производства в суде первой инстанции на основании определения от 06.12.2012 г., в связи с выводом о допущенном судом первой инстанции процессуальном нарушении, предусмотренном пунктом 4 части 4 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Определением судебной коллегии к участию в деле в качестве третьего лица привлечен налоговый орган - Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 18 по Санкт-Петербургу, которая представила в суд письменные объяснения по существу спора (т.2, л.д.143-146) и просила рассмотреть дело в отсутствие её представителя.

Изучив материалы дела, обсудив доводы искового заявления и апелляционной жалобы, объяснения лиц, участвующих в деле, судебная коллегия приходит к следующему.

Из имеющихся в деле документов следует, что 24.03.2008 г. Д. был заключен с ОАО "Сбербанк России" договор на брокерское обслуживание в соответствии с "Условиями предоставления брокерских услуг Сбербанком России" и "Условиями осуществления депозитарной деятельности Сбербанком России" (т.2, л.д.4-16).

03.04.2008 г. в рамках заключенного договора, на основании депозитарных поручений истца банком был осуществлен прием перевода ценных бумаг, в том числе обыкновенных акций ОАО "РАО ЕЭС России" в количестве 54.300 штук и привилегированных акций ОАО "РАО ЕЭС России" в количестве 61.300 штук, что подтверждено выписками операций по счету депо (т.2, л.д.29-56) и не оспаривается сторонами.

26.10.2007 г. было проведено общее собрание акционеров ОАО "РАО ЕЭС России" в форме заочного голосования, на котором было принято решение о реорганизации акционерного общества в форме выделения ряда акционерных обществ; указанным решением было предусмотрено количество акций каждого из создаваемых в результате выделения акционерных обществ, распределяемых на определенное количество обыкновенных и привилегированных акций ОАО "РАО ЕЭС России", принадлежащих его акционерам, в зависимости от их позиции при голосовании организаций (л.д.108-231 - копия протокола).

В связи с произведенной реорганизацией в период с 02.07.2008 г. по 06.08.2008 г. банком был осуществлен прием перевода акций выделенных предприятий, полученных Д. в результате реорганизации, в общем количестве 26.711.599 штук.

В 2010 году банком по поручениям Д. были проведены операции по продаже ценных бумаг, в том числе акций акционерных обществ, созданных в результате реорганизации ОАО "РАО ЕЭС России" (т.1, л.д.32-36).

11.03.2011 г. Д. ответчиком была выдана справка о доходах физического лица за 2010 год (форма 2-НДФЛ), в которой была отражена сумма дохода по операциям с ценными бумагами в размере 745.150,37 руб., сумма налогового вычета в размере документально подтвержденных расходов на их приобретение в размере 328.403,17 руб., налоговая база в размере 416.747,20 руб., исчисленный исходя из этого налог на доходы физических лиц в размере 54.177 руб. и удержанный налог в размере 7 руб. (т.1, л.д.20).

Как следует из письменных объяснений банка, а также его ответа на обращение Д. (т.1, л.д.14-17, 19), указанный расчет был произведен банком исходя из того, что стоимость приобретения всего пакета акций компаний, образованных в результате реорганизации ОАО "РАО ЕЭС России", соответствовала стоимости приобретения акций последнего, ранее принадлежавших истцу - 4.005.359 рублей.

На этой основе банком была рассчитана средняя цена приобретения каждой из акций вновь образованных компаний (4.005.359 : 26.711.599 = 0,149948305 руб), исходя из которой были определены расходы истца на приобретение акций, отчужденных в 2010 году, и рассчитана налоговая база (путем вычета из суммы дохода от продажи акций суммы расходов на их приобретение).

Разрешая спор, суд первой инстанции сделал вывод о правильности этих действий банка, однако с таким выводом согласиться нельзя, поскольку он противоречит нормам материального права.

Статьей 214.1. Налогового кодекса Российской Федерации установлены особенности определения налоговой базы, исчисления и уплаты налога на доходы по операциям с ценными бумагами и по операциям с финансовыми инструментами срочных сделок.

Пунктом 14 названной статьи (в редакции Федерального закона от 25.11.2009 г. N 281-ФЗ) предусмотрено, что в целях настоящей статьи налоговой базой по операциям с ценными бумагами и по операциям с финансовыми инструментами срочных сделок признается положительный финансовый результат по совокупности соответствующих операций, исчисленный за налоговый период в соответствии с пунктами 6 - 13 настоящей статьи.

Согласно пункту 12 той же статьи в её целях финансовый результат по операциям с ценными бумагами и по операциям с финансовыми инструментами срочных сделок определяется как доходы от операций за вычетом соответствующих расходов, указанных в пункте 10 настоящей статьи.

Пунктом 7 ст. 214.1. установлено, что в целях настоящей статьи доходами по операциям с ценными бумагами признаются доходы от купли-продажи (погашения) ценных бумаг, полученные в налоговом периоде.

Согласно пункту 10 той же статьи в её целях расходами по операциям с ценными бумагами и расходами по операциям с финансовыми инструментами срочных сделок признаются документально подтвержденные и фактически осуществленные налогоплательщиком расходы, связанные с приобретением, реализацией, хранением и погашением ценных бумаг, с совершением операций с финансовыми инструментами срочных сделок, с исполнением и прекращением обязательств по таким сделкам.

В силу пункта 13 той же статьи, которым установлены особенности определения доходов и расходов для определения финансового результата по операциям с ценными бумагами и по операциям с финансовыми инструментами срочных сделок, при реализации акций (долей, паев), полученных налогоплательщиком при реорганизации организаций, расходами на их приобретение признается стоимость, определяемая в соответствии с пунктами 4 - 6 статьи 277 настоящего кодекса, при условии документального подтверждения налогоплательщиком расходов на приобретение акций (долей, паев) реорганизуемых организаций.

Обращаясь в суд, Д. правильно указывал на то, что в силу пункта 5 статьи 277 НК РФ (введен Федеральным законом от 06.06.2005 г. N 58-ФЗ) в случае реорганизации в форме выделения, разделения, предусматривающей конвертацию или распределение акций вновь создаваемых организаций среди акционеров реорганизуемой организации, совокупная стоимость полученных акционером в результате реорганизации акций каждой из созданных организаций и реорганизованной организации признается равной стоимости принадлежавших акционеру акций реорганизуемой организации, определяемой по данным налогового учета акционера.

Стоимость акций каждой из вновь созданной и реорганизованной организации, полученных акционером в результате реорганизации, определяется в следующем порядке.

Стоимость акций каждой вновь создаваемой организации признается равной части стоимости принадлежащих акционеру акций реорганизуемой организации, пропорциональной отношению стоимости чистых активов созданной организации к стоимости чистых активов реорганизуемой организации.

Стоимость акций реорганизуемой организации (реорганизованной после завершения реорганизации), принадлежащих акционеру, определяется как разница между стоимостью приобретения им акций реорганизуемой организации и стоимостью акций всех вновь созданных организаций, принадлежащих этому акционеру.

Стоимость чистых активов реорганизуемой и вновь созданных организаций определяется по данным разделительного баланса на дату его утверждения акционерами в установленном порядке.

Пунктом 6 той же статьи предусмотрено, что информация о чистых активах организаций (реорганизуемых и создаваемых) по данным разделительного баланса опубликовывается реорганизуемой организацией в течение 45 календарных дней с даты принятия решения о реорганизации в печатном издании, предназначенном для опубликования данных о государственной регистрации юридических лиц, а также предоставляется налогоплательщикам-акционерам (участникам, пайщикам) реорганизуемых организаций по их письменным запросам.

Примененная банком методика определения размера расходов Д. на приобретение ценных бумаг не соответствовала приведенным положениям закона, а кроме того, не учитывала фактический порядок приобретения акций компаний, созданных в результате реорганизации ОАО "РАО ЕЭС России", поскольку в соответствии с вышеназванным решением общего собрания акционеров РАО были установлены различные пропорции для определения количества акций каждого из выделяемых акционерных обществ, приходящегося на обыкновенные и привилегированные акции, принадлежащие акционерам РАО ЕЭС России.

Следовательно, определение "средней стоимости" приобретения акций вновь созданных компаний путем деления цены приобретения пакета акций ОАО "РАО ЕЭС России" на общее количество переданных Д. акций выделенных организаций не соответствовало фактическому порядку распределения этих акций и являлось некорректным.

Вместе с тем судебная коллегия приходит к выводу о невозможности применения избранного истцом способа защиты его прав и удовлетворения предъявленных требований в отношении ОАО "Сбербанк России".

В силу пункта 18 статьи 214.1. НК РФ (в редакции, действовавшей в период возникновения спорного правоотношения) налоговая база по операциям с ценными бумагами, по операциям с финансовыми инструментами срочных сделок, по операциям РЕПО с ценными бумагами и по операциям займа ценными бумагами определяется налоговым агентом по окончании налогового периода, если иное не установлено настоящим пунктом.

Налоговым агентом в целях настоящей статьи, а также статей 214.3 и 214.4 настоящего кодекса признаются доверительный управляющий, брокер, иное лицо, осуществляющее в интересах налогоплательщика операции с ценными бумагами и (или) финансовыми инструментами срочных сделок на основании соответствующего договора с налогоплательщиком: договора доверительного управления, договора на брокерское обслуживание, договора поручения, договора комиссии или агентского договора. Налоговый агент определяет налоговую базу налогоплательщика по всем видам доходов от операций, осуществляемых налоговым агентом в интересах налогоплательщика в соответствии с договором, за вычетом соответствующих расходов. Налоговый агент не учитывает при определении налоговой базы налогоплательщика доходы, полученные от операций, совершенных не на основании указанных выше договоров.

Таким образом, на ОАО "Сбербанк России" как на брокера законом возложены функции налогового агента в отношении доходов от операций с ценными бумагами и с финансовыми инструментами срочных сделок.

В силу пункта 1 статьи 24 НК РФ (в редакции Федерального закона от 27.07.2006 г. N 137-ФЗ) налоговыми агентами признаются лица, на которых в соответствии с настоящим кодексом возложены обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению налогов в бюджетную систему Российской Федерации.

Пунктом 2 той же статьи предусмотрено, что налоговые агенты имеют те же права, что и налогоплательщики, если иное не предусмотрено настоящим кодексом. Обеспечение и защита прав налоговых агентов осуществляются в соответствии со статьей 22 настоящего кодекса (т.е. в соответствии с нормами об обеспечении и защите прав налогоплательщиков (плательщиков сборов).

По смыслу этих положений закона налоговый агент является лицом, выступающим на стороне налогоплательщика и выполняющим за него функции, связанные с учетом его доходов, исчислением и уплатой налогов. Оснований для вывода о том, что на налогового агента возложены какие-либо властные функции, свойственные налоговому органу, приведенные нормы не дают.

Согласно пункту 3 статьи 24 налоговые агенты обязаны, в частности, правильно и своевременно исчислять, удерживать из денежных средств, выплачиваемых налогоплательщикам, и перечислять налоги в бюджетную систему Российской Федерации на соответствующие счета Федерального казначейства; письменно сообщать в налоговый орган по месту своего учета о невозможности удержать налог и о сумме задолженности налогоплательщика в течение одного месяца со дня, когда налоговому агенту стало известно о таких обстоятельствах; вести учет начисленных и выплаченных налогоплательщикам доходов, исчисленных, удержанных и перечисленных в бюджетную систему Российской Федерации налогов, в том числе по каждому налогоплательщику; представлять в налоговый орган по месту своего учета документы, необходимые для осуществления контроля за правильностью исчисления, удержания и перечисления налогов.

Исходя из этого результатом соответствующих действий налогового агента, как правило, является возникновение, изменение или прекращение правоотношений непосредственно между налогоплательщиком и государством в лице налоговых органов.

В данном случае, как следует из объяснений третьего лица - МИФНС N 18 по Санкт-Петербургу, которые подтверждены Д., а также из представленных последним в суд платежных документов, 10.08.2011 г. истцом была подана налоговая декларация за 2010 год, 23.01.2012 г. и 20.04.2012 г. были поданы уточненные налоговые декларации и на основании указанной выше справки формы 2-НДФЛ, полученной от ответчика, 19.04.2012 г. произведена уплата исчисленного Сбербанком России налога в сумме 54.170 руб. и пени в сумме 4.103,83 руб (т.2, л.д.143-146, 149, 150).

Заявленные истцом требования о признании недействительным исчисленного банком общего налогооблагаемого дохода истца от операций с акциями за 2010 г. и исчисленного из этого дохода налога в сумме 54.177,00 руб., а также об обязании банка определить в ином порядке документально подтвержденные расходы истца на приобретение акций и применить их к сделкам истца с акциями в 2010 году для целей налогового учета по существу сводятся к оспариванию объема обязанности истца по уплате налога на доходы физических лиц, которая, как указано выше, к настоящему времени фактически исполнена.

При таком положении, считая, что им излишне уплачен налог на доходы физических лиц, Д. вправе обратиться с соответствующим заявлением в налоговый орган в порядке подпункта 5 пункта 1 ст. 21 и подпункта 7 пункта 1 ст. 32 НК РФ, а при несогласии с принятым решением оспорить его в установленном порядке.

Что касается признания незаконным примененного ОАО "Сбербанк России" метода определения документально подтвержденных расходов истца на приобретение пакета акций в каждой из компаний после завершения реорганизации Российского открытого акционерного общества энергетики и электрификации "ЕЭС России" (ОАО РАО "ЕЭС России") в 2008 году для целей налогового учета после операций с акциями, проведенных банком по поручения истца в 2010 году, то такое признание не может рассматриваться как самостоятельный способ защиты прав истца, поскольку его удовлетворение не предполагает возложения на ответчика какой-либо конкретной обязанности в пользу истца.

В свою очередь, обязание банка применить конкретные правила к будущим сделкам истца с ценными бумагами для целей налогового учета также невозможно, как ввиду отсутствия конкретных данных о сделках, так и с учетом возможности изменения законодательства, подлежащего применению при исчислении налогов.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 25 сентября 2012 года по настоящему делу отменить.

В удовлетворении требований Д. к открытому акционерному обществу "Сбербанк России" о признании незаконным примененного банком метода определения документально подтвержденных расходов на приобретение пакета акций и об обязании банка определить указанные расходы, о признании недействительным исчисленного дохода и налога на доходы физических лиц - отказать.

 

Председательствующий

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение Санкт-Петербургского городского суда от 17 января 2013 г. N 33-39/2013


Текст определения размещен на официальном сайте Санкт-Петербургского городского суда в Internet (http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru)