Определение Рязанского областного суда от 2 ноября 2011 г. N 33-2123 (ключевые темы: применение последствий недействительности - оспоримая сделка - взыскание судебных расходов - место жительства)

Определение Рязанского областного суда
от 2 ноября 2011 г. N 33-2123

 

Судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда в составе:

председательствующего Насоновой В.Н.,

судей Споршевой С.В., Мошечкова А.И.,

при секретаре Черненко О.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе Новикова А.Ю. на решение Советского районного суда г. Рязани от 17 мая 2011 года, которым постановлено:

Исковые требования Новикова А.Ю. - удовлетворить частично.

Признать договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: <данные изъяты>, заключенный между Новиковым А.Ю. в лице поверенного Лукьянова А.В. и Прониной Е.И., Чистяковой Э.С. от 28.07.2008 г. недействительным.

В удовлетворении требований о применении последствий недействительности сделки в виде взыскания с Прониной Е.И. и Чистяковой Э.С. в пользу Новикова А.Ю. стоимости квартиры - отказать.

Взыскать с Прониной Е.И. и Чистяковой Э.С. в пользу Новикова А.Ю. судебные расходы в размере в <данные изъяты> рублей в равных долях с каждой, то есть по <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Споршевой С.В., объяснения Прониной Е.И., пояснившей, что она не согласна с решением суда, судебная коллегия установила:

Новиков А.Ю. обратился в суд с иском к Чистяковой Э.С., Прониной Е.И. о признании недействительной сделки купли-продажи квартиры и применении последствий ее недействительности.

В обоснование требований истец указал, что в указанной квартире он был зарегистрирован с 30.01.1989 г. по 30.06.2008 г., где проживал вместе с родителями ФИО1 и ФИО2.

В 1993 году отец оставил их семью из-за <данные изъяты>. <Данные изъяты> октября 2000 года отец скоропостижно умер.

С 2000 года в квартире стал проживать дядя ФИО3, страдающий <данные изъяты>.

<Данные изъяты>11.2007 г. мать умерла из-за <данные изъяты>.

После смерти матери <данные изъяты>. Он находился в подавленном состоянии и растерянности, в связи с чем пропустил очередное переосвидетельствование в бюро медико-социальной экспертизы по вопросу установления инвалидности.

В мае 2008 года умер дядя ФИО3, в квартире осталась проживать его сожительница, являющаяся наркоманкой. Наркоманы стали хозяевами квартиры, квартира быстро приходила в аварийное состояние, коммунальные услуги не оплачивались. От родственников он никакой помощи не получал, ему не с кем было посоветоваться, как поступить в сложившейся жизненной ситуации. С 2004 года он находится под диспансерным наблюдением врача <данные изъяты>.

В течение 6 месяцев он лишился людей, которые проявляли хоть какую-то заботу о нем, оказался в тяжелой жизненной ситуации, находился в таком состоянии, когда не был способен понимать значение своих действий и руководить ими, согласился на предложение ФИО4 и ФИО5 на продажу своей двухкомнатной квартиры и приобретения однокомнатной благоустроенной отремонтированной квартиры. Кроме этого ему обещали приобрести автомобиль и скутер.

Оформлением нотариально удостоверенной доверенности, продажей квартиры занимались ФИО4 и ФИО5, которые забрали у него документы на квартиру, паспорт, свидетельство о рождении, о заключении брака родителей, о смерти родителей, пенсионное свидетельство, пенсионное удостоверение, справки об инвалидности, медицинские документы.

Он был снят с регистрационного учета по месту жительства, проживал в разных местах в чужих домах и квартирах.

В августе 2008 года его квартира была продана, однако ни денег, ни документов, он не получил. Документы и деньги у ФИО4 забрал ФИО5 под предлогом приобретения для него квартиры.

Однако никакой квартиры для него никто не приобрел, денег и документов не возвратил. Он оказался на улице, его обращения в органы социальной защиты населения, милиции, опеки и попечительства остались без удовлетворения.

В результате сделки по отчуждению квартиры он остался без квартиры, без денег, без имущества, без документов, без регистрации по месту жительства. Совершением сделки по отчуждению квартиры были нарушены его права и охраняемые законом интересы. Из обстановки, предшествующей совершению сделки, и условий, в которых сделка осуществлялась, очевидно, что сделка была совершена под влиянием обмана в результате стечения тяжелых жизненных обстоятельств в состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий и руководить ими.

Кроме того, из действий лиц, участвующих в совершении сделки или помогавших осуществить ее, усматривается, что они действовали с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности.

По указанным основаниям истец просил признать сделку купли-продажи квартиры, расположенной по адресу <данные изъяты> недействительной, применить к недействительной сделке последствия ее недействительности - признать за ним право собственности на указанную квартиру, общей площадью <данные изъяты> кв. м.

В ходе производства по делу истец в порядке ст. 39 ГПК РФ исковые требования уточнил и просил признать сделку по договору купли-продажи от 28.07.2008 года в отношении квартиры, расположенной по адресу: <данные изъяты> недействительной; применить к недействительной сделке последствия ее недействительности - взыскать в пользу Новикова А.Ю. в счет возмещения стоимости спорной квартиры с Чистяковой Э.С. и Прониной Е.И. по <данные изъяты>руб. <данные изъяты> коп., а всего - <данные изъяты>руб. <данные изъяты>коп.; взыскать в пользу Новикова А.Ю. понесенные им судебные расходы с Чистяковой Э.С. и Прониной Е.И. по <данные изъяты>руб. с каждой, а всего - <данные изъяты>руб. В обоснование указанных требований указал, что применить последствия недействительности сделки, совершенной лицом, не способным понимать значение своих действий и руководить ими, путем получения вещи в натуре, невозможно, так как изменился правообладатель квартиры, истец имеет право на основании ст. 171 ГК РФ получить стоимость квартиры в деньгах с учетом индексации подлежащих возврату денежных сумм, что согласуется с позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 18.01.2005 г. N 23-О. Поскольку истец денег за квартиру не получал, и ответчиками обратное не доказано, ответчики обязаны возместить ему проиндексированную на индексы потребительских цен в Рязанской области с августа 2008 г. по февраль 2011 г. стоимость полученной ими квартиры.

Определением суда от 11.04.2011 г. в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, был привлечен новый собственник спорной квартиры Третьяков С.В.

Решением суда исковые требования удовлетворены частично, о чем постановлено вышеизложенное решение.

В кассационной жалобе Новиков А.Ю. просит решение в части отказа в удовлетворении требований о применении последствий недействительности сделки и снижении взысканных сумм судебных расходов отменить и направить дело в этой части на новое рассмотрение в суд первой инстанции, ссылаясь на его незаконность.

Обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит решение суда в обжалуемой части подлежащим отмене по следующим основаниям.

В силу ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения. Если сделка признана недействительной на основании данной статьи, соответственно применяются правила, предусмотренные абз. 2, 3 п. 1 ст. 171 ГК РФ.

В соответствии с абз.2, 3 п. 1 ст. 171 ГК РФ каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре - возместить его стоимость в деньгах. Дееспособная сторона обязана, кроме того, возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны.

Судом первой инстанции для определения состояния истца в период совершения действий по отчуждению квартиры была проведена судебно-психиатрическая экспертиза в ФГУ "Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии имени В.П. Сербского" Министерства здравоохранения и социального развития РФ, согласно заключению которой в период осуществления Новиковым А.Ю. действий по отчуждению квартиры с 01.06.2008 г. по 31.08.2008 г. (в том числе по выдаче доверенностей на имя ФИО4 от 03.06.2008 г., по составлению между ним и ФИО4 акта передачи денежных средств от 07.08.2008 г.) он не мог понимать значения своих действий и руководить ими.

С учетом указанного заключения судебной экспертизы суд пришел к выводу о недействительности договора купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: <данные изъяты>, заключенного между Новиковым А.Ю. в лице поверенного ФИО4, с одной стороны, и Прониной Е.И. и Чистяковой Э.С. - с другой стороны, по основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 177 ГК РФ.

Решение суда в указанной части не обжалуется, и в связи с отсутствием кассационных жалоб сторон судебной коллегией не проверяется.

Придя к выводу о недействительности сделки купли-продажи, суд первой инстанции отказал в применении двусторонней реституции, предусмотренной абз. 2 п. 1 ст. 171 ГК РФ, сославшись на то, что в настоящее время спорная квартира продана ответчиками по делу третьему лицу - Третьякову С.В., и истец вправе защитить нарушенное право, предъявив виндикационный иск к указанному лицу, однако неправильно избрал способ защиты нарушенного права, а выйти за пределы заявленных исковых требований суд не вправе.

Судебная коллегия по гражданским делам находит указанный вывод суда не соответствующим требованиям материального права.

В силу ст. 9 ГК РФ граждане по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Выбор одного из способов защиты гражданских прав, предусмотренных статьей 12 ГК РФ, принадлежит не суду, а истцу.

Истец не лишен возможности судебной защиты своего права способом, избранным им на основании ст. 12 ГК РФ - признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности.

Кроме того, по смыслу абз. 2 п. 1 ст. 171 ГК РФ обязанность стороны возместить стоимость полученного по недействительной сделке в деньгах связана с невозможностью стороны этой сделки возвратить в натуре указанное имущество, а не только с гибелью этого имущества, и не зависит от возможности истребования указанного имущества от третьих лиц, к которым перешло право собственности на него.

Таким образом, суд первой инстанции не имел правовых оснований для отказа в удовлетворении исковых требований истца в применении последствий недействительности оспоримой сделки.

Вместе с тем, вопрос о том, какое имущество было получено сторонами по сделке и о стоимости полученного (а также подлежащего возврату), судом остался не выясненным.

В решении суда имеются противоречивые (взаимоисключающие) суждения по вопросу получения истцом денежных средств в размере <данные изъяты>руб.

Указанные обстоятельства имеют юридическое значение для правильного разрешения дела, в связи с чем решение суда в части отказа в удовлетворении требований истца о применении последствий недействительности оспоримой сделки подлежит отмене по основаниям, предусмотренным п. 4 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ, а дело в этой части - направлению на новое рассмотрение в тот же районный суд, поскольку суд кассационной инстанции лишен возможности самостоятельно исправить ошибки, допущенные судом первой инстанции.

Кроме того отмене подлежит решение суда и в части взыскания судебных расходов, поскольку вопрос о размере судебных расходов, подлежащих взысканию в пользу выигравшей стороны, в соответствии со ст. 98 и ст. 100 ГПК РФ находится в зависимости от удовлетворения исковых требований истца, и дело в этой части - также подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду необходимо учесть изложенное, установить, какое имущество каждой из сторон было получено по сделке, его стоимость, и с учетом полученных данных разрешить вопрос о применении последствий недействительности сделки, а также с учетом положений ст.ст. 98, 100 ГПК РФ рассмотреть вопрос о взыскании судебных расходов.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия определила:

Решение Советского районного суда г. Рязани от 17 мая 2011 года в обжалуемой части: отказа в удовлетворении исковых требований Новикова А.Ю. о применении последствий недействительности сделки и в части судебных расходов - отменить, а дело - направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение Рязанского областного суда от 2 ноября 2011 г. N 33-2123


Текст документа размещен на официальном сайте Рязанского областного суда http://www.oblsud.riz.sudrf.ru